ЛитМир - Электронная Библиотека

Вова кивнул охране, и те вышли вместе с водителем.

— Мы одни… — похотливо прошептал Вова, обнимая меня.

— Там же всё видно… — Я слабо сопротивлялся.

— Ничегошеньки не видно, — пообещал Вова, расстёгивая молнию платья.

— Я люблю тебя, — прошептал я.

— И я тебя! — Вова достал из кармашка переднего кресла презерватив.

— Зачем это?! — возмутился я, но Вова уже ничего не слышал.

Потом он сказал:

— Тебя отвезут домой, ладно, малышка? А меня тут ждут. Дела.

Я кивнул.

— Ну-ну, улыбнись! — Вова взял меня за подбородок. — Зато я пойду в твоём свитере, хочешь?

— Хочу, — кивнул я.

— Ну всё, всё! — Вова поспешно вышел, и водитель, уже без охранников, сел в машину.

— Куда? — спросил он, не глядя на меня.

— Рублёво-Успенское шоссе, — сказал я.

Мы молча тронулись. В гостинице Млей разговаривал с администратором.

— Но мне удобно иметь Интернет в номере, — говорил Млей не разжимая губ, как мы обычно говорим меж собой.

Администратор смотрела в его фиолетовое лицо и злилась.

— Мастер может придти только завтра. Вот, не могу объяснить вашему товарищу, что это невозможно, — обратилась она ко мне, словно за помощью.

— Хорошо. Мы подождём до завтра, — сказал я.

В номере я спросил Млея:

— Зачем тебе Интернет?

Нет такой информации, которая была бы недоступна нам с Млеем.

— Odnoklassniki.ru, — сказал Млей. — Ты не понимаешь землян. Им мало встретить свой идеал, им ещё надо, чтобы идеал был в тренде.

— В тренде — это значит в журнале Forbes? — спросил я.

— Да. Представь себе. И Odnoklassniki.ru тоже тренд. Все сидят в «Одноклассниках»! — Млей был возбуждён. Я никогда не видел его таким.

— И перестань обзываться, — сказал я.

— Ладно. Не буду, — сказал Млей.

— Но раз уж нет интернета, может, поработаешь? — Я достал две капсулы своего ужина и проглотил их. Млей неодобрительно за мной наблюдал.

— Вот номер телефона мальчишки, он влюблен во взрослую женщину. Ему с ней интересно, она может его чему-то научить. А ровесницы ему надоели. Он — плейбой и красавчик.

— Давай, — согласился Млей. — Данила? — произнёс он в трубку. — Да, это я.

Девушки в купальниках танцевали на барной стойке Shatush.

Данила пришёл с розочкой.

— Как это мило! — сказал Млей.

— Ты сама очень милая, — улыбнулся Данила.

— Никогда в жизни не ужинала с настолько молодым человеком! — Млей заказал страусиное мясо. Данила выбрал суши, водку с вишнёвым соком и кальян на воде.

— Надеюсь, я тебя не разочарую, — снова улыбнулся Данила.

— Окей. Я готова проверить. Зазвонил телефон Данилы, но он не ответил.

— Куришь? — Данила протянул Млею одноразовый колпачок кальяна.

— Нет. Никогда не пробовала. — Принесли мясо и поставили перед Млеем. Он поблагодарил официанта. — Расскажи мне, чем ты занимаешься?

— Учусь, — пожал плечами Данила.

— А чем занимаются твои родители? — Млей заказал вторую порцию мяса

— Как и все. Заколачивают деньги. Никогда не видел, чтобы девушки столько ели. Ты не на диете?

— Нет. — Млей рассмеялся. — Я была некоторое время на диете, но мне это надоело.

— Полетели со мной на Ибицу? Я заказал борт на послезавтра, и есть ещё одно свободное место. Хочешь? Будет неплохая компания. Зажжём.

— Не могу. Послезавтра я читаю лекцию.

Даниле очень понравилось, что его новая знакомая — искусствовед. Он даже повторил это слово вслух по слогам: ис-кус-ство-вед.

— Мой отец давно собирает современное искусство, и я, честно говоря, знаю все эти имена. Но абсолютно в этом не разбираюсь. — Данила выпил еще водки, и тоже с вишневым соком. — Не понимаю. Фигня какая то.

Млей попробовал кальян. У него даже получилось пускать кольца.

— Хочешь, я прочту персональную лекцию? Только для тебя, — предложил Млей.

— Хочу. Очень. Я бы предпочёл серию персональных лекций. На любую тему. — Он многозначительно улыбнулся. — Поехали тусить?

Данилу радостно встречали в каждом московском заведении, девушки бросались ему на шею, целовали в щёку и что то кричали в ухо, перекрикивая музыку.

Данила крепко держал Млея за руку.

Они переезжали из клуба в клуб уже большой paзвесёлой компанией. Многие молодые люди были с охраной, и поэтому они путешествовали по ночной Москве длинной нахальной вереницей из десятка автомобилей. Охранники распихивали толпу перед входом в клуб, и face control моментально распахивал перед ними двери.

— У тебя давно с Данилой? — спросила у Млея молоденькая девушка, забирая у него кальян.

Млей улыбнулся. И промолчал.

— Я с ним тоже встречалась. — Ей приходилось кричать. — Данила классный!

— Мне кажется, здесь многие с ним встречались! — крикнул Млей в ответ, не отдавая кальян.

Девушка пожала плечами.

— Многие встречались, а у нас было серьёзно! — закричала она.

— И что? — прокричал Млей.

— Ничего! Я в Лондон учиться уехала!

— И как Лондон?

— Круто! Но здесь веселей!

Они все оказались в огромной квартире «сталинского» дома на Тверской. Родители Данилиного друга жили за границей и поручили сыну её сдать. Он сказал матери, что сдал и регулярно получает за неё деньги, а сам устраивал здесь весёлые вечеринки. С кредитной картой отца он в деньгах не нуждался.

Данила взял Млея за руку и потянул за собой.

Закрыл на защёлку дверь в ванной.

Они долго целовались. Когда Данила начал расстёгивать платье, Млей сказал, что хочет домой.

— Перестань! Всё только начинается! — Данила не выпускал Млея из рук.

— Зачем ты это делаешь? У нас всё было так хорошо сегодня… — Млей пытался вырваться.

— Будет ещё лучше! Ты мне веришь? Или проверишь? — Данила уже практически стащил с Млея платье.

— Ты же не хочешь этого! — закричал Млей.

Он кусался и царапался. Он отпихивал Данилу, пытаясь добраться до дверной ручки. Он кричал. Данила зажимал ему рот и злился. Когда он скрутил руки Млея на спине и наклонил его голову в раковину, Млей перестал сопротивляться.

— Ну что ты ревёшь? — спросил Данила. Потом, застёгивая штаны и рассматривая в зеркале свои исцарапанные плечи, он возмутился:- Вот дура! Посмотри, что ты сделала!

Он надел рубашку. Протянул Млею его платье.

— Ну перестань реветь! Хочешь, пойдём завтра пообедаем? Одевайся быстрей! — В дверь уже стучали.

Млей вышел из ванной пошатываясь, в не до конца застёгнутом платье и с размазанной по лицу тушью. Вокруг танцевали и веселились девушки с молодыми людьми.

Млей стоял рядом с ванной, прислонившись к стене.

— На. Выпей. — Данила протянул Млею рюмку с прозрачной жидкостью.

— Нет, не буду, — отвернулся Млей.

— Выпей. — Данила запрокинул голову Млея и вылил ему в рот водку. — Ну вот. Сейчас успокоишься. Пошли потанцуем?

— Я домой, — сказал Млей.

— Да ладно, пошли! — Данила схватил Млея за руку и потащил за собой.

Пара танцующих девушек подвинулась, и Млей с Данилой заняли их место.

— Пойдём выпьем! — сказал Данила и снова потащил Млея за собой. В углу комнаты была устроена барная стойка Данила выпил водки прямо из горлышка и протянул бутылку Млею. Млей сделал несколько больших глотков.

— Ты себя нормально чувствуешь? — спросил Данила, двигаясь в такт музыке. Пела Amy Winehouse. — Ты какая-то фиолетовая!

— Мне домой надо.

— Ладно. Спускайся. Мой водитель тебя отвезёт. Я позвоню. — Он чмокнул Млея в щёку.

Глава 6

Эта-Тета - i_006.jpg

Меня изнасиловали, — сказал Млей.

— Как это могло произойти? — спросил я.

— В ванной комнате. — Млей сидел в кресле и смотрел в окно.

— Я не спросил где, я спросил как, — уточнил я.

— Он не хотел. И поэтому я сопротивлялся. Млей не поворачивал голову в мою сторону.

— Если ты уверен, что он не хотел, то почему же он это сделал? — спросил я.

9
{"b":"210645","o":1}