ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возвращение
Я говорил, что люблю тебя?
Очаровательная девушка
Адмирал Джоул и Красная королева
Победи свой страх. Как избавиться от негативных установок и добиться успеха
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Эра Водолея
Колыбельная звезд
Волчья луна
A
A

— Я полностью согласен с вами, сэр. И уверен, что моя дочь придерживается такого же мнения. — (На всякий случай я энергично кивнула.) — Но боюсь, что одних наших обещаний держать рот на замке для вас будет недостаточно.

— Вообще-то достаточно, — произнесла мадам Пети. — Вполне. К тому же вы не располагаете никакими конкретными фактами, а вероятность того, что вам поверят на слово, ничтожно мала. Однако есть умная пословица: бережёного Бог бережёт. Поэтому мы предлагаем вам подвергнуться небольшой психообработке. Это не кодирование, нет. Это такой же блок, что установлен у меня с господином председателем, у обоих присутствующих здесь адмиралов, а также у многих правительственных чиновников и военных, имеющих дело с секретной информацией. Вмешательство в ваш разум будет минимальным, оно затронет лишь определённые ассоциативные связи и ни в коей мере не отразится на качестве ваших мыслительных способностей. Последнее могу вам гарантировать — по себе знаю.

«Ах, какие мы вежливые! — немного раздражённо подумала я. — Надо же: „мы предлагаем“. Можно подумать, что у нас есть выбор. Сказали бы просто: „вам необходимо“ или „мы так решили“. Но нет же — они предлагают. А отказа не примут…»

Отец, видимо, думал точно так же. Он всё понял, поэтому не стал со мной советоваться, а коротко ответил:

— Да, мэм, мы согласны.

— Только тут есть одна проблема, — вновь вступил в разговор месье Карно. — Она чувствительно затрагивает интересы мадемуазель Леблан. Боюсь, теперь она не сможет приступить к занятиям в военной академии.

Ого! Это уже плохо. Это очень-очень скверно…

— Но почему? — спросила я.

— Потому что при первом же всестороннем медицинском осмотре, которые в Аннаполисе проводятся ежеквартально, ваша блокировка будет обнаружена. Вокруг этого, разумеется, возникнет нездоровый ажиотаж. Я, впрочем, могу распорядиться, чтобы вы проходили плановые медосмотры не в академии, а при Генеральном Штабе, но тогда ваше начальство заинтересуется, с какой стати для вас сделано исключение. — Премьер-министр развёл руками. — Сожалею, мадемуазель, но Аннаполис для вас закрыт. Как и другие военные академии и колледжи.

— И что же делать? — расстроилась я.

— Тоже мне трагедия! — отозвался молчавший до сих пор адмирал Дюбарри. — Я, например, ни в каких академиях не учился, а записался во флот рядовым… Гм-м. Хотя потом, конечно, поступил на офицерские курсы.

— Ну, в нашем случае это не пройдёт, — сказал Поль Карно. — Рядовой или сержант с таким психоблоком вызовет не меньше вопросов, чем курсант. Если мадемуазель Леблан так тверда в решении связать свою жизнь с военным флотом, то специальным распоряжением я могу зачислить её на действительную службу с присвоением подофицерского звания. Думаю, для этого она обладает достаточной квалификацией. — Он перевёл взгляд на меня: — Насколько мне известно, вы проходили не только стандартную школьную программу, но и целый ряд факультативных курсов.

— Да, господин председатель, — подтвердила я, мигом воспрянув духом. На поверку мои дела оказались не так уж плохи. — За последние пять лет я изучила все теоретические дисциплины, необходимые для пилота-навигатора. Прошла несколько практических курсов, в том числе по обращению с любыми видами индивидуального оружия. По всем обязательным и факультативным предметам, кроме военной истории, у меня высший бал.

— А что с историей? — поинтересовалась госпожа президент.

— На контрольных тестах я один раз споткнулась. Спутала генерала Гранта с генералом Ли.

Губы мадам Пети тронула лёгкая улыбка:

— Если честно, то я не могу припомнить, кто из них на какой стороне воевал.

— А ещё, — поспешила добавить я, — я много занималась на виртуальных тренажёрах.

— На любительских? — спросил Дюбарри.

— Нет, сэр, под контролем инструкторов. — (Собственно говоря, только этим отличались любительские тренажёры от так называемых профессиональных. Инструкторы следили за тем, чтобы их подопечные не подыгрывали себе, а действовали строго в рамках условий, максимально приближённых к реальным.) — Я прошла утверждённую правительством программу для подготовки гражданских пилотов, выполнила все необходимые нормативы, а зимой, на рождественские каникулы, и этим летом, когда закончила школу, налетала шестьсот сорок часов на настоящем… — Тут я осеклась, сообразив, что сболтнула лишнее. Но деваться уже было некуда. — Ну, понимаете, я обратилась за помощью к господину Шанкару, когда он был с визитом на Земле. А ему… ему не смогли отказать.

— Особенно министр транспорта, — сразу всё понял месье Карно. — Чёрт возьми, в моём правительстве процветает кумовство!

— Непотизм есть везде, — заметила мадам Пети. — И хорошо, если бы он проявлялся только в таких безобидных формах. Однако вернёмся к мадемуазель Леблан. В свете последнего обстоятельства я не вижу больше никаких препятствий, чтобы зачислить её во флот в звании мичмана.

Премьер-министр громко закашлялся. Отец с дядей Клодом вежливо улыбнулись. Я же от изумления перестала дышать. Зато адмирал Дюбарри был сама невозмутимость.

— Боюсь, мадам, у нас возникло небольшое терминологическое недоразумение, — проговорил Поль Карно, уняв свой кашель. — Вам, должно быть, известно, что четыре года назад мы восстановили систему званий, которая существовала в Земной Конфедерации в довоенное время?

— Да, знаю. И мне жаловались, что это породило много путаницы.

— Ещё бы! — проворчал Дюбарри. — Наши лейтенанты до сих пор не могут смириться с тем, что должны приветствовать земных младших лейтенантов как старших по званию. А из-за появления чина коммодора, который не имеет у нас соответствия, многие галлийские адмиралы стали проявлять недовольство тем, что носят на одну звезду меньше, чем равные им по рангу земные адмиралы.

— Так добавьте себе лишнюю звёздочку, и всех дел, — пожал плечами Карно. — Вы, военные, прямо как дети. Что же касается нашей системы званий, то мы просто следуем традициям. А традиции, особенно земные традиции, надо возрождать и лелеять, невзирая на возможную путаницу. И к слову сказать, первыми эту путаницу породили наши предки, отцы-основатели Терры-Галлии, когда ввели во флоте звания капитана-лейтенанта и старшего лейтенанта. В итоге мичманы оказались «за бортом», превратившись в подофицеров, прапорщиков. У нас же, на Земле, прапорщики называются уорент-офицерами, а мичман как таковой соответствует галлийскому лейтенанту.

— Ага, теперь ясно, — сказала мадам Пети и проницательно посмотрела на меня. — Похоже, что из-за своей неосведомлённости я внушила юной леди напрасные надежды. Извините, мадемуазель, но с мичманом вам придётся обождать.

— Зачем же ждать? — неожиданно вступился за меня Дюбарри. — По-моему, вы предложили дельную идею. Семь лет назад кадет Леблан сумела привести потерпевший крушение корабль к Махаварше, совершила на «призраке» посадку на планету и вступила в контакт с тамошним подпольем, выполнив тем самым задачу, возложенную на погибший экипаж. Потом она участвовала в сражении за Солнечную систему и проявила себя с лучшей стороны. Когда всё закончилось, мы вручили ей медаль «За доблесть» и отправили обратно в школу. Безусловно, мы поступили правильно — девочке нужно было получить нормальное образование. А теперь она уже взрослая девушка, у неё есть практический опыт и теоретические знания. Лично я считаю, что кадет Леблан вполне заслужила на младший лейтенантский чин.

Я опять затаила дыхание. О небо, неужели получится?! Неужели я стану полноценным офицером, а не каким-то там прапорщиком?…

Поль Карно и Жаклин Пети переглянулись.

— А почему бы и нет, — сказала госпожа президент.

— В самом деле, — согласился господин председатель. — Одним мичманом больше, одним меньше… Ну что ж, мадемуазель, так тому и быть. С сегодняшнего дня вы призываетесь на действительную службу в Военно-Космические Силы Земной Конфедерации с присвоением вам звания мичмана.

От восторга я готова была завизжать и захлопать в ладоши. В порыве благодарности мне хотелось броситься на шею месье Карно… или адмиралу Дюбарри, который настоял на этом решении… или мадам Пети, из-за чьей ошибки, собственно, и состоялось моё назначение… Но, разумеется, ничего этого я не сделала. Я ведь уже не ребёнок, которому подарили красивую игрушку; я взрослая женщина, офицер, и должна вести себя подобающим образом.

17
{"b":"2118","o":1}