ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, чего вылупилась? — сердито произнёс Валько; очевидно, мой взгляд был весьма красноречив. — Кибера никогда не видела? Так можешь потрогать. Не бойся, я не кусаюсь.

— Извини, — пробормотала я сконфуженно. — Просто… так неожиданно.

Я не стала уточнять, что неожиданностью для меня была не сама встреча с кибером (ОСО тоже нужны специалисты такого профиля), а его юный возраст. Хотя, если хорошенько поразмыслить, мне следовало быть готовой к подобной встрече. Ведь в офицерском клубе лейтенант Ансельм предположил, что я «ещё один компьютерный вундеркинд». Отсюда напрашивался логичный вывод, что такой вундеркинд у них уже был.

Мы вышли из лифта и вместе направились по одному из коридоров.

— Нам просто по пути? — спросил Валько, подозрительно покосившись на меня. — Или ты сопровождаешь меня из любопытства?

— Больно ты мне нужен, — в тон ему ответила я. — Я иду по своим делам.

— Ага. Ну смотри мне.

Его нахальные манеры уже не раздражали меня. Для него я была всего лишь девчонкой, почти сверстником, а не сослуживцем, и точно так же он обращался бы со мной, будь я хоть в капитанском мундире. По большому счёту он не был военным, а форму на него напялили только потому, что так положено. Обычно киберы, работающие на армию, сразу получают звание капитана-лейтенанта, однако в случае с Вальком, наверное, решили, что для его возраста это будет чересчур. Зато оклад у него, можно не сомневаться, на порядок выше адмиральского жалования.

— Когда ты закончил школу? — поинтересовалась я.

— В двенадцать. А университет — в пятнадцать. К шестнадцати стал доктором математики. Тогда и воспользовался своим законным правом на установку импланта. А потом меня загребли в армию. Ещё вопросы есть?

— Гм… А «загребли» — это в каком смысле?

— Да нет, никакого принуждения. Это я так фигурально выразился. Мне предложили, я сказал «да». Вот и всё.

— Давно на службе?

— Четыре месяца. А в ОСО меня перевели две недели назад.

Мы уже миновали несколько поворотов, но всё равно продолжали идти вместе.

— Чем дальше, тем больше мне кажется, — произнёс Валько, — что ты идёшь туда же, куда и я.

— У меня тоже такое предчувствие, — заметила я. — Кстати, меня зовут Рашель. А тебя?

— Я предпочитаю, чтобы ко мне обращались по фамилии, — уклончиво ответил он.

— Почему?

— Просто так привык. Моё имя… э-э, мягко говоря, оно мне не нравится.

— И что же это за имя?

— Ни за что не угадаешь. Персиваль.

— О боже! — сказала я. Да, действительно, я бы ни за что не угадала. Я ожидала что-то вроде Прохора, Панкрата или, на худой конец, Поликарпа — но уж никак не Персиваля.

— Вот то-то же, — сокрушённо подтвердил парень. — Моим родителям казалось, что это будет так романтично, а получилось… Персивалько! Лучше называй меня по фамилии.

— Хорошо, — согласилась я. — Валько, так Валько.

Предчувствие нас не обмануло. Миновав пост дополнительной охраны, мы вошли в просторный конференц-зал Отдела специальных операций, где уже находилось десятка два парней и девушек лет шестнадцати — семнадцати. В отличие от нас, они были не в лейтенантских мундирах, а в новеньких кадетских униформах с наспех примётанными погонами уорент-офицеров. И, в отличие от Валька, они серьёзно относились к военному уставу, поэтому мигом прекратили разговоры и поприветствовали нас по всем правилам — как старших по званию.

Честно говоря, я ожидала от своего спутника чего-то вроде «Вольно, прапоры!», но он в ответ небрежно взмахнул рукой, изображая некое подобие салюта, и вполне доброжелательно произнёс:

— Привет землякам. И остальным тоже.

В самом деле, большинство присутствующих, судя по эмблемам на рукавах, были славонцами. Также я увидела нескольких своих соотечественников — не галлийцев, а землян, почти наверняка славянского происхождения. Между ними затесалась рыжеволосая красавица с Нового Израиля. Ещё были парень и девушка, очень похожие друг на друга, бесспорно брат и сестра, с золотисто-пурпуровыми нашивками Терры-Кастилии. Вот, пожалуй, и всё.

Валько сразу присоединился к своим соотечественникам и завёл с ними непринуждённый разговор. О чём шла речь, я не поняла, поскольку беседовали они на незнакомом мне языке. Скорее всего, на русском, а может, и нет — Славония была одной из немногих планет, где реально существовало многоязычие.

Я же не была столь раскована и непосредственна, как Валько, хоть и застенчивой меня нельзя было назвать. Просто мне требовалось некоторое время, чтобы освоиться в компании незнакомцев, поэтому я с минуту простояла в одиночестве, оглядываясь по сторонам с деловитым видом, а затем не спеша направилась к группе землян. Те с самого начала посматривали на меня с откровенным любопытством, однако первыми подойти не решались — и всё из-за нашей разницы в чине. Откуда им было знать, что своё звание мичмана я получила лишь благодаря неосведомлённости мадам Пети.

Когда мы познакомились, ребята вкратце поведали мне свою нехитрую историю. Ещё недавно они учились в старшей школе — кто в выпускном классе, кто в предвыпускном, а несколько дней назад их буквально вытащили из постели посреди ночи, напялили военную форму и без всяких объяснений отправили сюда, сообщив лишь, что по специальному приказу главного командования они призваны на военную службу. Уже здесь им присвоили подофицерские звания и только тогда соизволили объяснить, что для них есть работа, правда, не сказали, какая. В общем и целом ребята были не против такого развития событий, все они и так собирались стать военными, но происходящее их несколько ошеломило — что, впрочем, было совершенно естественно.

Дальнейшему нашему разговору помешало появление в конференц-зале старшего офицера — и не кого-нибудь, а самогó председателя Объединённого комитета начальников штабов. Вчерашние школьники вытянулись по струнке, аж зазвенели. Мы с Вальком отреагировали гораздо сдержаннее, как и подобает кадровым военным.

Адмирал-фельдмаршал Дюбарри, ответив на приветствия кивком, устроился в кресле во главе стола, активировал свой терминал и произнёс:

— Здравствуйте, господа. Присаживайтесь, пожалуйста.

Когда мы расселись, он заговорил:

— Прежде всего, небольшое вступление. Вас не должна обманывать некоторая суматошность, сопровождавшая ваш призыв на военную службу и перевод в распоряжение объединённого командования. Миссия, которую мы намерены вам поручить, готовилась в течение последних пяти месяцев, и все присутствующие здесь были отобраны в результате тщательного рассмотрения нескольких тысяч кандидатов на участие в предстоящей операции. Начать её предполагалось примерно через три недели, однако новые обстоятельства, уже известные вам, заставили командование изменить свои планы. Обострение конфликта между альвами и габбарами ускорило естественный ход событий, поэтому нам пришлось в спешном порядке доставить вас на главную базу — без предварительных разъяснений, не спросив вашего согласия. А по самому своему характеру это задание предполагает исключительно добровольцев… — Дюбарри сделал паузу и смерил нас строгим взглядом. — Вижу, кое-кто из вас прямо сейчас готов вскочить и вызваться добровольцем. В частности, это касается вас, кадет Леви, — обратился он к рыжеволосой израильтянке, которая даже привстала со своего места. — Наберитесь терпения и прежде выслушайте меня. Все вы, исключая одного из присутствующих, родились и провели своё детство на контролируемых Иными планетах, вам не понаслышке знакомы реалии подневольных миров. Вы прирождённые бойцы и лидеры: некоторые из вас ещё в младших классах школы создали среди своих сверстников подпольные группы и успешно руководили ими, другие сотрудничали с партизанскими отрядами в качестве связных или резидентов, а семь лет назад, во время операции «Освобождение», вы принимали активное участие в восстаниях, предшествовавших вторжению в ваши системы галлийских войск. Таким образом, вы обладаете всеми необходимыми для предстоящего задания качествами — опытом подпольной работы, умением руководить людьми, отвагой и, вместе с тем, определённой осторожностью, поскольку ни один из вас, при всей своей активной деятельности, ни разу не попался врагу.

24
{"b":"2118","o":1}