ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я ничего не ответил, так как отвечать было нечего. Хотя уже само моё молчание было достаточно красноречивым ответом.

А буквально через минуту пришло срочное послание. Анн-Мари сняла с него шифр и, убедившись, что оно зашифровано дважды, снова покинула кабинет.

Когда дверь за ней затворилась, я открыл письмо своим ключом, прочитал его, перечитал, хорошенько запомнил указанный адрес, после чего удалил его без возможности восстановления. Затем выключил терминал и вышел в коридор, где меня ожидала Анн-Мари.

— Ну что? — спросила она.

— Если у тебя были планы на сегодняшний вечер, — ответил я, — придётся их пересмотреть. Сейчас мы уезжаем.

— Куда?

— На одну встречу. Пока это всё, что я могу сказать. Я ещё не знаю, до какой степени тебя посвятят в это дело, но раз уж вызвали нас обоих, то что-то достанется и на твою долю.

На лице Анн-Мари отразилось удовлетворение.

— Давно бы так. А то мне уже до чёртиков надоело быть всего лишь связистом. Пора заняться настоящей работой.

«Займёшься, — подумал я. — Чего-чего, а работы теперь хватит на всех…»

25

Всю дорогу я пытался собраться с мыслями и понять, что происходит.

Ну, ладно, со странглетными запалами всё более или менее прояснилось. Наше руководство оказалось право: какая-то радикальная группировка в высшем командовании, а может, правительство одной из планет, — короче, пока не важно, кто именно, но кто-то решил до предела обострить ситуацию и вынудить человечество к тотальному уничтожению всех Иных рас. С этой целью альвам были переданы странглетные запалы — сверхмощное, но практически бесполезное в войне оружие. И даже количество его единиц Дюбарри угадал правильно — три. С первым устройством альвы произвели испытание, второе попробовали разобрать, а третье, единственно оставшееся, после долгих колебаний всё же применили против габбаров.

Однако в эту картину никоим образом не вписывались Аня Кореева с Сашей Киселёвым. Что делали эти дети (да, в сущности ещё дети) на борту корабля, который передавал альвам оружие? Что они делают здесь, на Новороссии, в компании ещё троих своих сверстников?… Как минимум троих — но, судя по всему, их гораздо больше. К чему они стремятся, чего добиваются? И, главное — кто, чёрт побери, их сюда послал?…

Впрочем, может, никто не посылал. У меня родилась довольно глупая гипотеза, что несколько лет назад компания вундеркиндов раскрыла тщательно охраняемые секреты человечества, завладела самой передовой технологией и возжаждала власти. Таковой власти ни на Земле, ни на Терре-Галлии, ни на любой другой свободной планете ребята не получили бы — будь они хоть трижды вундеркинды и обладай какими угодно секретами. Оставались лишь контролируемые чужаками миры, и среди них Новороссия — страна, где вся власть, без её разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви, целиком сосредоточена в руках одного-единственного человека, царя. Нужно только выбрать подходящую кандидатуру на этот пост и совершить дворцовый переворот…

Да нет, бредятина! Подобное может произойти в книгах или фильмах, но никак не в реальной жизни. Действительность слишком суровая, она не приемлет детских игр.

И всё же… всё же мне не давали покоя слова, сказанные цесаревичем Павлом в беседе с Рашелью и Эстер: «Эти ребята немного двинутые. И даже не немного. Другие просто не доверяют старшему поколению, а они ненавидят всех взрослых без разбору».

Вот так. Не больше и не меньше…

Я посадил флайер у главного здания загородного мотеля, и мы с Анн-Мари вошли в контору. Администратор за стойкой встретил нас широкой профессиональной улыбкой:

— Чем могу служить, господа?

— Недавно мы заказали у вас номер, — ответила Анн-Мари, которая гораздо лучше владела русским.

— Ваши имена?

— Джоанна и Патрик О’Лири.

— Совершенно верно, — подтвердил администратор, даже не глянув на экран терминала. Он выложил на стойку карточку-ключ. — Номер сорок шесть. Как вы и просили, на отшибе, у самого леса. Там уже убрано, обед ожидает вас в микроволновой печи, а в холодильнике лежит бутылка шампанского. Если что-то ещё понадобится, звоните.

Анн-Мари взяла со стойки карточку.

— Спасибо, этого нам достаточно.

Когда мы уже направлялись к выходу, администратор заметил:

— Похоже, вы арранцы.

Я оглянулся и с лёгким сарказмом произнёс:

— В самом деле. И как только вы догадались!

Флайер за минуту доставил нас к нужному домику, мы открыли дверь и прошли внутрь. Ни в маленькой прихожей, ни в самой комнате с широкой двуспальной кроватью никого не было. Повсюду царили идеальный порядок и стерильная чистота.

— Так, — сказала Анн-Мари. — Значит, мы первые. Придётся подождать.

— Нет, не придётся, — раздался хрипловатый мальчишеский тенор, и из примыкавшей к комнате ванной вышел невысокий парень лет восемнадцати, с тёмно-каштановыми волосами, достаточно длинными, чтобы скрывать компьютерный имплант на виске. А в том, что оный имплант присутствовал, я ни на мгновение не усомнился — потому что перед нами стоял Сергей Иванов-Вейдер собственной персоной. В руке он держал нацеленный на нас пистолет-парализатор.

Реакция Анн-Мари была молниеносной. Она резко оттолкнула меня вправо, сама метнулась влево, выхватила из кармана свой парализатор и выстрелила в Вейдера…

Вернее, нажала на спуск. Самого выстрела не последовало. Оружие не сработало. Анн-Мари с растерянным видом давила на кнопку, но безрезультатно.

Вейдер улыбался, глядя на неё чуть ли не снисходительно. Я хотел было броситься к нему и провернуть номер, который однажды сработал с Сайидом Махдевом, однако вовремя вспомнил об устройстве в браслете моих часов. Если Вейдер подстрелит меня, то сработает защита, и тогда пострадает не только он, но и Анн-Мари.

Между тем в дверях ванной появилось ещё двое молодых людей, в которых я признал Компактова и Ворушинского. У них тоже были парализаторы.

— Выбросьте, сударыня, свою игрушку, — сказал Иванов-Вейдер. — Здесь она бесполезна. Зато наше оружие в полном порядке, это я вам гарантирую.

Я сделал шаг к Анн-Мари и крепко взял её за руку. Во-первых, чтобы она не ринулась в рукопашную. Во-вторых, из-за упомянутого уже браслета. Теперь, если что, он защитит нас обоих.

— Ребята, — твёрдо проговорил я. — Вы должны уйти отсюда. Немедленно — иначе вам не поздоровится.

— Ждёте подкрепления? — отозвался Компактов глумливым тоном. — Никого вы не дождётесь. Никто из руководства вам встречу не назначал. Они не знают, что вы здесь, они вообще не получали вашего донесения. Вейдер перехватил его, а в ответ отправил фальшивку, чтобы заманить вас сюда.

Ничего нового он мне не сказал. Я уже и сам обо всём догадался. Эти ребята были в курсе каждого нашего шага. Они следили за нами, подслушивали нас, контролировали наши секретные линии связи, знали наши шифры. Они дурачили нас, как малых детишек…

Да, сейчас именно мы оказались в роли детей. А они… они кто угодно, только не дети. Они сущие дьяволы в обличье подростков!

— Гром и молния на вашу голову! — пробормотала Анн-Мари.

Вейдер хмыкнул:

— Глупая фраза. Как я понимаю, это кодовые слова для включения передатчика. Он у вас в серьге или в кольце? Впрочем, не важно. Ваш сигнал тревоги всё равно никто не услышал. Он был получен ближайшим ретранслятором, а затем бесследно сгинул в сети. Я позаботился о том, чтобы ваши каналы аварийной связи были заблокированы.

Вот так-так! Основательная западня…

— Мы можем обойтись и без посторонней помощи, — сказал я. — У меня есть одно защитное устройство. Честно скажу, что не знаю, как оно действует. Но знаю, что оно убьёт вас. В лучшем случае, серьёзно покалечит. Оно сработает автоматически, если вы подстрелите меня из парализатора. А достать бластеры или что-то в этом роде вы не успеете — я включу его вручную. Поверьте, я не блефую.

— Мы верим, — кивнул Вейдер. — Верим, что у вас есть то, о чём вы говорите. Но вы не посмеете использовать его.

47
{"b":"2118","o":1}