ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я недавно проверял, — заметил он.

— Проверь ещё раз.

— Могу сделать это отсюда. Я же кибер, и для меня не имеет значения, где я нахожусь физически.

— Всё равно сходи, — настаивала я.

Валько наконец сообразил, что я хочу остаться с Олегом наедине. Широко ухмыльнувшись, он козырнул мне и без дальнейших препирательств вышел.

Я передвинула платформу в центр рубки, опустила её чуть ниже, присела на её край и скомандовала бортовому компьютеру оградить нас от остального помещения непрозрачной голографической завесой. Поскольку цвет я не указала, компьютер на своё усмотрение выбрал тёмно-синий.

Я закатила рукав Олега и сделала ему необходимые инъекции. Постепенно на его бледных щеках проступил слабый румянец, он стал дышать глубже, ровнее, веки дрогнули и приподнялись. Наши взгляды встретились.

— Рейчел… Рашель…

— Привет. — Я наклонилась, легонько поцеловала его в губы, затем помогла ему подняться. — Как себя чувствуешь?

— Плохо… Нет, хорошо…

— Так плохо или хорошо?

— Ты рядом, значит, хорошо… Кстати, где мы?

— В твоей мечте?

— Как это?

— Сейчас покажу. Помнишь, я обещала подарить тебе звёзды? Так вот, я сдержала своё слово. — По моей команде компьютер погасил свет, голографическая завеса исчезла, а передняя стена рубки сделалась прозрачной. — Они твои.

Перед нами в глубокой черноте космоса ярко сияли разноцветные звёзды. Те самые звёзды, о которых Олег так мечтал и которые прежде видел лишь сквозь туманную пелену атмосферы. Звёзды, которые отныне принадлежали ему наравне с остальным человечеством…

Я ожидала, что он вот-вот набросится на меня с расспросами. Но он молчал. Он всё молчал, глядя вперёд, словно завороженный. А его глаза сияли так же ярко, как звёзды, на которые он смотрел.

29

Проснувшись, я ещё несколько минут лежала с закрытыми глазами, думая о том, что могло бы случиться этой ночью, но так и не случилось. Накануне, вопреки всем моим ожиданиям, Олег не проявил должной настойчивости, и в результате мы разошлись спать по разным каютам. Жаль, очень жаль. Ведь так приятно было бы проснуться в его объятиях, и…

Я решительно прогнала остатки сна и встала с койки. Уймись, девочка, что-то ты слишком разошлась. Чешется в одном месте, да? Ну, так потерпи. Трофейный крейсер, мчащийся на всех парах к напичканной вражескими кораблями дром-зоне, совсем неподходящее место для любовных приключений.

Настенный хронометр показывал 9:17 утра по бортовому времени, которое в точности совпадало с николайбургским. До начала прорыва в дром-зону оставалось чуть более десяти часов. Экран моего терминала был пуст, никаких сообщений не поступало. Значит, всё в порядке. Если бы что-то случилось, меня бы разбудила тревога.

Тем не менее для собственного спокойствия я подключилась к рубке управления. Возникшая картинка свидетельствовала, что на корабле действительно всё в порядке — в капитанском кресле вольготно развалился Валько, а Олег сидел на месте второго пилота. Ребята спокойно беседовали, и речь как раз шла обо мне. Поскольку я была командиром корабля, моё подключение осталось незамеченным.

— …Замечательная, — говорил Валько. — Во всех отношениях. Но не мой тип.

— Рад слышать, что мы не соперники, — произнёс Олег. — И всё же интересно: что тебя в ней не устраивает?

— А я не сказал, что она меня чем-то не устраивает. Просто не мой тип. Мне нужна не валькирия, а обычная девушка. Рашель же обычной никак не назовёшь.

— Да, она необыкновенная, — с мечтательной улыбкой согласился Олег. Внезапно улыбка его увяла: — Она почти на два года старше меня.

— Ну, это самая меньшая из твоих проблем. Куда больше тебя должна беспокоить её сексуальная инфантильность. По женской части она ещё ребёнок.

— Ты хочешь сказать, что у неё ещё никого не было?

— Наверняка утверждать не стану, но похоже, что да. Впрочем, не исключаю, что она с кем-то разок-другой переспала. Или, может, забавлялась с подружками, хотя это не считается. Но самое главное, что она…

Я прервала связь с рубкой и направилась в ванную, на ходу стягивая с себя позаимствованную в Анином гардеробе ночную рубашку. Лицо моё пылало от стыда, а внутри всё клокотало от злости. Ну, Валько, погоди! Я ещё припомню тебе и «сексуальную инфантильность», и твои гнусные предположения насчёт подружек. Ты у меня получишь…

Спустя четверть часа, приняв холодный душ, я остыла и пришла к выводу, что сама виновата. Нечего было подслушивать чужие разговоры. Ничего такого пошлого и оскорбительного Валько обо мне не сказал, он просто делился с Олегом своими мыслями. Обычный разговор двух парней, откровенно обсуждающих знакомую девушку. А то, что я слышала их, уже моё личное горе.

Высушив волосы и уложив их в незатейливую причёску, я принялась рыться в одёжном шкафу среди Аниных и Сашиных мундиров, подыскивая себе что-нибудь подходящее по росту — что оказалось несколько проблематичным, так как Аня была гораздо ниже меня, а Саша — значительно шире в плечах и талии. Наконец в глубинах шкафа я обнаружила полевую форму — рубашку и брюки синего цвета, которые пришлись мне почти впору. С немалым сожалением я сняла с воротника адмиральские звёзды, но вместо них ничего надевать не стала — в капитанской каюте не нашлось знаков различия для земных мичманов.

Затем я позавтракала сандвичами из пищемата и выпила чашку горячего кофе, после чего покинула каюту и поднялась на верхний ярус. Когда я вошла в рубку управления, Олег встретил меня восхищённой и немного робкой улыбкой:

— Доброе утро, Рашель. Ты замечательно выглядишь.

— Привет, Олег, — ответила я. — Привет, Валько. Как дела?

Валько освободил капитанское кресло, изобразил некое подобие стойки «смирно» и небрежно козырнул.

— Лейтенант-командор, мэм! Докладываю: все бортовые системы функционируют нормально, полёт проходит в соответствии с намеченным планом.

— Прекрати паясничать, — сказала я немного раздражённо. — Никакой я тебе не лейтком, а мичман.

Валько поморщился:

— Дура ты, а не мичман. Я из кожи вон лез, так хотел блеснуть перед тобой знанием правил вашего флота, а оказалось, что ты сама их не знаешь.

Наконец до меня дошло, и я хлопнула себя ладонью по лбу.

— Ах, чёрт! И правда — я дура.

— А в чём тут дело? — поинтересовался Олег.

— В ВКС Земли, — объяснил ему Валько, — все должности строго расписаны по званиям, и никаких исключений, даже для форс-мажорных случаев, не допускается. Например, командовать кораблём такого класса, как «Нахимов», может лишь офицер не ниже лейтенанта-командора — то есть, по-нашему, капитана третьего ранга. Поэтому у них существует система двойных званий — постоянных и временных. Так, если младший офицер в силу каких-либо обстоятельств занимает старшую офицерскую должность, то на это время он автоматически повышается в чине. Я думал, что Рашели это известно…

— Мне известно, — сказала я. — Просто… просто я не сообразила.

— А я вот сообразил. И зная, как серьёзно ты относишься к подобным мелочам, даже смастерил для тебя побрякушки. — Он отошёл к задней стене рубки, порылся в одном из встроенных в неё шкафов, и вручил мне пару позолоченных лейткомовских значков в форме дубовых листьев, погоны с двумя широкими и одной узкой нашивками, а также именную планку с надписью «LCDR R. Le Blanc». — Носи на здоровье.

— Ух ты! — восхищённо произнесла я. — Они прямо как настоящие… Большое тебе спасибо!

Я чмокнула его в щеку, затем прикрепила к груди планку, вдела значки в петлицы воротника, а погоны положила на приборную панель рядом с консолью — в земном флоте их носили только вместе с белой, выходной или парадной, формой.

— Чем бы дитя не тешилось, — снисходительно пробормотал Валько, однако было видно, что мой восторг доставил ему удовольствие. — Рад, что смог услужить тебе… А теперь, мэм, — продолжил он уже официальным тоном, — разрешите мне удалиться. Я должен отдохнуть перед началом прорыва.

55
{"b":"2118","o":1}