ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скандал с Модильяни
Девушка с тату пониже спины
Владыка. Новая жизнь
Вместе быстрее
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Блог проказника домового
Дама из сугроба
Право рода
Падение
A
A

Шеппард сделал паузу, чтобы прокашляться. А Олег совсем уж невпопад пробормотал:

— Он выражается прямо как Вейдер. Хоть и говорит по-английски, но в такой же менторской, назидательной манере, словно провозглашает непререкаемые истины.

— Вместе с тем, — продолжил Шеппард, — эти знания представляют огромную ценность, чтобы попросту уничтожить их. Поэтому мы приняли решение: остаться здесь и хранить их, пока человечество в своём развитии не достигнет того уровня, когда сможет воспринять их без катастрофических для себя последствий. Наша группа слишком мала, поэтому нам придётся прибегнуть к клонированию. Лишь четверть из нас — женщины, поэтому их дочери-клоны будут тройни. Наши клонированные потомки смогут позволить себе два или три естественных репродукционных цикла, но не больше. Этого будет достаточно, чтобы устранить диспропорцию между мужчинами и женщинами. Мы ещё не знаем, что делать с арестованными членами экипажа. Мысль об убийстве мы отвергаем из нравственных соображений, человеческая жизнь для нас священна. Но было бы жестоко обречь их на пожизненное заключение — они не виноваты в том, что чувство долга у них перевешивает здравый смысл. Впрочем, на сей счёт есть некоторые соображения, однако их реализация требует определённого времени. — Доктор сделал паузу. — Это, пожалуй, всё. С настоящего момента «Эксплорер-13» прекращает своё существование как космический корабль. А впереди у нас и наших потомков много долгих столетий напряжённой работы.

После того, как погас экран, мы целую минуту просидели в полном молчании. Наконец Валько выдавил из себя:

— Чёрт побери! Чёрт меня побери…

По его команде, «крот» проник глубже в память «чёрного ящика» и стал передавать записи бортового журнала с самого начала. На первых порах мы просматривали их фрагментарно, выбирая только самое главное.

Отбытие. Долгий путь к центру Галактики. Приближение к окрестностям Ядра — наблюдения, исследования, открытия. Потом случилась катастрофа: внезапный выброс солнечного вещества, торопливое бегство через ближайший канал второго рода — и выход у звезды, удалённой от Галактики более чем на сто килопарсеков.

Шок от такого громадного расстояния. Шок от скорости, с которой летела звезда. Ходовая часть «Эксплорера» была повреждена — и просто чудо, что генератор смог протянуть положенное время в гиперпространстве. Долетел корабль уже на последнем издыхании и теперь нуждался в серьёзном ремонте.

Пока шли ремонтные работы, учёные занимались исследованием системы. Шутка ли — гостья из далёкой галактики. Особое внимание привлекла вторая от звезды планета, по своим природным условиям очень похожая на Землю каменноугольного периода.

И тут — ошеломляющее открытие. При геосканировании планетарной коры в нижних слоях протерозоя, под тем самым местом, где сейчас расположен единственный на планете город, был обнаружен крупный объект явно искусственного происхождения. Этим объектом оказалась исследовательская станция, оставленная на планете свыше двух миллиардов лет назад представителями древней высокоразвитой цивилизации. Несмотря на невообразимую бездну времени, разделявшую наши эпохи, станция почти не пострадала. Она продолжала исправно функционировать и была напичкана такими передовыми технологиями, которые даже не снились человечеству. В процессе дальнейшего изучения находки был установлен ещё один поразительный факт — бывшие хозяева базы были не просто гуманоидами и не просто похожими на людей; они принадлежали к тому же виду homo sapiens и были генетически совместимы с нами.

— Господи!.. — потрясённо прошептал Олег. — Подумать только: где-то там, далеко, в сотнях миллионов парсеков от нас, живут такие же люди, как мы.

— Вряд ли такие же, — возразил Валько. — Если они ещё существуют, то… Нет, мы просто не в силах представить, во что они превратились в за два миллиарда лет. Ведь эволюция не стоит на месте. — Он зябко поёжился. — Лично я не хотел бы с ними встретиться. Ни за что.

В этот момент бортовой компьютер поднял тревогу, извещая об открытии канала. На экране тотчас возникло увеличенное изображение дром-зоны, в центре которой всё ярче разгорался голубой огонёк.

Приборы слежения станции, охранявшей дром-зону, тоже отреагировали на это: в пяти километрах от открывающейся горловины заклубилось белое облако, в котором наши детекторы немедля признали стазис-поле.

— А вот и хозяева пожаловали, — произнёс Олег. — Хранители древних знаний…

— Полная боеготовность! — скомандовала я, отводя корабль от «Эксплорера» и разворачивая его носом к дром-зоне. — Перейти в режим радиомолчания. Усыпить «крота».

— Есть радиомолчание, мэм, — отчитался Валько. — «Крот» усыплён.

Как ни странно, в его голосе не слышалось напряжения. Казалось, он не понимал всей серьёзности ситуации, не понимал, что теперь мы в западне…

— Ты был прав, — сказала я. — Прав, когда предлагал заняться станцией. Жаль, что я не послушалась тебя. Жаль, что ты не настоял на своём. Мы должны были это предвидеть.

— Я предвидел, — спокойно ответил Валько. — И настоял бы на своём, если бы ещё раньше не принял кое-какие меры. Смотри внимательно, сейчас будет фокус-покус.

Горловина канала уже полностью открылась, вот-вот из неё должен был вынырнуть корабль, но стазис-поле почему-то не исчезало. Неужели явились не хозяева системы, а случайные гости? Нет, это было бы слишком невероятно.

Между горловиной и облаком мелькнуло что-то едва различимое глазом. Толком ничего я не разглядела, да и разглядеть не могла — ведь при той скорости, с которой дром-зона двигалась относительно звезды, для прохождения пяти километров требовалось лишь четверть секунды.

— Вот так-то! — самодовольно произнёс Валько. — Получайте.

Канал закрылся, а облако начало быстро сжиматься. Уменьшившись до километрового диаметра, оно приобрело идеальную сферическую форму и стало медленно дрейфовать в сторону станции, к двум висевшим в пространстве таким же сгусткам стазис-поля.

— Я вспомнил! — вдруг воскликнул Олег. — Ты поменял пароль!

Теперь я тоже вспомнила: перед самым завершением сеанса нуль-связи было выдано сообщение «Пароль изменён», но я, радуясь отключению стазис-поля, совсем не придала этому значения.

— Валько, ты прелесть! Как тебе удалось?

— Да, собственно, никак. Просто я под конец послал команду изменить пароль. Так, на всякий случай. Я не думал, что она сработает, но станционный компьютер послушался меня. Между прочим, Рашель, ты понимаешь, что сейчас произошло? Мы только что получили полное отпущение грехов.

— В каком смысле?

— В самом прямом. Как ты думаешь, зачем прилетел сюда тот корабль? Ясное дело, чтобы обеспечить дополнительную защиту системы и наверняка поменять пароль. Мы опередили его лишь потому, что никто не ожидал от нас такой прыти. Если бы мы отправились в штаб, там бы, безусловно, выудили из памяти компьютера упоминание о Хэйне и нашли бы в энциклопедии пароль. Но тогда было бы уже поздно, система стала бы недоступна для нас. А так мы, что называется, проявили разумную инициативу — и оказались правы.

— А Вейдер и компания, — с улыбкой добавил Олег, — остались в дураках.

— Совершенно верно. Теперь эта сверхнадёжная защита обернулась против них самих. Коль скоро они пользуются паролем, то средствами нейтрализации стазис-поля не располагают, а значит, не сумеют обойти темпоральную ловушку. Правда, осталась одна щёлочка, сквозь которую они могут проскользнуть… Ох, чёрт! Я идиот! Рашель, не делай ничего, не мешай мне. Я сейчас.

Откинувшись на спинку кресла, Валько закрыл глаза и погрузился в транс. На моём тактическом дисплее возникло сообщение:

«Активация нуль-портала…»

Прошло секунд двадцать. Наконец:

«Нуль-портал активирован. Поиск приёмника. Связь установлена. Начат сеанс…»

Две минуты спустя Валько распахнул глаза и посмотрел на меня. В его взгляде сквозило облегчение.

— Уф! Еле успел. Угадай, кто летел на том корабле?

65
{"b":"2118","o":1}