ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И кто же?

— Наши добрые приятели, Кореева и Киселёв. Аня, смышлёная девочка, сразу сообразила, в чём дело, и вовремя телепортировалась на станцию. Саша немного опоздал — послал запрос, а отклик получить не успел и вместе с кораблём угодил в стазис.

— А что Аня?

— Центральный компьютер опознал её, но в виду того, что она не знала правильного пароля, начал задавать ей тестовые вопросы. К счастью, тут вовремя вмешался я, назвал пароль, объявил Аню нарушителем и распорядился парализовать её. — Валько немного истерично рассмеялся. — Что-то в последнее время ей крупно не везёт с парализаторами.

36

После полуторачасового общения по нуль-связи с центральным компьютером станции Валько признал своё частичное поражение.

— Не получается полностью подчинить его, — огорчённо заявил он. — Не то чтобы у него слишком крутая защита, вовсе нет. С паролем он признаёт меня своим хозяином и слушается моих приказов. Но в ядро системы заложена масса инструкций и алгоритмов, которых мой имплант не понимает. Здесь, на корабле, они строго придерживаются наших стандартов, но станционный компьютер не полностью соответствует им. Чтобы разобраться во всём, нужно много времени.

— Значит, мы пока не можем высадиться на станцию? — спросила я.

— Вообще-то можем. Но — осторожно.

— Звучит не слишком обнадёживающе. Тогда лучше не рисковать.

— Да нет, ты неправильно поняла меня. Никакого риска. Просто… могут быть сюрпризы.

— Вот-вот, — кивнула я. — Мы рискуем нарваться на сюрприз. Не обязательно приятный. — Я задумалась. — Ладно, сделаем так. Пристыкуемся к станции… Это ведь безопасно?

— Вполне. Корабль-то для станции свой.

— Вот и хорошо. Мы с Олегом отправимся на её борт и заберём оттуда Аню, пока она не очнулась, а ты останешься здесь и будешь нас прикрывать. Проследишь, чтобы компьютер не шлёпнул нас.

— Чтобы забрать Аню, не надо никуда идти. Я распорядился доставить её к шлюзу. Мы просто пристыкуемся и заберём.

— Отлично, — произнесла я, приступая к манёврам по сближению со станцией. — Надеюсь, ты позаботился о том, чтобы такая история не повторилась? В другой раз нам может не повезти.

— Не беспокойся, всё замётано. Я распорядился заблокировать информацию о прежних хозяевах станции. Теперь компьютер будет считать их чужаками и не позволит им телепортироваться.

— А как насчёт планеты? Там ведь тоже должны быть нуль-порталы.

— Да, есть. Но все трансляции совершаются через станционный портал. Так что не беспокойся — путь для Аниных товарищей отрезан. Кстати, их новое пришествие ожидается не скоро.

— Почему ты так уверен?

— Потому что они будут ждать возвращения Ани. А я тут запросил компьютер — наш, бортовой, — и оказалось, что он хорошо осведомлён о релятивистских эффектах при прохождении каналов. Хэйна движется… Ах да, к вашему сведению, я узнал, что означает слово «хэйна». С языка той древней расы оно переводится просто как «звезда».

— Очень полезная информация, спасибо, — кивнула я. — Но ты хотел что-то сказать насчёт релятивистских эффектов.

— Относительно нашей Галактики Хэйна движется со скоростью, равной почти половине от световой. Как ни странно на первый взгляд, но это приводит к тому, что объективное время гиперперехода увеличивается. На самом деле мы провели в «затяжном прыжке» не восемнадцать с половиной часов, а без малого трое суток. Так что Аню будут ждать ещё как минимум три дня, а может, и все четыре. И только потом отправят следующий корабль — если вообще отправят. Судя по данным станционного компьютера, Вейдерова команда совсем небольшая — девятнадцать парней и столько же девушек, все примерно нашего возраста. Поэтому они никого не оставили охранять свою главную базу — у них каждый человек на счету.

— А ты не выяснил, что случилось с остальными?

— Увы, никакой конкретной информации. Просто четыре года назад списки доступа ко всем системам были изменены, вернее, сокращены — с трёх сотен человек до тридцати восьми. И больше ничего. Но суть происшедшего ясна: группа клонов-подростков совершила переворот и установила контроль над системой Хэйны.

— А потом решила захватить власть на Новороссии, — добавил Олег. — И похоже, что им это удастся…

Стыковка со станцией прошла без проблем. Оставив Валька в рубке управления, чтобы он нас подстраховывал, мы с Олегом отправились к люку и приняли на борт гравиплатформу с парализованной Аней Кореевой. На ней была такая же синяя форма, как и у меня, только со звёздами в петлицах.

— Контр-адмирал ВКФ Новороссии, — произнёс Олег без тени иронии. — И всё это вполне серьёзно. Флот действительно существует, и теперь мы знаем, откуда он взялся. А я, сам того не подозревая, состоял в нём в должности командира крыла и имел звание капитана второго ранга. Вейдерова виртуальность не была игрой — мы тренировались управлять настоящими кораблями.

— Боюсь, твоё имя уже вычеркнуто из списков личного состава, — заметила я. — Ты жалеешь, что так получилось?

— Я бы покривил душой, если бы сказал, что нет. Но я ни в чём не раскаиваюсь. Мы правильно поступили. Знания и технологии древней цивилизации не могут быть монополией горстки избранных, они должны принадлежать всем людям. Если бы Вейдер и его ребята сразу вступили в контакт с руководством Содружества, то Новороссия и другие человеческие планеты уже были бы свободны.

— Значит, ты не согласен с доктором Шеппардом?

— Кое-что в его словах есть. Возможно, для своей эпохи он был совершенно прав. Но сейчас другая совсем ситуация. — Олег на секунду задумался. — Знаешь что. По-моему, будет несправедливо, если Хэйной завладеет Терра-Галлия или Земля. Доступ к ней должны иметь все человеческие планеты, без их деления на сильных и слабых.

— Ну, насчёт этого не беспокойся, — ответила я. — Как ты думаешь, кто здесь настоящий хозяин положения?

— Конечно, Валько.

— Вот то-то же. А он не галлиец и не землянин; он славонец. Так что об этом не беспокойся.

Мы решили не приводить Аню в чувство, а просто заперли её в одной из жилых кают в кормовой части третьего яруса.

— Пусть поспит, — сказала я, когда мы шли обратно по коридору. — А позже мы потолкуем с ней по душам. Вытрясем из неё, где они держат отца с Анн-Мари. Наверное, там же, где и своих старших товарищей.

Внезапно Олег остановился.

— Я не думаю, что твой отец с ними. Кажется, я всё понял.

— Что понял?

Ответить он не успел, так как из ближайшего интеркома раздался голос Валька:

— Рашель! Сейчас ты будешь меня ругать.

— В чём дело? — спросила я.

— Маленькая неосторожность. Я тут продолжал общаться со станционным компьютером и по ошибке отдал ему команду перекрыть подачу энергии к двум из трёх стазис-кластеров… ну, я имею в виду те сферические сгустки стазис-поля. И теперь не знаю, как поступить — восстанавливать действие поля или нет.

— Проклятье! — выругалась я и бегом бросилась наверх по лестнице. — Там же могут оказаться корабли чужаков.

— Не думаю, — произнёс бежавший следом за мной Олег. — Если я правильно догадался, то никаких чужаков нет.

Когда мы ворвались в рубку, Валько указал на экран бокового обзора. Теперь там виднелся только один белесый шар, а на месте двух других висели в пространстве два больших металлические цилиндра со стыковочными гнёздами на торцах. По своей конструкции они напоминали аварийные спасательные капсулы крупных пассажирских кораблей.

— По-моему, эти штуковины не представляют для нас угрозы, — сказал Валько. — Поэтому я взял на себя смелость не погружать их обратно в стазис, пока не посоветуюсь с вами.

— Всё ясно, — проговорила я, чувствуя, как во мне закипает гнев. — Никакой ошибки ты не допускал, верно? Ты сделал это сознательно. Пока я отсутствовала, решил посмотреть, что там находится. Ведь так?

Валько с притворным раскаянием кивнул:

— Виноват, командир. Я заслуживаю наказания.

— Ты заслуживаешь хорошей порки! У тебя ни малейшего представления о дисциплине.

66
{"b":"2118","o":1}