ЛитМир - Электронная Библиотека

Антон ОРЛОВ

ТОЛЬКО ДЛЯ ПРОСМОТРА

Ситуация: опасность.

Режим: свертывание.

Мы занимаемся изучением и популяризацией культуры народов Кедао, все наши сотрудники – люди по-настоящему увлеченные, готовые сгореть на работе. – Госпожа Семелой, начальница отдела по связям с общественностью предприятия «Кедайские россыпи», излучала энтузиазм и доброжелательность. – Мы уже провели одну выставку и готовим новую, мы подготовили к изданию альбом, посвященный кедайскому искусству! Вермес, где у нас макет альбома? Надо нашим гостям показать, давай сюда быстренько!

Вермес бестолково моргал, откинувшись на спинку скрипучего стула. Он сейчас ничего не мог быстренько.

Ситуация: поступил вопрос.

Действие: выдать необходимую информацию в режиме свертывания.

– Здесь… Лежит где-то… Здесь лежит, поищите сами… Был вот здесь…

Отвернувшись от посетителей, Семелой подскочила к его столу. На ее лице, скупо подкрашенном и припудренном, появилась гримаса тихого бешенства.

– Куда дел макет? – прошипела она еле слышно. – Тебе зачем его дали?

– Это… Лежит…

Начальница уже увидела то, что нужно, схватила, опрокинув стаканчик с карандашами, и вернулась к высокопоставленным гостям.

– Вот, посмотрите, пожалуйста, что мы сделали! – Ее лицо мгновенно разгладилось и осветилось доброй улыбкой. – Я этим занимаюсь, без преувеличения, днем и ночью, сама работаю и с фотографом, и с дизайнером, и с типографией, потому что больше никому нельзя поручить, приходится все делать самой. Мы хотим добиться высшего качества, проект у нас очень серьезный, одобренный на уровне правительства…

Посетители, двое молодых ребят, с виду типичные кедайцы – бронзовокожие, черноволосые, с довольно правильными чертами, – слушали ее вежливо, но без выраженного интереса. Они сидели в гостевых креслах у окна, а за окном, частично заслоненная «Адигамом» и двумя «Циминоями», парила над асфальтом их темно-зеленая с золотистым отливом машина, и прохожие замедляли шаг, чтобы рассмотреть ее получше. У Вермеса и эта машина, и они сами вызывали умеренный страх. Он знал, что это вполне естественно, так и должно быть.

Еще он знал, что работает в «Кедайских россыпях» и почему-то не может сменить работу, хотя ему здесь не нравится. Знал, что девушку, которая принесла гостям кевату в расписных фирменных чашках, зовут Тамьен и он должен жениться на ней, обязательно должен, хотя она ему тоже не нравится… Головная боль. Он подумал, что Тамьен ему нравится, и боль отпустила. Ага, вот оно что: надо жениться, чтобы не болела голова. Он живет в нескольких остановках отсюда, в скромной квартирке на улице Законотворчества. А раньше… Непонятно, что с ним было раньше, и опять начинает болеть голова… Раньше он жил у родственников в небольшом провинциальном городке и часто болел. Неприятных ощущений нет – значит, все правильно. Он приехал в Эсоду, чтобы сделать карьеру и жениться на какой-нибудь столичной штучке, Тамьен как раз девчонка что надо. Еще лучше, теперь он превосходно себя чувствует! Вот так и нужно думать… А эти двое внушают ему страх, потому что они не как все, но в общем-то он ничего против них не имеет, он парень тихий и покладистый. Только чем же он занимается в «Кедайских россыпях»? Странно, что он не может сообразить, в чем заключается его работа…

Посетители переглянулись, попрощались и направились к выходу. Когда дверь за ними закрылась, радушная улыбка на лице Семелой сменилась усталой и раздраженной гримасой.

– Я их еле-еле сюда завлекла, а теперь они что про нас подумают? Нет, вы отдел по связям с общественностью или зачем я тут с вами сижу? Тамьен хотя бы кевату им принесла, к ней у меня претензий нет, а ты, Вермес, торчишь за столом, как вареная рыба! Вермес, ты меня слышишь? Тебе не стыдно смотреть на меня с такой дебильной, извиняюсь, рожей? С тобой говорит дама и твой руководитель! Ты чем вообще здесь занимаешься?

Нехороший вопрос. Ответа на него Вермес не знал.

– Вы же ничего здесь не делаете, я одна все на себе тащу! Ну, еще Тамьен мне помогает… Правильно я говорю? Тамьен, правильно или нет?

Тамьен тихонько поддакнула. За окном недавние гости «Кедайских россыпей» сели в свою машину, и та взмыла над улицей. У Вермеса возникло смутное ощущение, что сейчас что-то изменится.

Ситуация: норма.

Режим: рабочий, норма.

Поэтапный выход из режима свертывания. Время пошло.

Пять.

Он вспомнил свое полное имя и кое-какие автобиографические данные. Его зовут Мерклой Вермес, ему двадцать семь лет. Родился в Эсоде. Семь лет назад, получив зеленую карту, поступил в Эсодианский университет на факультет сравнительной культурологии, тогда же вступил в ряды КОНСа. Спустя год тяжело заболел – после того как на последнем собрании КОНСа попал под психотронный удар. Болезнь не позволила ему продолжить учебу, к тому же КОНС объявили вне закона, и его бы в любом случае отчислили. В течение последующих трех лет перебивался чем придется, а потом… Потом – провал в памяти. В «Кедайских россыпях» он работает недавно, всего-то третью декаду. Его должность называется «ответственный за рекламу в Сети и в печатных изданиях». Платят здесь не сказать чтобы много, и система оплаты довольно запутанная, но для него деньги ничего не значат. Он пришел в «Кедайские россыпи», потому что здесь работает Тамьен Лакерой, на которой он должен жениться. Только вот на кой она ему сдалась?..

Четыре.

Он вспомнил, чем занимаются «Кедайские россыпи». То, о чем говорила Семелой: насчет культуры, альбомов и выставок – это всего лишь камуфляж. Фирма отмывает и крутит деньги, наворованные в свое время одним из высших чинов Министерства Колоний. Разумеется, это коммерческая тайна, в том числе для рядовых сотрудников… но не для Вермеса. Когда он, отчасти из любопытства, отчасти из привитой Инструктором добросовестности, захотел узнать, как обстоят дела, он тайком посетил кабинеты руководителей и скачал файлы из их машин, потом собрал кое-какую информацию через Сеть, сопоставил и проанализировал данные… Инструктор мог бы им гордиться! Какой еще Инструктор?.. Опять провал.

Три.

Он понял, что сейчас очень уязвим и ни в коем случае не должен отвечать ни на чьи вопросы, пока процесс не закончился. Хозяева предусмотрели все, но в те недолгие промежутки, когда меняется режим, он беспомощен, как только что вылупившийся птенец. Главное – молчать. Семелой остановилась перед его столом и что-то яростно говорила – он ее не слушал.

Два.

Он вспомнил, что у него есть Хозяева. Вспомнил, кто они такие. Вспомнил, кто был его Инструктором, пока он в течение последних двух лет находился в мире Хозяев. Вспомнил наконец, зачем он должен жениться на Тамьен Лакерой: та дружит с супругой главы Министерства Внешних Сношений Меводы, созданного шесть лет назад взамен распущенного Министерства Колоний. Вот она-то и нужна Хозяевам – как заложница для политического шантажа. Вермес получил задание: вступить в законный брак с ее подружкой и найти способ до нее добраться.

Один.

Он вспомнил, что ему под череп внедрен биокомпьютер, выполняющий множество функций, одна из которых – защита от разоблачения… потому что за такими, как он, ведется непрерывная охота. Способ защиты весьма прост: в момент опасности агент катастрофически глупеет и мгновенно забывает обо всем, что может дать врагу зацепку. Это сопряжено с неудобствами, но, учитывая возможности врага, это нельзя назвать перестраховкой.

Ноль.

Выход из режима свертывания завершен.

Режим: рабочий, норма.

Вспотевший Вермес откинулся на спинку стула. Жарко, а на кондиционер для отдела по связям с общественностью «Кедайские россыпи» вряд ли расщедрятся… Черные боги, каждое свертывание чем-то похоже на смерть! Как его за три минувшие декады измучили эти свертывания – и последующие постепенные возвраты в нормальное состояние. Ему не привыкать сходить с ума, но Хозяева могли бы придумать что-нибудь покомфортней… В голове тут же возникло ощущение болезненного давления: критиковать Хозяев даже в мыслях нельзя – это преступление, грех, порок, должностной проступок. Следить за его мыслями – тоже одна из функций биокомпьютера… Да нет, он ничего такого не имел в виду. Он ведь знает, что потом, когда он выполнит задание, Хозяева его вознаградят, и готов служить им, себя не щадя. Отпустило. Хотя нет, не совсем: все-таки остался предупреждающий намек на головную боль.

1
{"b":"21183","o":1}