ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Похоже на то, — бесстрастно сказала я. — И похоже, что еле успела.

— В том-то и дело, — подхватил муж. — Когда Сандра сбежала, до родов оставалось недель одиннадцать, максимум двенадцать. Мы потратили на дорогу сюда восемь недель — и это при том, что ехали экспрессом до самого конца Магистрали. А Сандра могла доехать только до границы Запретной Зоны, а потом ещё почти месяц добиралась по Равнине до Истры. Если же учесть, что ни один обычный поезд не идёт по такому длинному маршруту, и ей пришлось делать по меньшей мере пять или шесть пересадок, то получается, что её шансы попасть сюда в срок были мизерные.

— Не обязательно, — флегматично заметил Джозеф Арно. — Она вполне могла ехать экспрессом. Принимая во внимания обстоятельства её бегства из дворца — а именно отсутствие следов и свидетелей, скорее всего, так и было. Высокопоставленные покровители Сандры имели достаточно власти и свободы действий, чтобы устроить ей комфортное и быстрое путешествие не только до границы Запретной Зоны, но и до самого конца Магистрали.

Под высокопоставленными покровителями Джозеф явно подразумевал Ференца Кароя и его доверенных помощников. Он разделял мнение большинства, что исчезновение Сандры было спланированной акцией высшего руководства Инквизиции, а мы и не пытались разубедить его в этом.

— Дельная мысль, — сказал Владислав. — Обязательно нужно разузнать обо всех экспрессах, которые проезжали по Магистрали в направлении Основы в сентябре и октябре прошлого года.

— Мне это уже приходило в голову, — кивнул Арно. — Ещё час назад я связался с одним моим знакомым из министерства транспорта и попросил его просмотреть записи. А вот недавно получил ответ.

— Ну и?

— Разных экспрессов было более двух десятков. Но большинство из них были местными, и только три шли из конца в конец Магистрали. Во-первых, два инквизиторских курьера, которые везли на Основу очередную смену патрульных. Во-вторых, частный поезд, следовавший с Бетики на Мескену — одну незначительную Грань у самой границы Зоны. На нём ехал патриарх Несторианской Церкви Иларий для участия в церемонии беатификации недавно умершего мескенского подвижника… — Он умолк, озадаченный выражением наших лиц. — А что тут такого?

— Да нет, ничего, — сказала я, с трудом справившись с изумлением. — Ничего особенного… И когда же состоялась поездка патриарха?

— Его поезд отправился одиннадцатого сентября и прибыл на Мескену тринадцатого октября. — Джозеф, конечно, догадался, что нам что-то известно, однако сдержал своё любопытство и не стал выуживать из нас информацию. — А из Вечного Города до Бетики можно доехать меньше чем за неделю — на этом отрезке Магистрали поезда ходят быстро и часто. Так что Сандра без проблем успевала на патриарший экспресс. И по прибытии на Мескену у неё оставалось достаточно времени, чтобы добраться до Истры.

Владислав поблагодарил его за информацию, затем взял меня за руку и отвёл в сторону.

— Что ты об этом думаешь, Инна? — тихо спросил он.

— Вряд ли это простое совпадение. Нам следовало сразу догадаться, что здесь не обошлось без святейшего Илария — от кого же ещё Сандра могла узнать о твоей родине.

— В самом деле, — согласился Владислав. — Без сомнения, патриарх по уши замешан в эту историю. Возможно даже, что именно он склонил Сандру к бегству. — Муж покачал головой. — Вот так сюрприз!…

Однако сюрпризы на этом не закончились. Во второй половине дня, когда инквизиторы завершали прочёсывание долины, обнаружилось, что исчез лейтенант Свен Ларссон. Последний раз его видели около полудня, когда он направлялся к перевалу, где находилась ближайшая Вуаль. Дай Чжень категорически отрицал, что давал ему какое-либо поручение. Всё это время командор был уверен, что его заместитель вместе с десятком подчинённых обшаривает кустарники на противоположном берегу озера.

Когда к вечеру лейтенант не вернулся и никак не дал о себе знать, стало понятно, что он дезертировал. И как раз тогда выяснилось, что найденный Леопольдом перстень был подменён искусным муляжом. Тщательное изучение муляжа показало, что его изготовили с применением чёрной магии. Вне всяких сомнений, это было дело рук Ларссона…

Глава 10

Инна. Обещанная Тьме

До предела взвинченные событиями прошедшего дня, мы с Владиславом легли спать только после полуночи, но, несмотря на усталость, нам никак не удавалось заснуть. Мы лежали рядом на широкой кровати, время от времени переговаривались, а в головах у нас вертелось множество мучительных «как», «зачем» и «почему».

Особенно беспокоил вопрос, какую же ценность представлял для наших врагов перстень Бодуэна, что ради него был разоблачён такой глубоко законспирированный агент, как Ларссон, чья верность и надёжность до сих пор не вызывала ни малейших сомнений. Регент лично комплектовал нашу охрану, он отбирал только тех людей, которых хорошо знал и которым безгранично доверял. И, тем не менее, среди них оказался предатель — а это наводило на тревожные размышления о том, был ли Свен Ларссон единственным предателем в нашем окружении…

— Знаешь, Инна, — произнёс в темноте Владислав. — Мне начинает казаться, что мы до сих пор живы только потому, что Нижний Мир ещё не оставил надежд привлечь нас на свою сторону. Ведь у Ларссона была масса возможностей расправиться с нами — и в Вечном Городе, и, особенно, во время путешествия на Истру. Его саморазоблачение нисколько не утешает меня, скорее наоборот, пугает. Раз его хозяева с такой лёгкостью пожертвовали им, значит, в рядах Инквизиции у них ещё много агентов — если не в нашем отряде, то во дворце наверняка. Я очень боюсь, что в тот момент, когда Велиал или ещё кто-нибудь из заправил Нижнего Мира придёт к выводу, что мы не подлежим дальнейшей вербовке, нас можно смело считать покойниками.

— Я тоже этого боюсь, — сказала я, крепче прижавшись к мужу. — Инквизиция очень могущественная организация, она более или менее успешно защищает весь мир человеческий, но обеспечить безопасность отдельных людей ей не под силу — для этого она слишком многочисленна и неповоротлива.

Владислав вздохнул.

— Думаю, Сандра правильно поступила, решив поискать себе другую, более скромную защиту. Раньше я считал её бегство безумной авантюрой, но теперь понимаю, почему она отказалась от покровительства Инквизиции. Для неё это было всё равно, что жить под дамокловым мечом. Гораздо надёжнее исчезнуть, спрятаться, затеряться. Вот она и спряталась, воспользовавшись помощью Несторианской Церкви. В масштабах Граней это весьма незначительная конфессия, но именно в её незначительности, скромности, неприметности заключается главное преимущество как убежища. — Владислав поднялся и сел в постели. — А ведь мы, получается, разоблачили это убежище! Даже если предположить (а это весьма сомнительно), что больше никакой утечки информации не произойдёт, наши враги уже знают о пребывании Сандры на Истре, и им не составит труда сосчитать дважды два. Они обязательно обратят внимание на то подозрительное обстоятельство, что один из трёх экспрессов, на которых могла ехать Сандра, был предназначен для святейшего Илария — уроженца Истры. И тогда… Тогда всё может случиться. В том числе и самое худшее. — Он ударил кулаком по колену. — Чёрт возьми! Нам не следовало поднимать гвалт, когда Леопольд принёс перстень. Нужно было повременить, хорошенько всё обдумать, взвесить, и только потом решать, как правильно поступить, стоит ли сообщать о находке.

— Ну-ну, — сказала я. — Вспомни, что мы делали в первый час поисков. Что-то обдумывали? Взвешивали? Решали? Ничего подобного! Мы просто сходили с ума от волнения, боялись, что вот-вот из воды вытащат мёртвую Сандру. И лишь когда инквизиторы обшарили всё озеро и ничего, кроме мусора, там не нашли, мы немного успокоились и начали здраво рассуждать. Так что не убеждай себя в том, что мы сваляли дурака. Мы всё сделали правильно, Влад. Мы не могли поступить иначе.

Владислав снова лёг и привлёк меня к себе.

40
{"b":"2119","o":1}