ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Извини, Беа, — виновато сказал Марк. — У меня не было другого выхода.

— Ты мог бы пойти со мной. А теперь… Нет, постой! Ведь мы ещё здесь!

Я повернулась к ребятам. Беатриса уже сидела на полу и озадаченно озиралась по сторонам.

— Мы решили пойти за тобой, — сказала я. — Все вместе.

— Ага! — вставил словечко Леопольд. — Так это ты, Цветанка, втянула нас всех в историю?

Девочка взяла его на руки и поцеловала в розовый нос.

— Прошу прощения, котик. Я не хотела вас втягивать. Просто так получилось. — С этими словами она встала на ноги и подошла ко мне. — Не сердитесь на меня, госпожа. Пожалуйста…

— Да ладно уж, — отмахнулась я. — Ты хоть следы видишь?

— Вижу, но очень слабо. Очень-очень слабо. Как бы они совсем не исчезли.

— А у меня что-то не в порядке со шкурой, — растерянно произнёс Марк. — Её магия здорово ослабла.

— А мои способности почти полностью исчезли, — отозвался Гуннар. — Что с нами происходит, Инга?

— Ничего страшного, — спокойно ответила я. — Можете утешать себя тем, что наши потенциальные противники ослабли ещё больше. Отсюда, с Основы, доступ к Нижнему Миру, где они черпают свою силу, весьма затруднён.

— Так мы на Основе? — потрясённо промолвил Марк.

Гуннар и Беатриса молча уставились на меня круглыми от изумления глазами. Будучи образованными колдунами, умом они понимали, что Земля — не сад Эдемский, и здесь живут такие же люди, как и в других местах, но вместе с тем в глубине души разделяли благоговейное отношение большинства обитателей Граней к Основе.

— А что тут такого странного? — невозмутимо произнёс Леопольд, удобно расположившись на руках у Беатрисы. — Сейчас мы находимся там же, где я встретил Инну и Владислава.

— Там же? — переспросила я. — В Киеве?

Кот покачал головой:

— Нет, не думаю. Отсюда до того места, где мы жили, далековато. Но туда можно попасть без всяких ваших фокусов, вроде этой дырки в полу.

Я хотела спросить, сколько это — «далековато», но в этот момент мои чувства, по-прежнему сосредоточенные на лестнице, забили тревогу. Я ощутила, как медленно, с натужным скрипом открывается верхняя дверь.

— Беатриса, — шёпотом спросила я. — Когда ты появилась, свет здесь горел?

— Кажется, нет. По-моему, он зажёгся уже после того, как я вышла из туннеля… Хотя не уверена.

Я молча кивнула. Очевидно, тут сработала какая-то автоматика. И наверняка известила хозяина, что к нему пожаловали гости. Интересно, он уже знает, что мы не принадлежим к числу его друзей? Или всё произошло так стремительно, что в Нижнем Мире ещё не успели сориентироваться. Судя по всему, так и было — иначе они просто заблокировали бы туннель, замкнув нас там, как птичек в клетке.

Верхняя дверь наконец открылась, и кто-то начал спускаться по лестнице. Я жестом приказала своим спутникам отойти в дальний угол бункера и прикрыла их мощным силовым щитом, а сама осталась возле двери, приготовившись к защите и нападению. Марк хотел было присоединиться ко мне, но я отрицательно мотнула головой, а сестра схватила его за рукав и что-то прошептала ему на ухо. Мальчик неохотно кивнул и остался на месте.

С той стороны послышался скрежет отодвигаемого засова, затем дверь медленно отворилась, и вдруг из темноты послышался изумлённый голос:

— Принцесса!…

Ещё до этого восклицания я поняла, кто передо мной, и размашисто ударила по нему парализующим заклинанием. Противник с тихим стоном осел на пороге.

— Похоже, нам не придётся идти по следу, — спокойно произнесла я, шире раскрывая дверь. — Этот человек должен знать, куда направилась похитительница.

Лишившись опоры в виде двери, мой пленник растянулся на полу, и электрическая лампа над входом осветила лицо лейтенанта Ларссона.

Глава 17

Ларссон. Дважды предатель

Очнувшись, Ларссон обнаружил себя связанным по рукам и ногам какими-то невидимыми нитями. Голова у него раскалывалась от адской боли, всё тело ужасно ломило, перед глазами плыло. С трудом сфокусировав взгляд, он узнал обстановку прихожей в доме Смотрителя. Сам он лежал на диване, а в нескольких шагах от него сидела на стуле принцесса Инга.

Ларссон слабо удивился тому, что он до сих пор жив. Сильно удивляться не мог — для этого ему попросту не хватало сил. Тем не менее, его удивление было искренним и глубоким. Он должен был умереть в тот самый миг, когда очнулся и осознал себя пленником, — а однако, продолжал жить. Встроенная в его подсознание команда самоликвидации почему-то не срабатывала.

Ларссон, конечно, уже сообразил, что его магия заблокирована, но это ровным счётом ничего не объясняло. Механизм блокировки колдовских способностей заключался в прекращении сознательного доступа к ним, а подсознанию никто действовать не мешал, и оно давным-давно должно было активизировать инфернальные связи, по которым из Нижнего Мира поступил бы мощный импульс энергии, способный в мгновение ока превратить его тело в пылающую жижу. Правда, в условия Основы этот импульс был бы здорово ослаблен, но его наверняка хватило бы для того, чтобы полностью разрушить его мозг.

Впрочем, оставалась ещё одна возможность — изолирующий артефакт, наподобие перстня Бодуэна. Он полностью ограждал своего носителя от любого внешнего магического воздействия, и в таком случае, сколько бы ни срабатывала команда самоуничтожения, ничего бы не происходило. Может быть, принцесса взломала сейф в кабинете, нашла там перстень и надела ему на палец?… Ларссон наклонил голову, упершись подбородком в грудь, и посмотрел на свою правую руку, крепко прижатую к туловищу. Перстня на среднем пальце не было. И на любом другом — тоже. Да и вообще, невидимые путы, которые не позволяли ему двинуться, имели явно магическое происхождение, а значит, никакого изолирующего артефакта на нём не могло быть…

— Вижу, вы пришли в себя, господин Ларссон, — бесстрастно заговорила принцесса Инга. — Готовы отвечать на мои вопросы?

Ларссон твёрдо решил хранить молчание и не вступать ни в какие переговоры. Перспектива пыток его не трогала, а с близостью смерти он уже смирился. Разумеется, ему хотелось жить, очень хотелось, однако он понимал, что предательством свою жизнь не спасёт, лишь обречёт себя на вечные муки в той мрачной части Преисподней, где обитают души отступников. Возможно, отсрочка с самоуничтожением — это испытание, которому решили подвергнуть его Хозяева, и сейчас один из них — либо Локи, либо сам Велиал, — следит за тем, как он будет вести себя на допросе.

«Ну что ж, — подумал Ларссон. — Я докажу, что мне можно доверять».

Но, к своему неописуемому изумлению, послушно произнёс:

— Да, принцесса, я готов отвечать на ваши вопросы.

Она удовлетворённо кивнула:

— Вот и хорошо. Прежде всего, где мы?

— На Основе.

— Это я знаю. А где именно?

— В России, на юге Бурятии, город Няхта. Это недалеко от границы с Монголией.

— Гм, весьма уединённое местечко… Кто хозяин этого дома, где он сейчас и когда должен вернуться?

— Теперь хозяин здесь я. Повелитель назначил меня новым Смотрителем туннеля.

— А что случилось с прежним?

— Чойбалсана больше нет. Повелитель покарал его.

— За что?

Ларссон не ответил. Но вовсе не потому, что сумел совладать с собой, а как раз наоборот — разум бывшего инквизитора заметался в панике, и та его часть, что безропотно отвечала на вопросы, отступила под натиском всепоглощающего страха, временно утратив контроль над речью. Впрочем, ненадолго — спустя минуту Ларссон почувствовал, как на него накатывается волна расслабленности и успокоения, вскоре панический ужас прошёл, и осталось лишь глубокое недоумение вкупе с растерянностью. Ведь он был надёжно защищён от подчинения чужой воле, кроме воли Хозяев Преисподней, и снять эту защиту могла только смерть…

— Ну вот вы успокоились, — сказала принцесса. — Прошу вас, продолжайте. За что был наказан ваш предшественник — Чойбалсан, если я правильно расслышала?

60
{"b":"2119","o":1}