ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Большие девочки тоже делают глупости
Богиня по выбору
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Гребаная история
Око Золтара
Эрхегорд. Старая дорога
Шестнадцать деревьев Соммы
Гридень. Из варяг в греки
A
A

— Это она меня невзлюбила, — возразил Марк. Он сунулся было вслед за Андреа в спальню, но затем спохватился и прошёл в кабинет. — Она меня на вид не переносит.

— Глупости! — отозвалась Андреа. — С какой ещё стати?

— А то ты не знаешь! Гвен злится, что мы постоянно занимаемся вместе. Она считает, что я мешаю вашей дружбе.

Андреа вышла из спальни в переднюю. Её русые волосы, прежде стянутые на затылке в элегантный узел, теперь были распущены и свободно ниспадали на плечи. Она посмотрела на Марка через открытую дверь и покачала головой:

— А вот Гвен считает иначе. Говорит, что ты первый начал. И мне кажется, она права. Хотя вы оба хороши. Как дети, честное слово!

С этими словами Андреа скрылась в ванной. А Марк взял с полки толстый том «Введения в теорию инфернальных сил» и стал его листать в поисках места, где они остановились в прошлый раз. В глаза ему бросилось название одной из глав: «Особенности магической структуры фальшивых котов-оборотней», — и он тут же вспомнил о призраке Нильса, которого якобы повстречала Абигаль. Нет, конечно, тот кот никак не мог быть порождением Нижнего Мира. Торнин был надёжно защищён от проникновения любой нечисти, поскольку Ильмарссон, будучи высшим магом, обладал достаточным могуществом, чтобы регулярно закупоривать все инфернальные каналы на Грани. Так что существо, которое видела Абигаль, не имело отношения к Преисподней. А что она действительно видела кого-то, похожего на кота, Марк не сомневался. У Абигали было множество недостатков, что правда, то правда; однако ни лживость, ни истеричное фантазёрство не принадлежали к их числу.

Когда Андреа вышла из ванной и присоединилась к Марку в кабинете, он поведал ей о призраке Нильса. Она выслушала его рассказ без тени улыбки, а затем серьёзно произнесла:

— Это случается уже не впервые. Ещё несколько таких встреч, и в школе может возникнуть нездоровый ажиотаж. Надо попросить Абигаль, чтобы она помалкивала.

— Она и так молчит, — ответил Марк. — Боится, что её поднимут на смех… А ты что-то знаешь об этом призраке?

— Знаю, — кивнула Андреа. — Но это не призрак. В позапрошлом году я тоже столкнулась с ним в подвале — и примерно в такой же ситуации, как Абигаль. Но я уже взрослая девочка и не испугалась, а сразу закляла его и вызвала мастера Ильмарссона. Он признался мне, что это его рук дело. Существо было не призраком, но и не живым котом, а астральной проекцией Нильса.

— А что это такое? — удивился Марк.

Вместо ответа Андреа достала второй том «Большой Имперской Энциклопедии» (от «Ап» до «Ая») и показала ему соответствующую статью. Её содержание было коротким:

«АСТРАЛЬНАЯ ПРОЕКЦИЯ, редчайший колдовской конструкт, самостоятельно мыслящий образ ранее жившего, но уже умершего разумного существа. Все известные А.п. были созданы высшими магами. Ни одного случая создания А.п. Великими не зарегистрировано. Физические и магические свойства А.п. не изучены; известно лишь, что они обладают всеми признаками материальности, но способны к мгновенной дематериализации. Время существования А.п. — от одного до нескольких часов, после чего они рассеиваются. По утверждению высшего мага Кароя Ференца, А.п. не имеют ничего общего с призраками или зомби».

— Значит, вот оно как, — произнёс Марк, прочитав статью. — Главный мастер был очень привязан к Нильсу. Видно, сильно скучает по нему и оттого создаёт его астральные проекции.

— Думаю, тут всё гораздо сложнее, — заметила Андреа. — Ты представляешь, сколько близких потерял мастер Ильмарссон за свою долгую жизнь? Его повсюду окружают призраки прошлого, и ему очень хочется повернуть время вспять, встретиться с теми, кто был ему дорог и кто от него ушёл. Но он не может так поступить с людьми, это было бы слишком жестоко. Вот и довольствуется котом — наивным и беззаботным созданием, которое не страдает от осознания краткосрочности своей псевдожизни.

— Значит, для этого предназначена шестьсот двенадцатая аудитория? — предположил Марк. — Чтобы держать там Нильса? Если не ошибаюсь, она была замурована как раз тогда, когда он умер.

— Ошибаешься, — сказала Андреа. — Нильс умер за несколько дней до начала учебного года, тогда мы с Гвен только поступили на работу в школу и ещё застали его в живых. А шестьсот двенадцатая, насколько мне известно, была замурована месяцем раньше. И я уже говорила тебе, что не знаю, зачем она понадобилась Ильмарссону. Что же касается Нильса, то главный мастер держит его в своей квартире и старается не выпускать оттуда. Но беда в том, что через несколько часов астральная проекция теряет стабильность и начинает «мерцать» — то дематериализуется, то снова материализуется. И в своём нематериальном состоянии Нильс иногда убегает — как правило, отправляется в подвал, где при жизни любил ловить мышей. А у мастера Ильмарссона рука не поднимается уничтожить его, пока он сам собой не рассеется. В общем, ничего опасного. Только дети порой пугаются, принимая его за призрака.

Марк криво усмехнулся:

— Они бы пугались ещё больше, если бы знали, что Нильс — какая-то непонятная астральная проекция.

Андреа согласно кивнула:

— Вот именно. Так что пусть и дальше считают его призраком.

Глава 14

Ларссон был занят чернокнижием. По общепринятому определению, этим словом обозначалось сознательное обращение к инфернальным силам со стороны обычного человека, не обладающего магическими способностями, либо колдуна, не имеющего связи с Нижним Миром. Чернокнижие было запрещённым разделом ритуальной магии; его практическое применение являлось уголовно наказуемым деянием.

Впрочем, Ларссон не боялся правовой оценки своих действий; ему просто было противно. Он испытывал глубочайшее отвращение, раскладывая на лугу с увядшей травой камни — так, чтобы они образовали внутренние и внешние углы пентаграммы. Затем с не меньшим омерзением стал читать специальное заклятие, призванное открыть инфернальный канал и направить по нему вызов к Локи.

Даром что Ларссон по-прежнему не считал чёрную магию абсолютным злом, он больше не желал иметь с ней ничего общего — даже с таким, в сущности, безобидным её проявлением, как чернокнижие. Каждый раз, когда ему приходилось вызывать Локи, он чувствовал себя крайне паршиво. Благо это случалось нечасто: со времени своего воскрешения Ларссон лишь трижды прибегал к такому ритуалу — сначала по результатам визита к доктору Нуйону на Вориане; потом, когда он выяснил, что случилось с Визельдой и куда подевалась её дочь; а также в начале июля, после своего знакомства с Герти. Тогда Ларссон и Локи договорились, если не произойдёт ничего экстраординарного, встретиться через три недели. Сегодня как раз истекал этот срок.

Когда Ларссон дочитал заклятие до конца, перед ним возник большущий чёрный козёл с густой бородой и длинными изогнутыми рогами. Он оглянулся по сторонам на разложенные камни и громко фыркнул:

— Как всегда, ты очень небрежно устанавливаешь пентакль. А впрочем, мне плевать. Всё равно я ненавижу этот символ, он мне чужд. В начале прошлого тысячелетия Велиал навязал его всем остальным Хозяевам Преисподней под предлогом унификации методов чёрной магии. Тогда мы с ним согласились, не заподозрив подвоха, а впоследствии оказалось, что приняв сей знак, мы тем самым подтвердили статус Велиала как первого среди равных.

Но Ларссона не интересовали события тысячелетней давности. Он резко произнёс:

— Короче, Локи, давай ближе к делу. У меня особых новостей нет, всё по-прежнему. Никакой слежки за девушкой я не обнаружил, никто не пытался её похитить.

— И не будут пытаться, — сказал Локи. — На днях мне удалось раздобыть кое-какую информацию. Не скажу, что это было легко; пришлось здорово рискнуть — но оно того стоило. Оказывается, Велиал с самого начала планировал поместить девчонку в школу Ильмарссона. Для того и была задумана вся эта комбинация с убийством Визельды, которая не хотела отпускать свою дочь.

27
{"b":"2120","o":1}