ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Её отсутствие, кстати, нисколько не сказалось на ходе занятий, и некоторые ребята, предпочитавшие иметь дело в первую очередь с Марком, даже не заметили, что её нет. Хотя сам Марк остро это чувствовал — но вовсе не потому, что испытывал какие-то затруднения, просто без Андреа ему было немного неуютно. Он слишком привык видеть её рядом с собой на каждом уроке, они вообще почти не расставались с утра до вечера. Наверное, мало какие супруги проводили вместе столько времени — не считая, конечно, ночей… Последняя мысль вызвала у Марка неожиданно сильное волнение, и он быстро прогнал её прочь.

Третий урок Марк тоже провёл без Андреа. Потом наступила большая перемена, во время которой ученики ходили в столовую на второй завтрак. Поскольку на следующем уроке были первоклашки, Марк ожидал, что вот-вот явится Андреа. Но она всё не возвращалась, и он, закончив с подготовкой инвентаря, поднялся на шестой этаж, где находилась аудитория для семинаров по основам мироздания и бытия.

В самой аудитории было пусто, однако сквозь неплотно закрытую дверь примыкавшего к ней кабинета слышался приглушённый разговор. Узнав голоса Андреа и Гвен, Марк подступил к двери, собираясь постучать, но так и замер с поднятой рукой.

— …не мог просто отлучиться, — были первые слова Андреа, которые он разобрал. — Он бы обязательно предупредил, что пропустит уроки. А так исчез совершенно внезапно, не взял с собой никаких вещей, одну только кошку прихватил. Это сильно смахивает на паническое бегство. К тому же мастер Ильмарссон неоднократно пытался связаться с ним, посылал вызовы во все концы архипелага. Но Викторикс не отвечал — хотя за ночь не мог уехать настолько далеко, чтобы до него нельзя было дозваться. Похоже, он просто не хочет отвечать — а значит, не собирается возвращаться.

— Наверное, догадался, что мы его раскусили, — предположила Гвен. — И поспешил скрыться.

— Вполне возможно. Или чем-то прогневил своих адских хозяев, они выманили его на одну из соседних Граней якобы для разговора и там прикончили… хотя это маловероятно.

— А вдруг он сумел проникнуть в шестьсот двенадцатую? — выдвинула очередную догадку Гвен.

— Нет, не мог, — ответила Андреа с твёрдой уверенностью. — Сама знаешь, какая там защита. Взломать её способен лишь чёрный колдун уровня Женеса — а таких сейчас нет на свете. Но если даже допустить, что он сумел преодолеть все защитные чары и обойти сигнализацию, то сейчас бы мы говорили не об исчезнувшем Викториксе, а о мёртвом. Ты ведь это понимаешь.

— Понимаю, — сказала Гвен. — Но должна же быть причина, почему он ушёл.

— Ну, не исключено, что вчера вечером кто-то застукал его за чёрной магией. Только тогда непонятно, почему этот «кто-то» молчит о своём открытии. Любой ученик, а тем более учитель, заподозри он Викторикса в связях с Нижним Миром, немедленно доложил бы главному мастеру.

— А что если… — начала было Гвен, и в голосе её явственно прозвучал испуг, но Андреа быстро сказала:

— Нет-нет, не беспокойся. Главный мастер уже проверил. Все дети на месте, никто не пропал.

Марк был до глубины души потрясён услышанным. Выходит, Гидеон Викторикс был чёрным магом — а Ильмарссон и Андреа с Гвен знали об этом! Знали, но по какой-то причине терпели его присутствие в школе, подвергая опасности учеников. Просто неслыханно!..

— Ну и слава Богу, — с облегчением произнесла Гвен. — Если бы кто-нибудь пострадал… это было бы на нашей совести.

— Да, на нашей, — согласилась Андреа. — Но Викторикс был не худшим вариантом, ты сама понимаешь. Пока он находился здесь, мы могли не опасаться, что Нижний Мир попытается пробраться в школу каким-нибудь другим путём. А теперь всё может быть.

— И что же делать?

— Ещё не решили, сегодня вечером обсудим. Но мастер Ильмарссон намерен и дальше придерживаться версии, что Викторикс уехал по семейным делам. Известие, что он просто исчез, вызвало бы в школе большой переполох, а нам это ни к чему. Не говоря уже о неизбежном расследовании, в результате которого рано или поздно всплывёт, что Викторикс был самозванцем.

— Но если это скрыть, то в Нижнем Мире поймут, что нам было известно о его деятельности.

— Боюсь, они по любому поймут и в следующий раз будут действовать более хитро и изощрённо.

— А вдруг всё-таки попытаются использовать детей?

— Мы уже говорили об этом, Гвен. И согласились, что Нижний Мир давно просчитали всю бесперспективность таких попыток. Это могло сработать, если бы мы не знали о возможности перевоплощения. Однако мы знаем об этом, и нам нетрудно будет разглядеть в девятилетнем ребёнке взрослого человека. Сейчас у тебя свободный урок, так что ступай к мастеру Ильмарссону, расскажи о своих опасениях, спроси о дальнейших планах. А мне пора к Марку. Он, наверное, уже злится.

— С чего бы ему злиться? До конца перемены ещё десять минут.

— Но ведь надо же подготовиться к следующему уроку. И вообще…

— И вообще, — подхватила Гвен, — дело не в уроках. Просто вам хорошо вместе. За эти месяцы вы стали сладкой парочкой.

— Пожалуйста, Гвен, не насмехайся!

— А я говорю серьёзно. Ты хоть понимаешь, Андреа, что ситуация выходит из под твоего контроля? Ты вскружила Марку голову, очень скоро он перестанет довольствоваться твоей дружбой и захочет большего. А ты готова к этому? Скажи честно — готова?

Последовало молчание. Андреа ничего не ответила.

— Вот то-то же, — вновь отозвалась Гвен. — Ты не сможешь сказать «да», а твоё «нет» разобьёт ему сердце. Он ведь ещё мальчишка, ранимый и впечатлительный…

Она продолжала говорить дальше, но Марк уже не слушал её. Опасаясь, что в любую секунду Андреа может выйти из кабинета и тем самым поставить его в крайне неловкое положение, он поспешил покинуть аудиторию. А ко всему прочему, ему совсем не улыбалось присутствовать при том, как обсуждают его самого.

«Надо же какая заботливая! — сердито думал Марк, спускаясь на первый этаж, где находился тренировочный зал. — Можно подумать, обо мне печётся! А на самом же деле просто не хочет отпускать от себя Андреа. Проклятая лицемерка!.».

Он чувствовал, что его неприязнь к Гвен перерастает в тихую ненависть.

Впрочем, куда больше Марка беспокоила не эта часть их разговора, а другая, самая главная, которая касалась Викторикса. То, что он услышал, повергло его в глубокую растерянность и недоумение.

Ни для кого не было секретом, что Нижний Мир всегда проявлял обострённый интерес к колдовским школам и академиям и стремился внедрить туда своих слуг — чтобы выискивать наименее стойких детей и подростков и исподволь склонять их к чёрной магии. Однако школа Ильмарссона всегда славилась тем, что ни один из её выпускников не попал в сети тёмных сил, а все попытки Нижнего Мира заслать шпионов неизменно терпели фиаско. И вот оказалось, что чёрный маг всё-таки смог устроиться здесь учителем! Правда, главный мастер его быстро разоблачил (а может, с самого начала понял, кто он такой), но тем не менее терпел его присутствие в школе. Терпел до тех пор, пока Викторикс сам не ушёл.

И Андреа с Гвен были в курсе всего происходящего. Мало того, из их слов Марк сделал вывод, что они каким-то образом замешаны в эту странную историю. Ведь Гвен прямо сказала, что если бы кто-нибудь пострадал, это было бы на их совести, а Андреа сразу согласилась с ней. И ещё добавила, что Викторикс был не худшим вариантом, поскольку они знали о нём. Какая-то вывернутая логика получается! Если исходить из подобных соображений, то вообще не следует трогать разоблачённых чёрных магов — а то, чего доброго, на их место придут другие, похуже прежних. Но что может быть хуже учителя на службе у Нижнего Мира?…

А ещё из разговора следовало, что Викторикса очень интересовала замурованная шестьсот двенадцатая аудитория. Возможно, это была главная причина его присутствия в школе. А если так, то получается, что главный мастер хранит там не просто опасные вещи — но смертельно опасные, которым не место рядом с детьми. И Андреа знала об этом. Знала, хотя буквально на прошлой неделе уверяла Марка в обратном. Он, конечно, понимал, что иначе сказать она не могла, но всё равно ему было досадно…

34
{"b":"2120","o":1}