ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леопольд попросил ещё молока, и Марк снова налил ему полное блюдце. Занятый едой, кот молчал и не мешал ему думать.

Во всей этой истории был ещё один подозрительный момент — а именно то, как жёстко Нильс отвадил Леопольда от визитов в Кэр-Магни. Такое агрессивное поведение было не в его характере: Нильс, которого знал Марк, отличался весьма добродушным, хоть и капризным нравом, дружелюбием и терпимостью. Он всегда был рад, когда в школу наведывался другой оборотень-самец — либо из местных (в Ольсборге и окрестностях их проживало около дюжины), либо приезжий. А тут вдруг ни с того, ни с сего устроил Леопольду настоящий террор — и это при том, что сам Леопольд далеко не робкого десятка, его не так-то легко запугать. Однако Нильсу, судя по всему, удалось.

«Нет, здесь что-то не так, — решил Марк. — Для этого должны быть серьёзные причины. Очевидно, Нильсу поручили изгнать Леопольда с Ланс-Оэли. Но зачем? Да затем, чтобы он случайно не увидел там кого-то, кого ему видеть не следовало. Наверняка, Андреа. Хотя вряд ли причина только в том, что она похожа на Ингу; их сходство не такое уж разительное. Другое дело, что Леопольд необычайно чуткий. Он мог почуять в Андреа нечто особенное… Если, конечно, он не видел её ещё до появления Нильса».

На сей раз Марк не стал отвлекать Леопольда от еды, а подождал, пока тот допьёт молоко, и лишь потом поинтересовался:

— А за тот последний год, когда Феликс уже жил в Кэр-Магни, но Нильса ещё не было, ты встречал там кого-нибудь постороннего?

— Кажется, нет… Точно, нет. Там вообще не бывает посторонних. Если только не считать приближённых Инны, которых она иногда приводит с собой. А ещё бывает Владислав. Хотя как раз его можно назвать посторонним — он ведь наведывается туда очень редко, в основном на дни рождения Суальды, чтобы поздравить её и что-нибудь подарить. А так в Кэр-Магни бывают одни лишь местные, из соседних сёл. Ну, и кроме того, раз в месяц приезжают люди из далёких сёл — чтобы Инна решила их споры, наказала тех, кто нарушал законы, и всё такое.

— Понятно. А к мальчику кто-нибудь приезжал?

— Если да, то я их ни разу не встречал. Я же нечасто там бывал. Иногда сам, иногда с Инной… А почему ты спрашиваешь?

— Просто так, — пожал плечами Марк. — Хочу понять, из-за чего Нильс так взъелся на тебя.

— Он невоспитанный, вот и всё, — изложил своё мнение кот. — Дикий и некультурный. Небось, в лесу вырос. И что только Инна в нём нашла!

Марк посмотрел на часы. Было лишь начало пятого — а в выходные Андреа поднималась не раньше девяти утра. Но Леопольд так долго ждать не захочет, он слишком деятельный и неусидчивый. К тому же, если догадки Марка хоть частично верны, то Инга, когда узнает, что кот здесь, немедленно заберёт его и запретит ему бывать на Торнине.

— Леопольд, — наконец решился Марк. — Я хочу познакомить тебя с одной девушкой.

Кот посмотрел на него и лукаво мурлыкнул:

— С твоей подружкой?

Марк почувствовал, что краснеет.

— Нет, она просто мой хороший друг. Ей будет приятно с тобой встретиться.

— Мне тоже, — заверил Леопольд. — Твои друзья — мои друзья.

Марк поднялся с кресла.

— Ну, тогда пойдём.

— Ладно, пойдём, — сказал кот. И тут же заметил: — Но сейчас ещё рано. Она, наверное, спит и рассердится, когда ты её разбудишь.

— Ничего страшного. Она так обрадуется знакомству с тобой, что не станет обижаться.

Леопольд, со свойственной ему эгоцентричностью, принял это заверение за чистую монету. Марк взял его на руки, вышел в коридор и направился к квартире Андреа. Он полностью отдавал себе отчёт, что поступает неправильно и даже предосудительно, ведь если Инга действительно стремилась оградить Андреа от встреч с Леопольдом, значит, имела на то серьёзные основания. Но Марк не мог иначе, он должен был распутать эту тайну, которая касалась… ну, скажем, очень дорогого ему человека.

Когда они уже подходили к квартире Андреа, Леопольд внезапно напрягся и тихо зашипел.

— В чём дело? — тихо спросил Марк. — Что случилось?

— Она там, — ответил кот, указывая лапой на дверь. — Я её чувствую.

— Кого?

— Инну.

Марк испуганно выдохнул:

— Ох, чёрт!.. Быстро уходим!

— Поздно, — сказал Леопольд. — Она тоже почуяла меня.

В следующую секунду дверь открылась, и Марк увидел королеву Ингу, одетую в роскошное длинное платье из тех, которые она так любила. Инга смерила его хмурым взглядом, грозно посмотрела на Леопольда и сказала:

— Ну что ж, заходите, раз уж пришли.

Чуть помешкав в нерешительности, Марк вошёл в переднюю. Дверь спальни была открыта; на краю кровати сидела Андреа в цветастом домашнем халате. Выглядела она сонной и взволнованной.

— Вы здесь из-за Нильса? — спросил Марк у Инги, рассудив, что изображать из себя святую невинность, бессмысленно. — Из-за того, что я выследил его?

— Да, — кивнула Инга. — Я заметила, что он ведёт себя виновато, и потребовала объяснений. Нильс признался, что ты его видел. По его словам, ты застал его врасплох, но я не верю. Думаю, он решил немного подразнить тебя.

— Да, — подтвердил Марк. — Так и было.

— Ну, а я тебя хорошо знаю, — продолжала Инга, — и угадала твои дальнейшие шаги. Сразу связалась с Владиславом, и он сообщил, что четверть часа назад переслал к тебе Леопольда. Кстати, почему ты обратился к нему? Уже тогда подозревал меня?

— Нет, я просто… — начал было Марк, но Леопольд не дал ему закончить. Всё это время он молчал, пристально глядя на Андреа, и вдруг сказал:

— Привет, Сандра! А ты здорово изменилась. Но я всё равно тебя узнал.

Глава 12

— Где моя сестра?

Это были первые слова, которые произнёс Бен, опомнившись от того, что Вышний пожаловал к ним наяву, а не во сне.

При свете дня Ривал де Каэрден выглядел не так эффектно, как в темноте. Золотистое сияние, исходившее от его фигуры, было почти незаметно, и на первый взгляд он казался самым обыкновенным человеком, разве что наряженным в необычную одежду — которая, впрочем, сейчас больше походила не на тунику, а на женскую ночную рубаху. Де Каэрден застал их за обедом, и Бен едва не подавился едой, когда понял, кто перед ним. Тот факт, что Вышние способны материализоваться на Гранях произвёл на него огромное впечатление.

Коты тоже заметно оробели, хотя они были скорее озадачены, чем напуганы. Никакой нечисти в пришельце не было, но вместе с тем они чувствовали его чуждость земному миру. Сибилла немедленно спряталась за спиной Ларссона, а Ральф проявил больше выдержки и разве что ближе пододвинулся к Бену.

— Всему своё время, Беньямин, — невозмутимо ответил де Каэрден. — Мы обещали, что поможем отыскать твою сестру, и сдержим своё слово. Верь нам. — Затем повернулся к Ларссону: — Значит, ты рассказал ему о записях МакГрегора?

— Да, рассказал. А разве вы не в курсе?

— Нет. Вы так спешно покинули Эрендаль, что мы вас упустили и смогли обнаружить лишь пару часов назад. Но нам уже известно, что Тара мертва. А из того, что Беньямин открылся тебе, мы заключили, что операция прошла не так гладко, как ты рассчитывал.

— Что верно, то верно, — подтвердил Ларссон. — Совсем не гладко. Я был на волосок от смерти, и не моя заслуга в том, что уцелел. Тут я должен благодарить Бена. Ну, и вас тоже — за то, что поручили ему страховать меня… Кстати, разделите с нами трапезу?

— Спасибо, не голоден, — ответил де Каэрден, но тем не менее присел на траву перед скатертью, за которой обедали молодые люди. — Прежде всего, Беньямин, тебе передают свои извинения Сигурд и Гийом — те, кто нанял тебя на эту работу. Они не пришли вместе со мной, поскольку материализация даже одной Вышней субличности требует большой затраты энергии. Ты ведь не против иметь дело со мной?

— Не против, — сказал Бен. — Если, конечно, это не значит, что вы меняете условия нашего сотрудничества.

— Ни в коем случае. Договорённость, заключённая кем-либо из нас, обязательна для всех Вышних. А теперь рассказывайте, что там случилось с Тарой.

55
{"b":"2120","o":1}