ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас на рейде в гавани стояло свыше полусотни кораблей разного водоизмещения, и среди них особо выделялись два огромных судна — новые трёхмачтовые красавцы, лишь в начале этого года сошедшие со стапелей на мышковицкой верфи. Корабли назывались «Князь Всевлад» и «Святая Илона»; завтра на рассвете они отправятся в плавание к неведомым берегам, на поиски западного морского пути в Хиндураш. Организовать такую экспедицию было заветной мечтой князя Всевлада — но осуществилась она лишь спустя девять лет после его смерти, благодаря стараниям Стэна, который завершил дело, начатое отцом…

С гордостью глядя на прекрасные корабли, равных которым не было на всём белом свете, Стэн вспомнил, как он, будучи ещё подростком, коротал долгие зимние вечера, изучая сложные чертежи и изобиловавшие неточностями морские карты; как, сидя у камина, он слушал увлекательные рассказы отца о великих мореплавателях прошлого; как они вместе мечтали о том дне, когда могучие суда поднимут свои белоснежные паруса и, подгоняемые попутным ветром, устремятся на запад, чтобы совершить невозможное — пересечь Великий Океан и бросить якорь у берегов далёкого восточного Хиндураша…

И Стэном с новой силой овладел гнев.

«Грязный ублюдок! — мысленно обратился он к покойному императору. — Если бы ты помер в срок, мой отец был бы ещё жив. И мама тоже… А что до тебя, Чеслав, то ты у меня ещё попляшешь. А потом я спляшу на твоей могиле…»

В смерти своих родителей Стэн не без оснований винил недавно преставившегося Михайла II и его ныне здравствующего сына, которые девять лет назад развязали бессмысленную войну с Норландом и вели её мало сказать, что бездарно. В этой войне погибли отец и мать Стэна, оставив его, шестнадцатилетнего юношу, с тяжким бременем власти на плечах и с подрастающей сестрёнкой на руках. И неизвестно ещё, какая из этих двух нош была тяжелее…

На главном причале шла погрузка на шлюпки последней партии продовольствия и питьевой воды, предназначенных для «Князя Всевлада» и «Святой Илоны». Обратным рейсом эти шлюпки должны привезти на берег всех моряков — офицеры обоих кораблей были приглашены на праздничный ужин за княжеским столом, а рядовых матросов ждало щедрое угощение во дворе замка.

За погрузкой присматривал высокий рыжебородый мужчина лет сорока пяти, с широким скуластым лицом, огрубевшим от длительного воздействия солнечных лучей и солёного морского воздуха. Он был одет хорошо, со вкусом, но практично и без претензий. В любой момент он мог запросто скинуть камзол и шляпу и подсобить в работе матросам, не боясь испортить свой костюм. Звали его Младко Иштван; он был капитаном «Святой Илоны» и руководителем экспедиции. Пожалуй, на всём западном побережье не сыскалось бы шкипера, который бы так подходил на эту роль. Иштван обладал огромным опытом в обращении с людьми и кораблями, во всех тонкостях владел искусством навигации и — что немаловажно — был одержим идеей найти западный путь в страну шёлка и пряностей.

Завидев своего князя, матросы разом прекратили погрузку; посыпались приветствия в его адрес и пожелания доброго здравия. Стэн кивнул им в ответ и сказал:

— Спасибо, друзья. Но прошу вас, продолжайте. Чем скорее вы управитесь, тем раньше начнётся пир.

Матросы с удвоенным рвением принялись за работу. А Иштван ухмыльнулся в рыжую бороду:

— Ну и задали вы мне задачку, газда Стэнислав. Боюсь, некоторые парни так напьются на дармовщину, что завтра не смогут встать.

— Это и будет для них первым испытанием, — невозмутимо заметил Стэн. — Вот почему я велел вам с Волчеком набрать больше людей, чем вы считали необходимым. Завтра можете отсеять лишних из числа невоздержанных и буянов. Для остальных это послужит хорошим уроком.

Иштван несколько раз недоуменно моргнул, затем громко захохотал:

— Однако хитрец вы, государь! Ловко придумано!

Матросы, не переставая работать, вопросительно поглядывали на своего капитана. Они не расслышали, что сказал ему Стэн, и им оставалось лишь гадать, почему Иштван смеётся.

— Да, кстати, — произнёс Стэн. — А где подевался Волчек?

Иштван мигом нахмурился:

— На своём корабле. Обещал вернуться с последней шлюпкой, но сегодня он явно не в духе. Да и вообще… — Капитан прокашлялся. — Хотя к чему теперь эти разговоры.

Стэн покачал головой:

— Как раз наоборот. Теперь мы можем откровенно поговорить.

— О Волчеке?

— О нём.

— Когда уже нельзя его заменить, — не спросил, а констатировал Иштван.

— Вот именно, — кивнул Стэн. — Я вижу, ваши люди уже заканчивают. Вы хотите отправиться с ними?

— Как будет угодно вашей светлости, — уклончиво ответил капитан.

— В таком случае, я предпочёл бы, чтоб вы остались.

— Хорошо.

Наконец был погружен последний бочонок с пресной водой, шлюпки отчалили от берега и поплыли к кораблям. Между тем, прослышав о присутствии князя, несколько офицеров с «Князя Всевлада» и «Святой Илоны», околачивавшихся в порту, явились к главному причалу. Стэн вежливо посоветовал им не терять времени даром и отправляться в замок. Сообразив, что князь хочет переговорить с Иштваном с глазу на глаз, офицеры и прочие присутствующие поспешно ретировались. Стэн и капитан «Святой Илоны» остались у причала одни. Двое стражников и оруженосец, сопровождавшие Стэна в прогулке, стояли поодаль и недвусмысленно намекали любопытным зевакам, что его светлость занят, и предлагали не задерживаться, а идти по своим делам.

Прислонившись к деревянной свае, Стэн устремил задумчивый взгляд мимо кораблей к горизонту, за которым только что скрылось солнце.

— Как бы мне хотелось отправиться вместе с вами, капитан, — произнёс он с нотками грусти в голосе. — Будь мой отец жив, я бы так и поступил.

Иштван тяжело вздохнул — покойный князь Всевлад был его другом и покровителем.

— Но увы, вашего батюшки, светлая ему память, больше нет с нами, и ваше место, государь, здесь.

Стэн согласно кивнул:

— Да, это мой долг, и я не собираюсь уклоняться от своих обязанностей правителя. Поэтому с вами отправится Слободан Волчек.

Иштван удивлённо приподнял левую бровь, однако промолчал.

— Насколько я понимаю, — продолжал Стэн после короткой паузы, — все ваши возражения против Слободана сводятся к тому, что он слишком молод и ещё неопытен.

— Ну… В общем, да. А кроме того, ему порой не хватает выдержки. Он чересчур импульсивен и не всегда хорошо ладит с людьми.

— Опять же, это по молодости.

— Гм. Пожалуй, вы правы, — вынужден был согласиться Иштван. — Я не отрицаю, что Волчек отличный моряк. Лет через пять, возможно, он станет одним из лучших в нашей профессии — или, даже, лучшим из лучших. А пока… Я был бы рад видеть его среди своих офицеров, например, в качестве старшего помощника — но отнюдь не капитана корабля.

— Слободан уже три года командует кораблём, — заметил Стэн. — И ни какой-нибудь посудиной, а двухмачтовым бригом. Не станете же вы утверждать, что он плохо справляется?

Иштван повернул голову и вслед за Стэном посмотрел на «Одинокую звезду» — судно, владельцем которого был девятнадцатилетний Слободан Волчек. Три года назад, когда умер его отец, юный Слободан, который почти всю сознательную жизнь провёл в море, не стал нанимать опытного шкипера, а сам занял место отца на капитанском мостике. Он согласился передать командование своим кораблём в чужие руки, лишь когда Стэн предложил ему пост капитана «Князя Всевлада».

— Нет, газда Стэнислав, — наконец ответил Иштван. — Я не стану утверждать, что Волчек плохо справляется. Как шкипер, он уже сейчас очень хорош, к тому же чертовски везучий. Но для такого длительного плавания, в которое мы отправляемся, только лишь мастерства и везения недостаточно. Нужен также большой жизненный опыт, умение обращаться с людьми.

Стэн хмыкнул:

— Боюсь, вы недооцениваете Слободана. Разве у вас есть какие-нибудь претензии к тому, как он набрал себе экипаж?

Иштван немного помедлил с ответом.

— Вообще-то нет, — нехотя признал он. — Надо сказать, что в этом отношении Волчек меня приятно удивил. У него дисциплинированная команда, толковые, знающие своё дело офицеры…

2
{"b":"2121","o":1}