ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, просто неохота. Я слишком устал.

— Что ж, дело твоё, — пожала она плечами и уже по-славонски добавила: — Чего ты ждёшь, Марыля?

— Извините, госпожа, — спохватилась горничная, взяла с тумбы гребешок и принялась расчёсывать потемневшие от влаги волосы Джейн.

Кейт задумчиво смотрел на обеих девушек, которые время от времени, как бы невзначай, обменивались ласковыми прикосновениями и соответствующего содержания взглядами. Горничная то и дело косилась на него и лукаво ухмылялась. Кейту было страшно неловко, но он терпеливо продолжал играть роль утомлённого и скучающего мужа.

Закончив расчёсывать волосы Джейн, горничная спросила у неё, присылать ли слуг, чтобы вынесли воду.

— Нет, Марыля, не надо, — сказала Джейн. — Завтра. А поднос забери. Оставь только мясо, хлеб и вино. — И уже Кейту, по-английски: — Дай чаевые.

Кейт достал пару мелких монет и, когда Марыля подошла к столу, чтобы забрать поднос, сунул их ей в руку. Девушка благодарно улыбнулась:

— Спасибо, господин, вы очень щедры. Вам ничего не нужно?

«Парочку Конноров, — подумал Кейт. — А можно и одного…»

— Ещё немного клубники, — сказал он вслух. — И передай хозяину, что завтра я хочу встретиться с его племянником Милошем.

— Будет сделано, господин.

Когда горничная ушла, Джейн сказала Кейту:

— Я вижу, у тебя прогресс. Только что ты совершенно правильно, без единой ошибки, построил целое предложение.

Кейт хмыкнул:

— А я и не заметил.

— В том-то и весь фокус. Это называется интенсивным вхождением в языковую среду. Мы с тобой получили неплохую подготовку, у нас большой словарный запас и хорошее знание основ грамматики, но прежде не было практики общения. Зато теперь этого общения у нас навалом, и мы быстро усваиваем практические навыки, учимся формулировать свои мысли «на лету» — сразу по-славонски, а не переводя их с английского. Правда, произношение у тебя отвратительное. Но тут уж ничего не поделаешь, ты начисто лишён музыкального слуха. Видно, в детстве тебе медведь на ухо наступил… — Джейн поднялась со стула и подошла к кровати. — Отвернись, Кейт. Я хочу одеться и лечь.

Кейт встал с кресла, пересёк комнату и зашёл за перегородку. Он услышал шелест упавшей на пол простыни, а вслед за тем раздался голос сестры:

— Всё-таки решил помыться?

— Нет. Только руки и лицо.

— Там в тазике есть чистая вода…

— Вижу.

Помыв руки и умывшись, Кейт спросил, можно ли выходить. Джейн ответила утвердительно. Тогда он погасил все свечи за перегородкой и вернулся на своё прежнее место. Сестра лежала в постели, по пояс укрытая одеялом. На ней была шёлковая ночная рубашка, украшенная кружевами и затейливой вышивкой. Хотя в гардеробе Марики преобладало бельё из их родного мира, Джейн ещё в замке пришла к решению, что ей лучше одеваться во всё здешнее.

— Так что получилось с Ковачем? — спросила Джейн.

— Ну, встретились, поговорили, я передал ему пакет. — Кейт разочарованно вздохнул. — Но он, к сожалению, не Коннор. И ничего не знает о Коннорах.

— Ты точно в этом уверен?

— На девяносто девять и девять десятых процента.

— А одна десятая?

— Я оставил её для сомнений. Хотя я сильно удивлюсь, если окажется, что он Коннор или хоть что-то слышал о них.

— Откуда такая уверенность?

— Мы беседовали больше трёх часов. Кажется, я ему понравился; да и он пришёлся мне по душе. Хороший человек — умный, честный, порядочный. По-своему хитрый — но не лукавый. Мы с ним о многом говорили, порой я делал тонкие намёки, которые любой Коннор понял бы мгновенно, но он относил их на счёт моего плохого знания языка и искренне пытался помочь мне правильно сформулировать мысль.

— Он мог хитрить. Ты же сам говорил, что он хитрый.

— Да, мог. Но не так, как он это делал. К тому же, это ещё не всё.

— А что ещё?

— Я упомянул, что одной из целей нашего посещения Мышковича является паломничество к мощам святой Илоны. Ковач рассказал мне о самой княгине — оказывается, он хорошо знал её при жизни, — и горячо убеждал меня, чтобы я не верил всякой чуши о якобы её колдовских способностях. Дескать, она была избранницей Божьей, отмеченной благодатью Небес — ну, и всё такое прочее. Будь он Коннором, он бы не молол такой чепухи. Ему было бы стыдно слушать самого себя.

— Думаешь, он бы признал, что мать Марики была колдуньей? — с сомнением спросила Джейн.

— Отнюдь. Я думаю, что он не стал бы так много говорить о ней; ведь я не настаивал на этой теме. А если бы он, не будучи Коннором, был посвящён в их тайну, то и вовсе ограничился бы общими словами: да, княгиня была замечательной женщиной, она пожертвовала собой, чтобы спасти невинных людей, и воистину она была святой. Но он защищал её. Даже оправдывал. В его понимании любое колдовство связано с чем-то нечистым, дьявольским, богопротивным… Нет, решительно, он не Коннор.

— А может, он так умело играл?

— Если это игра, то она была гениальной. Ведь в то же самое время я с помощью Ключа пытался открыть портал в его доме. Будь Ковач Коннором, то наверняка почувствовал бы это — но он даже бровью не повёл. Слишком уж всё неправдоподобно получается.

Джейн приподнялась и села в постели, устремив на Кейта изумлённый взгляд.

— Так ты всё-таки обнаружил портал?!

— Да, — кивнул Кейт. — Нам ужасно не повезло. Щепан Чирич был Коннором — но он умер. Его родной сын Мих тоже Коннор — но сейчас он находится в Црвенеграде вместе со Стэном.

— А их родственники?

Кейт снова вздохнул:

— Это ещё одно неприятное известие. Щепан Чирич был нездешним. Он приехал в Мышкович лет тридцать назад, вскоре после того, как мать Марики вышла замуж за князя Всевлада. А прежде он жил в Любляне.

— Где жила и Илона?

— Да.

Джейн опустила голову на подушку и задумчиво произнесла:

— Странное совпадение.

— Не думаю, что это совпадение, — сказал Кейт. — Щепан Чирич был одним из богатейших истрийских купцов, он владел крупным торговым предприятием на паях со старшим братом. Они вроде бы решили расширить свою деятельность на запад, и Щепан перебрался в Мышкович, чтобы руководить здешним представительством. Но вскоре братья разделили общее имущество и капиталы и стали полностью независимы друг от друга, хоть и продолжали тесно сотрудничать. Я полагаю, что и переезд, и раздел были продиктованы не деловыми соображениями, а личными мотивами. По-моему, Щепан Чирич был влюблён в княгиню Илону, а может, был её любовником. Во всяком случае, Славомир Ковач, рассказывая о том, как его отчим стал мышковитянином, явно чувствовал себя неловко и постарался замять этот разговор. Я не настаивал на продолжении и просто согласился, что истрийские Чиричи не имеют никакого отношения к Чиричам низоземским — якобы нашим родственникам.

— М-да, — сказала Джейн. — Ещё одна ниточка оборвалась. Что теперь будем делать? Ты не думал поискать другие порталы с помощью Ключа?

— Думал. К сожалению, его радиус действия не превышает десяти ярдов. А если я стану лазить по дворам уважаемых граждан и околачиваться возле их домов, то меня моментально схватят и бросят в тюрьму. Что ж до бедных кварталов, тем более трущоб, то, во-первых, появляться там небезопасно, а во-вторых, я очень сомневаюсь, что там живёт хоть один Коннор. Обладая такими способностями, совсем нетрудно разбогатеть.

— Так что мы будем делать? — повторила свой вопрос Джейн. — Сидеть сложа руки и ждать, когда Стэн получит твоё письмо?

— Одну неделю можно и потерпеть, — сказал Кейт. — Однако беда в том, что Стэн находится не на курорте, а на войне. В любой момент он может покинуть Црвенеград и двинуться с войском на столицу. Пока гонец разыщет его, пока он доберётся до ближайшего портала и свяжется с Марикой… к тому же нельзя исключить возможность его гибели. Как и обычные люди, Конноры смертны; а на войне всякое случается. Поэтому нам нельзя полагаться только на Стэна.

— Предлагаешь ехать в Люблян?

— Нет, это слишком далеко. Такая поездка отнимет у нас месяца полтора-два. Мы, конечно, поедем — но не в Люблян. Выждем ещё один день на тот случай, если Ковач всё-таки Коннор или связан с Коннорами, а заодно используем запасной вариант…

45
{"b":"2121","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Книга о власти над собой
Королевство крыльев и руин
Среди овец и козлищ
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
След лисицы на камнях