ЛитМир - Электронная Библиотека

Алиса ухмыльнулась и молча покачала головой. А Марика робко произнесла:

— Но ведь осталось всего два дня. Можно и подождать.

— Нельзя ждать, девонька, поймите это. Вдруг Кейт и Джейн задержатся в дороге? А время не ждёт. Я не настаиваю, чтобы вы прочли нам всё письмо целиком. Прочтите его сами — а потом скажете нам то, что сочтёте нужным. Или пусть это сделает Алиса.

Стэн решил, что пора, и присоединился к уговорам Стоичкова. Флавиан же ничего связного не говорил, но одобрительно кивал и время от времени поддакивал.

Первой сдалась Алиса. Оставшись в одиночестве, Марика сопротивлялась недолго и, в конце концов, с тяжёлым сердцем согласилась прочитать письмо. Однако выдвинула условие: она расскажет только то, что, по её мнению, важно для Конноров, и присутствующие не станут давить на неё, пытаясь выяснить дополнительные подробности. Условие было принято.

Марика вышла из спальни и отправилась в кабинет Алисы, где хранился пакет. В ожидании её возвращения никто не проронил ни слова. Флавиан с нетерпением уставился на дверь, за которой скрылась Марика. Анте Стоичков, удобнее устроившись в кресле, прикрыл глаза и, казалось, задремал; но лёгкое подёргивание век свидетельствовало о том, что он нервничает. Стэн смотрел на Алису и откровенно любовался ею. Она отвечала ему быстрыми взглядами, а её щёки то и дело заливались краской.

Минут через пять Марика вернулась. Стэн отметил, что сестра выглядит как-то странно: она не то что взволнована, а скорее озадачена. Марика молча подошла к кровати и села на своё прежнее место рядом с Алисой.

— Ну? — спросил Стоичков, раскрыв глаза.

— Письмо действительно очень личное, — ответила она. — Но вы оказались правы: в самом конце есть кое-что важное для нас.

— Что же?

Некоторое время Марика в задумчивости рассматривала свои тонкие, изящные пальцы. Наконец она положила руки на колени и нерешительно произнесла:

— Даже не знаю, с чего начать. Если совсем не касаться личного, то… В общем, новости для нас утешительные. Лишь немногие Хранители подозревают меня в причастности к исчезновению Кейта и Джейн.

— Так они в самом деле Хранители? — отозвался Флавиан.

— Несомненно. Хотя в письме госпожа Уолш ни разу не употребила этого слова. Она везде пишет «наши».

— И что же думают об этом деле «ихние»? — спросил Стэн.

— Ну, в первые дни они всё-таки подозревали меня. Не вдаваясь в подробности, госпожа Уолш пишет, что были разные версии того, как они попались и какая участь их постигла. И было много предложений, что предпринять в ответ. Но чуть позже выяснилось, что Кейт давно готовился к бегству. Ещё полгода назад он забрал из банка почти все свои деньги. Я не знаю, о какой сумме идёт речь, но, думаю, что о большой.

— Сумма внушительная, — подтвердила Алиса. — Дед Кейта и Джейн по матери был богатым человеком и после смерти завещал всё своё состояние внукам.

— Так вот, — продолжала Марика. — Почти все деньги Кейта исчезли без следа, будто растворились в воздухе, и проследить их путь не удалось. Когда Хранители узнали об этом, то провели более тщательное расследование и установили, что в течение последнего года Кейт проявлял обострённый интерес ко всем их делам, чего прежде за ним не замечалось. Его бы заподозрили и раньше, но до сих пор его повышенную активность считали естественной, поскольку он участвовал в проекте. Что это за проект, в письме не сказано; просто говорится о каком-то проекте. Но я рискну предположить, что речь идёт о слежке за мной. В конечном итоге, Хранители пришли к выводу, что Кейт передавал секретные сведения правительству одной из здешних стран; правда, что это за страна, установить не удалось. Насколько я поняла, такое уже случалось. А что до Джейн, то тут единого мнения нет: одни считают её сообщницей брата, иные убеждены в её невиновности и полагают, что она случайно узнала о его предательстве и заплатила за это жизнью. Сейчас поисками Кейта и Джейн заняты не только Хранители, но и спецслужбы всех крупных государств мира, а их правительства подозревают друг друга в сепаратном сотрудничестве с Кейтом и стараются выяснить, какая из стран нарушила договорённость. Короче, творится настоящий бедлам. Хранителям пока не до нас; помимо всего прочего, они опасаются, что Кейт всё-таки нашёл путь в наш мир, но сообщил об этом не им, а правительству, на которое работал.

Некоторые детали в рассказе сестры были не совсем понятны Стэну. Кое-что он хотел уточнить, но расспросы по мелочам решил отложить на потом. В данный момент его заботило другое.

— А разве Хранители не допускают возможность того, что Кейт работал на нас?

— Кое-кто допускает. Но, по словам госпожи Уолш, к подобным предположениям не относятся всерьёз. Почему — не знаю.

— А я догадываюсь, — произнёс Стоичков. — Сами посудите: если бы Кейт работал на нас, и мы знали о Хранителях и об их слежке, то за год подыскали бы более надёжное убежище, чем Норвик. Притом не одно, а несколько. И Марика давно исчезла бы вместе с отцом и Алисой, оставив Хранителей у разбитого корыта.

— Но госпожа Уолш, похоже, уверена, что Кейт сотрудничает с нами, — заметил Стэн.

Стоичков хмыкнул:

— М-да, это слабое место в моих рассуждениях. — Он посмотрел на Марику: — В письме что-нибудь сказано об этом?

Она замялась:

— Ну… сказано. Госпоже Уолш точно известно, что Кейт уже нашёл путь в наш мир. Также это известно ещё одному человеку со смешным именем Смирнов — как водка.

— Это русская фамилия, — заметила Алиса. — От неё возникло название водки. Ничего смешного в самом имени Смирнов нет.

— Тебе виднее, — сказала Марика. — Так вот. Только госпожа Уолш и господин Смирнов знают, что Кейт сумел выследить меня. Но как они узнали об этом, в письме не говорится. Лишь одно ясно: они не собираются делиться своими догадками с остальными Хранителями, у них есть на то веские причины. Госпожа Уолш полагает… даже не полагает, а убеждена, что Кейт открылся мне и попросил для себя и Джейн убежище. И я его предоставила.

— Зачем им могло понадобиться убежище? — недоуменно произнесла Алиса. — Неужели мать тоже считает их предателями?

Марика отрицательно покачала головой:

— Нет, это совсем другое… И вот тут-то начинается личное, которое, по моему мнению, нас совсем не касается. Ведь мы, кажется, договорились, что я сама буду решать, что важно для нас, а что нет, и где мне следует остановиться.

— Мы уважаем ваше решение, — мягко сказал Стоичков. — И не оспариваем его. Думаю, мы узнали всё, что нам нужно. Однако, кроме нас, есть ещё девять членов Совета. Я не хотел бы пересказывать им содержание письма Кейта по памяти. Если вам не трудно, Марика, сделайте его перевод.

— Сейчас? — с готовностью спросила она.

— Нет, девонька моя, не торопитесь. Письмо мне понадобится лишь к утру, тогда я и ознакомлю остальных братьев и сестёр с его содержанием. — Он повернулся к Стэну и Флавиану: — Я отменю сегодняшнее собрание Совета. Я считаю, что в свете новых фактов нам следует обождать с решением, пока мы не поговорим с Кейтом.

— Да, — кивнул Стэн. — Я полностью согласен с тобой. Сейчас не стоит пороть горячку. Судя по всему, ситуация не настолько критическая, как нам казалось, и за четыре-пять здешних дней вряд ли что-то изменится. Пусть Марика с Алисой будут готовы к отъезду в любой момент, но сперва нам нужно найти Кейта и поговорить с ним. Он может стать для нас ценным союзником.

— Вопрос только в том, какую плату он потребует за сотрудничество, — хмуро промолвил Флавиан, глядя исподлобья на Марику. — Сомневаюсь, что он будет помогать нам бескорыстно. В этом деле у него есть свой интерес.

Марика покраснела и смущённо опустила глаза.

А Стоичков сказал:

— Между прочим, Флавиан, ты должен быть благодарен судьбе, что в этом деле у Кейта оказался свой интерес. Иначе бы он действовал в интересах Хранителей, а мы пребывали в неведении, пока не стало бы слишком поздно. Насколько я понимаю, только из-за этого интереса Кейт скрыл от своих собратьев путь в наш мир и предупредил об опасности Марику.

67
{"b":"2121","o":1}