ЛитМир - Электронная Библиотека

— То есть, портал был постоянно открыт?

— Да. Мы нашли, что это разумная мысль. Если бы Хранители перед самым нападением применили Запрет, то те из нас, кто в данный момент находился в Норвике, мигом утратили бы свои способности. Они не смогли бы предупредить остальных, позвать их на помощь. Но, поскольку портал был открыт, они успели бы бежать.

— Вы говорите: «бы», — заметила Марика. — Значит, Хранители поступили иначе?

— Да, совсем иначе. Как оказалось, они не собирались вторгаться в Норвик и захватывать вас. У них были другие планы… — Стоичков вздохнул. — Боюсь, вашего отцовского замка больше не существует. Судя по всему, он полностью разрушен. До основания.

При этом известии Марика до боли закусила губу. Помимо её воли, у неё на глазах выступили слёзы. За эти годы она полюбила Норвик, привязалась к нему не меньше, чем к Мышковару, он стал для неё вторым домом. И теперь…

— Как это было? — спросила она.

— В тот момент как раз дежурили мы с вашей тёткой Зареной, — продолжил свой рассказ Анте Стоичков. — И хорошо, что там были мы, а не кто-нибудь из молодых да горячих. В этой ситуации следовало действовать быстро, слаженно, без колебаний, за какие-то секунды принять верное решение и не тратить время на сомнения. Я не говорю, что молодые на это не способны; возможно, люди помоложе нас среагировали бы на опасность быстрее, но их вполне могла погубить излишняя самоуверенность, нежелание отступать без боя, не оказав ни малейшего сопротивления. Когда мы почуяли, что по воздуху к нам стремительно приближается Смерть… Конечно же, — по его губам скользнула слабая улыбка, — не старуха с косой. Мы просто услышали в небе слабый гудящий звук, и он всё нарастал, приближаясь к замку. Позже, слушая наш рассказ, Алиса предположила, что это была летающий корабль — самолёт. Или даже несколько кораблей — звук был очень насыщенный. Ваш отец согласился с ней.

— Наверное, так и было, — произнесла Марика и, мысленно сымитировав гудение приближающегося самолёта, послала звуковой образ Стоичкову.

— Да, похоже, — кивнул он. — Очень похоже. Только в том звуке была угроза, он нёс смерть и разрушения. Полагаю, мы уловили мысли, управлявших кораблями людей, которые думали о том, что им предстоит уничтожить Норвик. Разбомбить, как выразилась Алиса. Ощущение опасности было настолько сильным, что мы с Зареной ни на мгновение не усомнились в её реальности. Мы поняли, что сейчас замок будет разрушен, стёрт с лица земли, поэтому немедленно бежали оттуда. Я сказал: «уходим», ваша тётя ответила: «да», и мы тотчас ушли. Согласитесь, Марика: молодые бы так не поступили, они бы ещё подождали немного, постарались прояснить ситуацию. А между тем, оставаться не было смысла. Засада была устроена не для того, чтобы оборонять замок, а чтобы взять пленных. Однако Хранители не собирались появляться в замке, они не думали захватывать вас с отцом и Алисой, они попросту хотели уничтожить вас и разрушить порталы. Как только мы поняли это, так сразу же ушли. Никакие соображения, вроде: «нельзя бежать с поля боя, едва лишь завидев противника», нас не остановили. А молодых бы это задержало. Мы же с Зареной не боялись признать и перед собой и перед другими, что испугались, причём испугались до смерти. Что, кстати, спасло нам жизнь. Когда я вышел из портала вслед за вашей тётей, в спину мне ударила сильная взрывная волна, опрокинула меня на пол и здорово оглушила. К счастью, почти сразу норвикский портал перестал работать, и остальные наши отделались лишь звоном в ушах, да ещё треснули стёкла в двух окнах.

— Гм. А я не видела разбитых стёкол, — заметила Марика.

— Где?

— Ну, во Флорешти.

— Так мы уже были в Зале Совета. Когда мы переносили из Норвика ваши вещи, то да, действительно, тогда ваш портал был соединён с порталом во Флорешти, а портал Коннора, который открыла Алиса, — с моим. Но потом мы все перешли в Зал Совета и там стали ждать нападения Хранителей. Решили, что так будет удобнее. А оказалось, что всё равно.

На этом беседу пришлось ненадолго прервать. В кабинет явилась одиннадцатилетняя Данка, младшая дочь Анте Стоичкова; по приказу отца, она принесла для Марики угощение. Стоичков познакомил девушек друг с другом и позволил дочери немного поболтать с новой знакомой. Как это часто случалось, Данка, поздний ребёнок, была любимицей отца, и тот не мог противиться её желаниям. А сейчас она хотела побыть в обществе Марики. Тем не менее, когда Марика поела, Стоичков всё же нашёл в себе силы, невзирая на просьбы и протесты дочери, выдворить её из кабинета.

— Ужасная девчонка, — пожаловался Стоичков, закрывая за ней дверь. — Прямо на голову лезет. И что с ней делать, ума не приложу. Скорей бы она повзрослела, чтобы я мог выдать её замуж.

Марика невольно улыбнулась, но в следующую же секунду нахмурилась, вновь подумав о разрушенном Норвике, об уничтоженных порталах, о потерянной связи с миром МакКоев… Для неё это был не только мир предков, она сама была частичкой этого мира, и остро чувствовала эту потерю. Теперь можно было рассчитывать лишь на помощь Кейта. Но если он откажется помочь…

— Вот видите, господин Стоичков, — грустно произнесла Марика. — Я была права. Мы с Алисой должны были уехать из Норвика ещё тогда, когда узнали об исчезновении Кейта и Джейн.

Стоичков тяжело вздохнул:

— Да, Марика, вы были правы. А мы ошибались… Вернее, боялись вас отпускать. Мы пользовались любым предлогом, чтобы потянуть время, убеждали себя, что ситуация ещё не настолько критическая… пока не стало слишком поздно.

— Даже вчера… то есть, сегодня… в общем, когда позвонила госпожа Уолш, ещё не всё было потеряно, — заметила Марика. — Нам следовало рискнуть, но Стэн, опять же, не захотел отпускать меня… и Алису. А мы смогли бы скрыться. Смогли бы наверняка. Ведь Хранители не собирались вторгаться в Норвик, а значит, их не было вблизи замка.

Но на сей раз Стоичков отрицательно покачал головой:

— Вы делаете неверный вывод, Марика. Хранители наблюдали за Норвиком, это бесспорно. Они должны были убедиться, что, во-первых, никто из вас не покинул по случайности замок накануне нападения летающих кораблей, что, во-вторых, никто из вас не уцелел после налёта и что, в-третьих, порталы разрушены и больше не действуют. Вы уж простите, девонька, но я считаю, что в данной ситуации вы вели себя неразумно, а Стэнислав поступил совершенно правильно.

Марика поджала губы и потупилась. Ей вдруг пришло в голову, что если даже Стоичков одобряет поступок Стэна, то, возможно, он был не так уж не прав…

— Но разве вы не понимаете… — начала она неуверенно и умолкла, не зная, что сказать дальше.

— Я понимаю, Марика. Понимаю, что вы расстроены. Но поймите и вы, что наши дела обстоят совсем не так плохо, как вам кажется. Не будем пока касаться путей возвращения в мир МакКоев, они есть, и вы это знаете. Подумайте лучше над тем, чтó сделали Хранители. Подумайте хорошенько и скажите: чтó следует из их поступка.

— Ну… — протянула она. — Они хотели убить меня, Алису, отца…

— Ещё что?

— Они разрушили Норвик. Разбомбили его.

— А зачем? Только ли для того, чтобы убить вас?

— Ну, возможно, чтобы разрушить порталы… Даже не «возможно», а наверняка.

— Зачем? — снова спросил Стоичков. — Ведь тем самым они, в их понимании, разорвали единственное связующее звено между своим миром и нашим. Если верить письмам Кейта и его матери (а у нас пока нет оснований не верить им), то выходит, что Хранители отказались от дальнейших попыток проникнуть в наш мир.

— Но вместе с тем они были уверены, что перекрывают нам единственный путь в свой мир. Ведь они не знают, что Кейт и Джейн у нас.

— И это, пожалуй, самое главное, — подытожил Стоичков. — Хранители решили не рисковать, продолжая слежку за вами в надежде найти путь в наш мир. Они отказались от мыслей о нападении и предпочли перейти в глухую оборону. Значит, они боятся нас, притом сильно боятся. Гм… Если мне верно передали слова госпожи Уолш, то она сказала вам, что было решено вернуться к первоначальному плану, не так ли?

76
{"b":"2121","o":1}