ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — ответила Марика, начиная понимать. — Именно так она выразилась.

— Следовательно, многие Хранители с самого начала предлагали столь отчаянную меру, чтобы предотвратить наше проникновение в их мир. И заметьте, с какой осторожностью… я бы даже сказал, робостью, они следили за вами. Они знали о вашем существовании по меньшей мере год — но что они достигли за это время? Почти ничего! Один-единственный человек, Кейт, весь этот год водил их за нос. И, думаю, дело вовсе не в том, что Хранители полностью доверяли ему. Доверие — доверием, но никогда нелишне проверить, застраховаться от возможных ошибок, ведь людям свойственно ошибаться, тем более, молодым людям. А что делали Хранители? Всё ждали, ждали и ждали. И как, в конце концов, они поступили? Они даже не пытались захватить вас, чтобы силой добыть те сведения, которые не удалось заполучить хитростью. Они просто побоялись связываться с вами, Марика. С вами одной — потому что Алиса пока не в счёт. А ведь, казалось бы, им не составит труда обезвредить вас, применив своё грозное оружие — Запрет. Даже если для подготовки этих чар требовалось много времени и усилий, в распоряжении Хранителей был как минимум год — этого, я думаю, было достаточно. Что, по-вашему, это могло бы значить?

— По своей магической силе они уступают нам, — ответила Марика. — Но об этом прямо сказано в Завете Коннора. Хранители смогли победить наших предков лишь благодаря своему численному превосходству и чарам Запрета.

— И со времён Коннора МакКоя ситуация не изменилась, — добавил Стоичков. — Но это ещё не всё, вы опять упустили самое главное… Впрочем, не поймите меня в том смысле, что я упрекаю вас в несообразительности. У меня было достаточно времени осмыслить происшедшее, тогда как вы лишь недавно проснулись. Раньше мы были уверены, что Хранители избегают применять к вам Запрет, так как надеются разведать путь в наш мир и обрушить эти страшные чары на всех нас. Однако они не применили его даже в самый последний момент, а это я считаю нелогичным, это не укладывается в схему поведения разумных и предусмотрительных людей, каковых среди Хранителей, я полагаю, достаточно. Уж если они решили не бороться с нами, а попросту отгородиться от нас, то с их стороны было бы не лишним убедиться, что мы действительно не имеем никакой возможности восстановить связь между нашими мирами. Ведь ваша покойная матушка, светлая ей память, как-то сумела попасть в мир МакКоев — а потом это смогли сделать и вы. Хранители должны были попытаться захватить вас — хотя бы для того, чтобы выведать всё, что вам известно. Тем не менее, они не предприняли такой попытки. Подумайте и скажите: почему?

Марика подумала.

— Может быть, — предположила она, — Хранители забыли секрет чар Запрета?

— Может быть. Однако более вероятным мне представляется другое: эти чары подобны болезни, которой человек может переболеть лишь один раз в жизни, после чего он становится неуязвим для неё. А дар всех Конноров унаследован от нашего общего пращура Коннора МакКоя, прожившего свыше десяти лет под действием Запрета. Возможно, мы, его потомки, уже нечувствительны к Запрету — и Хранители об этом знают. Мою версию косвенно подтверждает Алиса, вернее, факт наличия у неё здорового, полноценного дара. Несомненно, это послужило причиной её знакомства с семьёй Уолшей; я не сомневаюсь, что Джейн была послана следить за ней. И также я не сомневаюсь, что этот случай неединичный, хотя вам и не удалось отыскать других наших сородичей со здоровым даром.

— То есть, — догадалась Марика, — вы хотите сказать, что если бы Запрет действовал на Алису и ей подобных, то Хранители наверняка применили бы его, чтобы подавить их дар?

— Вот именно. Так было бы меньше хлопот, и Хранители могли не бояться, что у кого-нибудь из потомков МакКоев возродится дар, а это ускользнёт от их внимания.

— Но тогда… Тогда я ничего не понимаю, — немного растерянно произнесла Марика. — Если Запрет нам не опасен, если Хранители слабее нас… почему же они рвались в наш мир? Как они собирались бороться с нами?

Анте Стоичков хмыкнул, поднялся с кресла и прошёлся по комнате. Марика следила за ним взглядом.

— Насколько я понял из ваших с Алисой слов, — наконец заговорил он, — в том мире есть очень грозное оружие — ядрён… как его там?…

— Ядерное.

— Да, ядерное. Его нельзя использовать выборочно, чтобы избавиться от отдельных людей, рассеянных по всему миру. Но, если я не ошибаюсь, оно такое мощное и его запасов накоплено так много, что можно уничтожить целый мир — и даже не один раз.

— Боже! — выдохнула Марика с запоздалым испугом. — Так вы полагаете…

— Это одна из моих догадок, и я боюсь, что она близка к истине. Ведь в своём письме Кейт предупреждал, что опасность грозит не только вам, вашему отцу и Алисе, не только нам, Коннорам, но и всему нашему миру.

— Это так чудовищно, что об этом страшно даже подумать, — содрогаясь, произнесла Марика. — Но постойте! Вряд ли Хранители такие чудовища. В конце концов, для своего нападения они выбрали день, когда в Норвике отсутствовали двое слуг — Брайан и его жена Матильда; к тому же, как я теперь подозреваю, они постарались удалить из замка Джорджа, камердинера моего отца. Вы знаете об этом?

— Да, мне говорили.

— А это свидетельствует о том, что Хранителям, во всяком случае большинству из них, далеко не безразлична человеческая жизнь. Они не захотели, чтобы при бомбардировке Норвика погибли посторонние люди.

— Тем не менее, они подписали смертный приговор вам, Алисе и сэру Генри, — возразил Стоичков. — А то, что они удалили слуг, по моему мнению, свидетельствует не о гуманности Хранителей, а о том, что они мнят себя радетелями о благе человечества. Такие фанатики опаснее любых чудовищ, они способны уничтожить миллионы и миллионы людей, если будут уверены, что в результате этого остальная часть человечества заживёт лучше. Я очень хотел бы ошибаться, но почему-то мне кажется, что Хранители готовы были принести в жертву весь наш мир, лишь бы избавиться от нас — тех, которых они считают исчадиями ада.

Стоичков умолк, прекратил ходить по комнате и вновь сел в кресло. Марика смотрела мимо него на прислонённые к стене портреты из фамильной библиотеки отца и с грустью думала о том, что даже вернувшись туда, она не вернёт той частички себя, которую потеряла вместе с Норвиком. Теперь от древнего замка остались лишь развалины (если хоть развалины остались!) да ещё немногочисленные семейные реликвии, которые удалось спасти по настоянию Алисы. Ах, если бы у них было больше времени…

И кстати! К вопросу о времени…

— Господин Стоичков, — отозвалась Марика, озарённая внезапной догадкой. — Вы покинули Флорешти ещё до тамошней полуночи? Ну, я имею в виду не вас одного, а всех наших.

— Да, разумеется, — подтвердил он, а в глазах его вспыхнули огоньки. — В полдвенадцатого по тамошнему времени или в начале восьмого по здешнему, златоварскому, мы уже были в Зале Совета.

«Значит, Марчия не ошиблась, — подумала Марика. — Они действительно ушли около пяти по ибрийскому».

— Но как это могло быть? — произнесла она вслух. — По всем нашим с Алисой расчётам, тамошняя полночь должна была наступить в шесть утра по времени Златовара.

Стоичков кивнул:

— Это действительно так. Но сегодня время словно взбесилось. С того момента, как Стэнислав разбудил меня, и до того, как Норвик был разрушен, у нас прошло без малого четыре часа, а там — лишь немногим больше четырёх. Пока мы ожидали нападения, то не обращали на это внимания, не до того было. А потом обратили — и крепко призадумались. Скажу сразу, что мы так и не нашли разумного объяснения столь безумному поведению времени. Спихивать всё на проделки Хранителей, как предложил Флавиан, было бы глупо.

— А я, кажется, догадываюсь, в чём дело, — задумчиво промолвила Марика. — К сожалению, проверить это пока нет возможности.

— Что проверить?

— Как течёт время здесь и там при открытых порталах. Я уже давно заметила одну странность, но как-то не придавала ей значения. Вы, наверное, обратили внимание, что при переходе из одного мира в другой мысленные послания немного искажаются?

77
{"b":"2121","o":1}