ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я так и думала, — сказала Марика.

Они выждали полторы минуты. Все трое молчали, заворожено глядя, как мелькают на цифровом табло десятые и сотые доли секунды. Вовремя спохватившись, Марика сообщила Марчии, что с ней всё в порядке.

Потом Смирнов снова сходил в лаборато рию, принёс второй хронометр и поставил его рядом с первым. Даже невооружённым глазом было видно, что часы идут одинаково. Правда, за десятые, а тем более, сотые, Марика поручиться не могла; но, когда Смирнов соединил хронометры тонким кабелем и синхронно остановил их, оба показывали одно и то же время, вплоть до сотых.

— Теперь вы можете деактивировать переход, — отозвался он, взглянув на Марику. — Хотя я считаю, что лучше оставить порталы открытыми.

— Тем не менее, я закрою, — твёрдо произнесла она. — Так я буду чувствовать себя спокойнее.

— Воля ваша, принцесса, — пожал плечами Смирнов.

Марика не мешкая разъединила порталы. В комнате стало гораздо темнее, теперь её освещали лишь три горевшие в канделябре свечи.

(«Марчия…»

«Да, Марика?»

«Можешь уходить. В твоём присутствии больше нет необходимости. Возвращайся во Флорешти, гаси порталы и ложись спать».

«Ну, нет уж! Извини, но я не уйду. Всё равно я не смогу заснуть, пока ты не вернёшься. Лучше я останусь здесь».

«Ладно. Гаси порталы и ступай в мою спальню. Приляг на кровать: сможешь — заснёшь, не сможешь — так хоть полежишь. Добро?»

«Да. Это другое дело».

«Дорогу помнишь?»

«Конечно».

«Тогда вперёд… Только не пугайся, если услышишь шум в кабинете. Здесь у меня гости».

«Я уже догадалась…»)

Закончив разговор с Марчией и закрыв порталы, Марика предложила Смирнову и миссис Уолш садиться, а сама устроилась в удобном кресле за письменным столом. Кресло было тамошним — лет пятнадцать, а то и все двадцать назад его принесла сюда её мать.

Вновь посмотрев на хронометры, Марика задумчиво промолвила:

— Выходит, Кейт слукавил. Плотное соединение порталов всё же выравнивает время в обоих мирах.

Но Смирнов отрицательно покачал головой:

— Вряд ли он знал это, или хотя бы предполагал, что такое возможно. Мы соединяем наши порталы мягко, а вы — жёстко. Я бы даже сказал — намертво. Если мы просто устанавливаем нуль-переход между мирами, то вы, образно говоря, сливаете миры воедино, делаете их одним целым.

— То есть, — спросила озадаченная Марика, — вы так не можете?

— Нет, не можем, — откровенно признался Смирнов.

— Но ведь это так просто!

— Для вас, может, и просто. Но не для нас. Ни я, ни другие наши исследователи до сих пор не предложили сколько-нибудь толкового научного объяснения этому феномену.

— Ага! Значит, вы догадывались?

— Да. Впервые такое предположение возникло месяца через два после того, как мы узнали о вашем существовании. Раньше мы списывали это на некие необъяснимые временные флуктуации. Впервые это было замечено тридцать восемь лет назад: время в нашем мире порой чуть-чуть «притормаживало» по сравнению со временем на Патрии… Кстати, Кейт рассказывал вам о Патрии?

— Он был вынужден рассказать.

Такой ответ явно встревожил миссис Уолш. Заметив это, Смирнов произнёс:

— Гм… Надеюсь, слово «вынужден» вы употребили в фигуральном смысле, и оно не подразумевает силового воздействия?

— Конечно, нет. Просто я поймала Кейта на неумелой лжи, и ему пришлось рассказать правду.

Миссис Уолш успокоилась.

— Понятно, — кивнул Смирнов. — Так вот, у нас было с чем сравнивать. Как я уже говорил, раньше мы списывали это на естественные флуктуации и винили во всём аномальное положение Патрии. Приблизительно восемнадцать лет назад всё нормализовалось — теперь мы знаем, что как раз тогда погибла ваша мать. А через двенадцать лет расхождения появились снова. Это продолжалось до тех пор, пока не был уничтожен Норвик.

— Его всё-таки разбомбили?

— Увы, да. И между прочим, бомбардировка едва не началась раньше намеченного срока.

— Из-за того, что постоянно работал портал? — спросила Марика, решив не говорить о двух порталах.

— Вот именно. Разность течения времени между Землёй… то есть, между нашим миром и Патрией возросла на тридцать процентов. Многие в нашем руководстве решили, что вы собираетесь начать массовое вторжение и стягиваете в Норвик огромные силы.

Несмотря на серьёзность ситуации, Марика с трудом удержалась от смеха.

— На самом деле, — объяснила она, — мы переносили кое-какие вещи.

— Мы с Дэйной так и думали. А потом, небось, вы устроили засаду.

— Да, — сказала Марика. — Но постойте! Если вы подозревали, что эти «торможения» времени — дело моих рук, почему об этом не знали Кейт и Джейн?

— О флуктуациях они наверняка слышали, но, видимо, воспринимали их, как нечто естественное, и никогда всерьёз не задумывались об их природе. До той ночи, когда наши миры были соединены почти четыре часа кряду, «торможение» было незначительным — две-три секунды за каждое ваше прохождение. А несколько секунд в повседневной жизни ровным счётом ничего не меняют. Руководство же решило скрыть от рядовых Хранителей нашу гипотезу, чтобы не сеять панику. Люди, которые способны силой мысли изменять течение времени… — Смирнов развёл руками: мол, сами понимаете. — А самостоятельно Кейт не додумался связать флуктуации с вами. На этом я и поймал его.

— Вы заметили несоответствие количества записей на кристаллах количеству флуктуаций? — спросила Марика.

Смирнов посмотрел на неё с уважением.

— А вы весьма сообразительны, принцесса. Острый ум и совершенная красота — редкое сочетание качеств. Вы верно догадались: однажды Кейт сплоховал. Вообще, он был очень аккуратным и учитывал возможность того, что все ваши появления в Норвике тем или иным образом фиксируются. Только с третьим по счёту кристаллом у Кейта вышла осечка: судя по всему, его подгоняло время, он не успевал обработать все записи, поэтому две из них попросту стёр. К счастью, тогда мы ещё не связывали флуктуации с вашими появлениями. Я заметил это несоответствие несколько позже, когда на досуге просматривал старые кристаллы.

— И что же вы сделали?

— Ну, во-первых, я восполнил недостающие записи, позаимствовав информацию с другого кристалла и дополнительно исказив её для пущего правдоподобия. Во-вторых, все следующие мои детекторы были оснащены крохотным дисплеем, который сообщал о количестве сделанных записей. Присутствовало также ещё несколько «усовершенствований», значительно облегчавших Кейту труд. С тех пор ему не нужно было в спешке искажать информацию, он мог носить при себе несколько кристаллов-копий с уже обработанными предыдущими записями и подменять их, сверяясь с показаниями дисплея.

— Он так и делал, — заметила Марика.

— Вообще-то, — продолжал Смирнов, — я надеялся, что Кейт воспримет эти «усовершенствования», как приглашение к откровенности с моей стороны. Но, похоже, он не понял намёк. Или чересчур осторожничал.

— Кейт ничего не понял, — сказала Марика. — Он по-прежнему считает, что ему невероятно везло.

— Как же так? — растерянно произнесла миссис Уолш. — Ведь в письме я чуть ли не прямо… Кстати, вы получили его?

— Да, получила. Но Кейт и Джейн не читали ваше письмо. Я сожгла его.

На лице миссис Уолш отразилось искреннее недоумение.

— Почему?

Марика положила руки на стол и сплела пальцы, ненавязчиво демонстрируя своё обручальное кольцо.

— Прежде всего, я должна извиниться перед вами, мэм, — заговорила она, блуждая взглядом по комнате. — Я прочитала ваше письмо. Мне пришлось это сделать. Я не могла передать его, не зная, что в нём написано. Как бы то ни было, вы — Хранители. А Хранители — враги Конноров. Поймите меня правильно.

— Это я понимаю, миледи. Я предвидела, что вы можете вскрыть моё письмо. Но почему вы сожгли его? Ведь там не было ничего, что навредило бы вам или вашей родне.

— Ошибаетесь, миссис Уолш, — покачала головой Марика. — Ваше письмо могло сильно навредить и мне, и Кейту… да и Джейн, если на то пошло. С чего, собственно, вы решили, что причина их бегства в наш мир — желание жить вместе?

93
{"b":"2121","o":1}