ЛитМир - Электронная Библиотека

Немецкого нападения?

Или того, что самолеты побьются, а немцы НЕ НАПАДУТ?

Каково же было в действительности отношение высших командиров РККА накануне войны к возможности немецкого нападения?

Не устану напоминать, и напомню ещё раз.

Самым распространенным мнением на протяжении десятилетий (на сегодняшний день) является следующее.

Военное командование РККА всех уровней было твердо уверено в близости немецкого нападения.

Но не могло убедить в своей уверенности Сталина. Который в это нападение не верил до самых последних минут.

И только позиция Сталина сдерживала военных.

Теперь сравните это утверждение с поведением высшего авиационного командования приграничных округов.

Обратите внимание. И генерал Мичугин выполнил прямой приказ верховного командования только под нажимом генерала Захарова.

Вчитайтесь еще раз:

«… Только после отдачи ему письменного приказания командующий ВВС приступил к его исполнению…»

Эта настойчивость начальника штаба округа спасла тогда на самом деле генералу Мичугину жизнь.

Я не много знаю о его дальнейшей судьбе. Однако, начав заниматься этим вопросом, сразу же заинтересовался сведениями о том, что в августе 1941-го генерал Мичугин был назначен командующим ВВС Западного фронта.

В то время, как командующие ВВС Киевского и Прибалтийского округов генералы Птухин и Ионов были осуждены военным трибуналом и расстреляны. А командующий авиацией Западного округа генерал Копец застрелился.

И здесь мы с вами подошли вплотную к одной загадке.

Назову её так.

«Молчание о генерале Мичугине».

Дело в том, что, занимаясь поисками сведений о нём, я столкнулся в своё время с поразительным фактом. О личности этого генерала до недавнего времени было известно удручающе мало. Нет, то есть, тот факт, что «в ночь на 22 июня по его приказу…» и т. д. цитировался довольно часто. Но только это.

Ни о его дальнейшей судьбе, ни, тем более, о его биографии, не упоминалось нигде.

О временах СССР я вообще не говорю, потому что в то время узнать о нём хоть что-то более-менее подробное было совершенно невозможно.

Между тем, генерал-лейтенант авиации Мичугин известен не только тем, что во время немецкого нападения командовал ВВС приграничного военного округа. Несколько позже генерал Мичугин возглавлял военно-воздушные силы Западного фронта. С августа по конец декабря 1941 года. Иными словами, именно генерал Мичугин командовал советской авиацией в битве за Москву. Во всяком случае, всю её оборонительную часть.

За 1941 год получил два ордена Боевого Красного Знамени. Первый — за оборону Одессы, второй — за оборону Москвы. В том же 1941 году был повышен в воинском звании до генерал-лейтенанта авиации.

В то время не многих генералов баловали такими наградами. Во всяком случае, насколько мне известно, никого больше среди авиационных генералов в 1941 году такими почестями не осыпали.

Потом неясно, что произошло (намёки я по этому поводу слышал, но документальных подтверждений не имеется, потому промолчу), но шёл он только на понижение — командир авиагруппы Ставки, командир авиационной дивизии. С 1944 года оказался в должности начальника отдела боевой подготовки штаба ВВС Дальневосточного фронта. Так, на Дальнем Востоке и пробыл до конца войны. Умер в 1958 году.

А потом — молчание…

На долгие годы.

Те скупые сведения, что я привёл, начали всплывать о нём сравнительно недавно, во всяком случае, уже в постсоветское время.

В советские времена имя это обычно нигде не упоминалось.

Не странно?

Говорят, что Сталин накануне войны противился, Сталин запрещал… И ещё говорят, что были некие полководцы, поступившие наперекор Сталину. И потому их войска смогли встретить врага более организованно.

Но вот же он, именно такой полководец. Никакой не безымянный.

Так давайте восславим его имя.

А что мы, вместо этого, о нём знаем? И почему то, что знаем, стало всплывать на поверхность только после крушения советского государства?

Это, кстати, обращение к тем, кто уверен в том, что Одесский округ был приведён перед германским нападением в полную боевую готовность вопреки Сталину и втайне от него.

Ведь Мичугин в антисталинских понятиях — самый настоящий герой. Вывел авиацию округа вопреки Сталину из-под немецкого первого удара…

Только почему-то вместо трибунала оказался на ответственной должности самого важного участка фронта. Получал боевые ордена. Был повышен в генеральском звании.

Что оказалось, видимо, нежелательным для упоминания в послесталинское время.

Характерно также и то, что никто из уверенных в противосталинской готовности советских войск в Бессарабии не заинтересовался фактом запрета публикации мемуаров полководца, приведшего эти самые войска в боевую готовность «вопреки Сталину». А именно, Маршала Советского Союза М.В.Захарова, книга которого вышла только через двадцать лет после написания.

Между прочим, ещё двадцать лет прошло уже с момента её первого издания в 1989 году. Ведь было же время задуматься.

Время было. Не было желания.

Никого из них никак не потревожило то обстоятельство, что в этой книге ничего не сказано автором о том, что действовал он «вопреки» Сталину. А, наоборот, сказано самим маршалом Захаровым прямым текстом о том, что подъём войск приграничных округов (и Одесского в том числе) состоялся по приказу Сталина.

Всё это никого из них не заинтересовало. И не заставило задуматься.

Почему?

5. Тайна 21 июня 1941 года

Сталина именуют преступником.

Одним из самых кровавых преступлений, вменяемых ему в вину, является неготовность к отражению германского нападения, происшедшего летом 1941 года.

Так и пишут обычно, когда плюсуют ему количества загубленных им жизней — столько-то в 1937 году, столько-то в голодомор, плюс обязательно двадцать шесть миллионов, погибших во время Великой Отечественной войны. Обычное дело по сегодняшним временам. Не Гитлер их убил. Убил их Сталин.

Вот одно из типичных мнений по этому поводу.

«Войну ждали, к войне готовились, как к неизбежности — и оказались не готовы, когда война началась. Это признак гениальности и безошибочности — не суметь распознать явные признаки близкой беды?»

При этом обязательно патетически восклицается вдогонку.

«И это, по-вашему, клевета? Назвать преступную ошибку преступлением — клевета?!»

Это, конечно, не клевета. Это преувеличение.

Но преувеличение злонамеренное и агрессивное, в силу эмоций и заданности, вызванной политическими пристрастиями оратора.

И еще, пожалуй, убеждением, что «в истории орудовала компания двоечников».(с)

Поскольку вопрошающий об этом обычно считает, что сам он в такой ситуации поступил бы безошибочно.

Преступлением, вообще-то, является умышленное преступное деяние.

По уголовному праву, «преступление — это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным Кодексом под угрозой наказания».

Ошибка, не имеющая злого умысла или не явившаяся следствием нарушения нормативно-законодательных норм, не является преступлением.

Это, что касается буквы закона.

Теперь о том, что касается его духа.

В любом бою всегда есть победитель и всегда есть побежденный.

22 июня Гитлер победил Сталина. Сталин проиграл.

Это так.

Однако, давайте задумаемся. А выиграл бы кто-то другой, окажись он на его месте?

В человеческой истории было множество войн. Никто их, по-моему, так до конца и не подсчитал. Ясно только, что человечество занималось убийством себе подобных непрерывно и с всё возрастающей интенсивностью.

И каждая война, каждое сражение имели одну и ту же особенность. Почти всегда одна сторона в них побеждала, а другая терпела поражение.

Но из всех тысяч полководцев всех времён и народов, чьи армии перестали существовать, для одного только Сталина было персонально возглашено, что он является преступником потому, что потерпел поражение.

51
{"b":"212134","o":1}