ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меня так и подмывало спросить, за что был вынесен этот приговор, но понимала, что она не ответит. Поэтому задала другой вопрос:

— Значит, покушение на Феба — недостаточно веская причина?

— Это не факт, а всего лишь подозрение. Веских доказательств виновности Ричи у тебя нет.

— А если они появятся?

— Тогда и посмотрим. — Хозяйка соскользнула с парапета и расправила своё платье. — Кстати, насчёт Источника. Я продолжаю настаивать на своей рекомендации, Фиона. Пусть не каждый месяц, но раз в два, в крайнем случае — три месяца, ты должна окунаться в Источник. То, что ты прошла все девять уровней, ещё не значит, что полностью овладела Силой.

— Я понимаю…

— А раз понимаешь, то почему ведёшь себя, как капризный ребёнок? Не нравятся видения в Источнике — так борись с ними, а не прячься от них. Только ты сама можешь решить свои проблемы, никто другой за тебя этого не сделает.

— Хорошо, — вздохнула я, — подумаю.

— Тут нечего думать, — не уступала Хозяйка. — Сейчас же марш в Источник. Или я пожалуюсь… — Она коварно улыбнулась. — Но не твоим родителям. Они не оценят всей глубины твоей безответственности. Зато Бренда оценит — и будет очень огорчена.

Я так и замерла от неожиданности. Нет, только не это! Хозяйка, будь она неладна, знала, куда нанести удар. После отца и мамы я больше всего любила тётушку Бренду, которая была для меня образцом для подражания. Под её руководством я обучалась колдовству, она готовила меня к овладению Силой и очень гордилась моими успехами. А я последние два года лгала ей, вернее, скрывала от неё правду, не признавалась в том, что всячески уклоняюсь от свиданий с Источником. Больше всего на свете я боялась разочаровать Бренду — это стало бы для меня трагедией…

— Нет! — сказала я испуганно. — Ты не посмеешь.

— Посмею, — заверила меня Хозяйка. — Раз никакие другие аргументы не действуют, то…

— Да ну тебя к Ариману! — разозлилась я. — Как ты меня достала…

Резко вскочив на ноги, я без дальнейших раздумий сиганула в Источник. И только тогда вспомнила, что не разделась.

А жаль — хороший был костюмчик.

8

Когда я вышла из «ниши» в тётушкин кабинет, там никого не было. Зато из-за приоткрытой двери, ведущей в мастерскую доносились голоса:

— Три и двадцать семь, па, — говорила Сабрина.

— В пределах нормы, — сказал Бриан. — Давай дальше.

— Э, нет! — это уже Бренда. — Должно быть не меньше двадцати восьми.

— Один процент, мама, — возразил Бриан. — Спецификация допускает.

— А я не допускаю. Пометь эту цепь, сама проверю… Габи, не лезь!

— Я только… — пискнула Габриэла, но Бренда не дала ей закончить:

— Ещё раз так сделаешь, прогоню. Просто смотри и учись.

Я для вида постучала в дверь, но не стала дожидаться приглашения, а сразу вошла и поздоровалась.

В мастерской, как всегда, царил творческий беспорядок. На столах стояли разобранные компьютеры, разные измерительные приборы, другая аппаратура. В дальнем углу лежал выпотрошенный корпус синтезатора с четырьмя рядами клавиш, а на огромном, встроенном в стену экране была изображена какая-то сложная монтажная схема.

Бренда сидела за одним из столов, склонившись над утыканной микросхемами платой; я догадалась, что она колдовским методом наносит пайку. Рядом с ней пристроилась двенадцатилетняя внучка Габриэла, младшая дочь Софи и Бриана. Сам Бриан стоял перед тестовым стендом и, очевидно, проверял один из уже готовых блоков. Ему ассистировала другая дочь, Сабрина, которой недавно исполнилось девятнадцать. Обе девочки, в отличие от своих старших сестёр, росли в Авалоне под опекой Бренды, которая фактически заменила им мать, поскольку Софи, целиком поглощённая обязанностями Собирающей Стихии, уделяла семье не так уж много внимания. А Бренда не замедлила воспользоваться этим и воспитала своих младших внучек фанатками кибернетики, математики и электроники. Правда, Сабрина в последние два-три года немало времени тратила и на мальчиков, но при этом не теряла головы и не забрасывала учёбу.

При моём появлении Габриэла весело чирикнула: «Привет, Фи!». Сабрина немедленно подбежала ко мне, чмокнула в щеку и на одном дыхании протараторила: «Давно-тебя-не-было-я-уже-скучала-так-много-надо-рассказать». Бриан доброжелательно улыбнулся и кивнул, а Бренда, бережно отложив в сторону плату, с которой работала, смерила меня проницательным взглядом своих васильковых глаз:

— Только из Источника, да?

— Верно, — ответила я с удивлением. — А как ты догадалась? По причёске?

— Нет, по одежде. Её сделал Источник. Видно, тебе так не терпелось искупаться, что поленилась раздеться.

Габриэла тихонько хихикнула, а я повернулась к зеркалу (у Бренды таковое присутствовало даже в мастерской) и внимательно осмотрела свой костюм — тёмно-бордовую юбку в тонкую чёрную полоску и такого же цвета жакет. Вроде всё нормально. Когда я вышла из Источника, Хозяйка вручила мне новую одежду, которая выглядела точной копией сгоревшей. Я и сейчас не видела никаких изъянов.

— А что не так? — спросила у тётушки.

— Идеальный пошив, — объяснила она. — Человек на такое не способен. Даже у самого лучшего мастера рука хоть где-нибудь да дрогнет. И ткань без малейших дефектов. Короче, сразу видна очередная поделка Источника.

Да уж, Бренда потрясающе разбиралась в одежде. Причём, не в пример моей маме, большой любительнице роскошных нарядов, она как правило одевалась просто, но очень стильно. В этом (как, впрочем, и во многом другом) я старалась быть похожей на неё.

— Ясно, — сказала я. — А чем это вы занимаетесь?

— Мастерим новые «клавиши» для наших рокеров, — ответила Сабрина. — Вернее, мастерит их тётя, а мы помогаем.

Как это и принято в большинстве колдовских семей, все внуки называли Бренду тётей, а то и просто по имени. Обращение «бабушка» не практиковалось; это слово использовали только для формального обозначения степени родства. Да и какая, собственно, из Бренды бабушка, когда она выглядит едва ли не моложе меня!

— А ещё вернее, — уточнила Бренда с притворным недовольством в голосе, — эти бездельники сами навязались со своей помощью. Кстати, совершенно бесполезной.

— Ой ли! — фыркнул Бриан. — Можно подумать, ты была против.

— Конечно, нет. Лишняя практика девочкам не повредит.

— Тоже мне практика! — обиженно надула губки Габриэла. — Ничего тронуть нельзя.

— Трогать можно, — возразила Бренда. — А вот накладывать на схемы заклятия не позволю. Магия и электроника — очень тонкое, капризное сочетание. Ты пока до этого не доросла. — С этими словами она поднялась. — Ну ладно, на сегодня практики достаточно. После обеда не смейте мне мешать. У меня есть и более важные дела, чем собирать синтезатор для четверых лоботрясов, которые через пару лет всё равно разнесут его вдребезги.

— Ага! — наконец сообразила я. — Так прежний они уже раздолбали?

— Ещё нет, но собираются, — ответил Бриан. — На следующую неделю заказали Колину дракона.

— Это хорошо, — сказала я невпопад. Мне пришло в голову, что в свете последних событий Феб станет искать себе занятие, которое поможет ему отвлечься. И то, что Патрик с командой как раз заканчивают очередные гастроли, весьма удачное совпадение. Надо будет поговорить с братишкой…

— Не вижу в этом ничего хорошего, — буркнула Бренда. — Пора бы им чуток остепениться, не дети уже.

Мы вышли из мастерской в кабинет. Бриан сразу попрощался с нами и проследовал в «нишу», прихватив с собой младшую дочь. Насколько я поняла из их разговора, они направлялись в один из необитаемых миров, где Габриэла могла свободно практиковаться в магии, не причиняя никому вреда. Сабрина собиралась утащить меня к себе, спеша поделиться со мной своими новыми девичьими тайнами, однако Бренда предложила мне выпить кофе, и я, к неудовольствию кузины, не стала возражать.

— Как там твои родители? — спросила тётушка, хлопоча возле кофеварки. — Давненько их не видела.

12
{"b":"2122","o":1}