ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это такой религиозный обряд?

— Да, очень древний. Но Шейну религия по барабану, его интересует сам процесс. Он периодически наведывается в Вавилон именно с этой целью и уверяет, что жрицы ещё ни разу не отвергли его кандидатуру.

— Шейн действительно красавчик, — признала Амалия.

Патрику её замечание не понравилось, однако он смолчал.

— Боюсь, — произнёс Феб, — всё это бесполезно. Мы как не знали, так и сейчас не знаем, что замышлял Ричи. А главное, нет никаких идей.

— Это уж точно, — согласился Патрик. — Глухой номер.

А тем временем я обратила внимание на стоявшего поодаль чернокожего мужчину в пёстром наряде — с виду типичного представителя Дома Амазулу. Он старательно притворялся, что любуется храмом Иштар, хотя на самом деле украдкой наблюдал за нами — как мне показалось, с явным нетерпением, словно чего-то ждал от нас.

— Внимание, — предупредила я. — За нами, кажется, следят.

— Кто? — мигом насторожился Феб.

— Один зулус. Шагах в пятнадцати позади тебя.

Патрик, стоявший вполоборота к нему, осторожно покосился.

— Да, точно, — подтвердил он. — Судя по одежде, зулус. И явно следит за нами.

— Подслушивает? — спросил Феб.

— Не думаю. Для обычного слуха далековато, а магию он не использует. Просто наблюдает.

— Очень интересно… и подозрительно. Что будем делать?

— Думаю, просто поговорим с ним, — решила я и уже открыто, не таясь посмотрела на зулуса.

Тот заметно смутился, но после некоторых колебаний всё же подошёл к нам.

— Извините мою бестактность, — заговорил он очень вежливо. — Не хочу, чтобы у вас сложилось ложное впечатление, будто я слежу за вами…

— А что же тогда ты делаешь? — холодно перебила его я.

— Только не гневайся, госпожа, я просто жду.

— Чего?

— Возможности продолжить путь.

— Разве мы тебе мешаем? — удивился Феб. — Проходи, пожалуйста.

Зулус отрицательно покачал головой:

— Сами знаете, что не могу. Ведь мы идём по одной Тропе. — Последнее слово прозвучало в его устах явно с большой буквы.

— Почему ты так решил?

— Потому что видел собственными глазами. От самых Нефритовых Ворот вы постоянно шли передо мной, в точности следуя по Тропе. Это не могло быть совпадением, и я догадался, что вы тоже посвящённые. Как и я. Удивительная встреча!

«Так вот оно что, — мысленно обратился ко мне и Патрику Феб. — Выходит, Ричи и впрямь приверженец одного из оккультных учений. И путь, по которому он вёл Амалию, получается, был частью ритуала — или подготовкой к нему».

«Вполне возможно, — согласилась я. — Вот если бы ещё узнать, что это за ритуал…»

— Ты складно говоришь, — сказала я зулусу. — Но где гарантия, что не лукавишь? Откуда нам знать, что ты посвящённый? Мы же не видели, как ты идёшь по Тропе. Может, ты следил за нами, чтобы выведать нашу тайну.

Он протестующе поднял руки, словно защищаясь.

— Уверяю тебя, госпожа, это не так! Я знаю Тропу. Я знаю Знак. — Он сделал быстрый и замысловатый жест, начертив пальцами в воздухе нечто похожее на звезду. — Вот, видишь?

— Знак ты мог где-нибудь подсмотреть, — возразила я. — Мы требуем более убедительного доказательства. Покажи, что ты действительно знаешь путь, ступай впереди нас.

На эбеново-чёрном лице зулуса отразился нешуточный испуг, он даже отступил на один шаг.

— Не вынуждай меня, госпожа. Хоть ты и принцесса, это не даёт тебе права распоряжаться моей судьбой.

— Так ты знаешь, кто я?

Он поклонился:

— Конечно, госпожа. Я сразу узнал старшую дочь Света, внучку короля Брендона. Я не хочу ссориться с тобой, но и пересечь твой путь на Тропе ты меня не заставишь. Лучше я сам сверну с Тропы — и пройду её в другой раз. Не серчай, принцесса.

Зулус снова отвесил поклон, развернулся и быстро зашагал прочь, ловко лавируя между прохожими. Феб немедленно двинулся за ним, а я бросила Патрику: «Оставайся с Амалией», — и присоединилась к преследованию.

На площади было многолюдно, однако пёстрая одежда зулуса была очень приметна в толпе, так что потерять его из вида мы не опасались. По нетерпеливому выражению лица Феба было видно, что у него так и чешутся руки остановить зулуса с помощью какого-нибудь заклятия, поэтому я строго предупредила:

— Ничего не делай, Феб. Не стоит привлекать внимания. Он всё равно никуда от нас не денется, зато может привести в логово своих друзей. Так называемых «посвящённых».

— А если он вернётся в свой Дом и попросит защиты от нас?

— Тогда мы узнаем, кто он такой.

Миновав площадь, зулус зашагал по широкой оживлённой улице, ведущей прямиком к ближайшим к нам Вратам Набу. Судя по всему, он действительно решил покинуть Вавилон и спрятаться под сенью своего Дома. Раз за разом он оглядывался на нас, но шаг не ускорял, очевидно, рассчитывая, что в людном месте мы не станем применять против него силу — хоть физическую, хоть колдовскую.

Так мы и шли добрых полчаса, пока не миновали центр города. Внезапно наш преследуемый поменял направление и свернул на одну из боковых улиц. Мы пошли быстрее, сокращая расстояние между нами и зулусом, чтобы не дать ему возможности ускользнуть. А он, продолжая оглядываться на нас, стал углубляться в хитросплетение узких улочек, и на нашем пути всё меньше попадалось прохожих — мы оказались в заброшенном районе, каковых в Вавилоне было немало. В последние столетия этот древний Дом медленно умирал, и его население неуклонно уменьшалось.

— Вот и отлично, — пробормотала я. — Похоже, он всё-таки приведёт нас к своим собратьям.

— Или надеется запутать в этом лабиринте, — предположил Феб.

— Ничего не выйдет. Здесь мало людей, и я хорошо его чувствую.

В конце концов мы оказались в совершенно безлюдном переулке, который с противоположной стороны заканчивался тупиком. Остановившись, зулус повернулся к нам. Разделяло нас не более пяти шагов.

— Я всё понял, — с угнетённым видом произнёс он. — Мне следовало сразу догадаться об этом, но разум мой помрачился, и я допустил роковую оплошность. На самом деле никто из вас не посвящённый; вы шли по Тропе, не сознавая, что делаете. Кто-то выдал вам часть тайны, а остальное вы рассчитываете выведать у меня. Но вам это не удастся, я исправлю свою ошибку и сберегу секрет Тропы.

Мы с Фебом действовали синхронно, хоть и вразнобой — он попытался оглушить его, а я воспользовалась парализующими чарами. Однако мы опоздали — зулус успел обрушить на себя простое, но крайне эффективное огненное заклятие, и в мгновение ока всё его тело поглотило яростное пламя. Он даже не вскрикнул — огонь убил его моментально.

Вспышка была столь сильна, что даже на таком расстоянии мы получили бы серьёзные ожоги, если бы чисто рефлекторно не защитились от жара стандартным холодильным заклятием. Затем я в считанные секунды погасила пламя, хотя это уже не имело смысла — всё, что осталось от зулуса, годилось только для того, чтобы наполнить погребальную урну.

— Проклятье! — в сердцах произнесла я и отвернулась от дымящей кучи золы. — Надо же как мы прокололись!

— Это ты прокололась, — сделал уточнение Феб. — Ведь я ещё на площади собирался оглушить его, но ты не позволила.

— Хотела как лучше. Разве могла я подумать… — Я сокрушённо вздохнула. — Дурацкая ситуация. И очень серьёзная. Чертовски серьёзная.

ФЕБ, ПРИНЦ СУМЕРЕК

14

— Ох, осторожнее!.. — простонал Патрик, когда тяжёлый синтезатор, пролетев метров пять, мягко приземлился на помосте точно в том самом месте, где мы и собирались его поставить. — Тётушка, ты же могла разбить.

— Не могла, — возразила Бренда, которая, собственно, и доставила нам сие чудо электроники своей собственной конструкции. — Это вы имеете привычку разбивать инструменты. А потом просите меня сделать вам новые. — Она уселась в плетёное кресло перед помостом и бросила быстрый взгляд в безоблачное небо. — Кстати, не пора ли устроить тень? Солнышко уже припекает.

22
{"b":"2122","o":1}