ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роковой сон Спящей красавицы
Стеклянное сердце
Пробужденные фурии
Отдел продаж по захвату рынка
Тиргартен
iPhuck 10
Как любят некроманты
Украина це Россия
П. Ш.
A
A

Дионис долго молчал в задумчивости. Отец спокойно ждал, когда он заговорит. А я едва сдерживалась, чтобы не заёрзать в кресле от нетерпения.

— Ну что ж, — произнёс Дионис, — допустим, ты прав. Предположим на минуту, что я действительно член Звёздной Палаты. И что дальше? Что тебе от меня нужно?

— Мне ничего, — ответил отец. — Все мои претензии к вашей организации утратили силу за давностью лет. Я лишь выражаю надежду, что в своей дальнейшей деятельности вы не превышаете те полномочия, которые сами взяли на себя. Если вы поставили своей задачей защищать простых смертных от произвола колдунов, то этим и занимайтесь.

— Надо полагать, твой случай был исключением, — заметил Дионис, по-прежнему избегая признавать свою причастность. — Возможно, осведомитель настаивал на правосудии и при необходимости был готов обратиться к властям Даж-Дома. А один из судей Звёздной Палаты этого не хотел и убедил остальных принять твоё дело к рассмотрению. В конце концов речь шла об уничтожении целой планеты — то есть о геноциде простых смертных. В результате тебя по всем правилам оправдали, а осведомитель был доволен, что правосудие свершилось.

— В общем, я так и думал, — сказал отец, вставая с кресла. — На этом моя миссия закончена. Я обещал Фионе начать с тобой разговор о Звёздной Палате, а дальше пусть продолжает она. Насколько я понимаю, у неё есть к тебе важное дело.

— А ты не останешься? — спросил Дионис.

— Нет, меня это не касается. Не хочу обременять себя лишней информацией. Главное, Фиона меня заверила, что сама она ни в какую скверную историю не влипла. Этого мне достаточно.

— Переправить тебя в Солнечный Град?

Отец отрицательно покачал головой:

— Спасибо, но я хочу прогуляться по Олимпу. Давненько здесь не был. А потом спущусь в Зал Перехода и без спешки вернусь домой.

Попрощавшись, он вышел из кабинета. Проводив его взглядом, Дионис повернулся ко мне и сказал:

— Эрик сильно изменился. Раньше он был более любознательным.

«Раньше» означало тридцать лет назад по времени Основного Потока. Это была вся моя жизнь, а Дионис говорил о таком далёком для меня прошлом, словно о вчерашнем дне. У старших совсем другое восприятие времени, они привыкли жить не днями и неделями, а годами и десятилетиями…

— Ну так что? — его тон стал деловым. — О чём ты хотела поговорить?

— Вернее, о ком, — поправила я. — О Ричи. Мне известно, что перед отлучением от Источника он попал в руки Звёздной Палаты, но сумел бежать. Я хотела бы знать, за что его собирались судить.

Дионис остро посмотрел на меня:

— А если я отвечу, что мне ничего не известно, ты не поверишь, ведь так? И в следующий раз придёшь сюда с Кевином.

— Нет, не с Кевином. Я не сторонница насилия. Лучше приведу Анхелу и Софи.

Он вздохнул:

— Час от часу не легче…

— Но я предпочла бы не предавать это огласке, — продолжала я. — По крайней мере до тех пор, пока сама во всём не разберусь. А если понадобится рассказать ещё кому-нибудь о прошлых поступках Ричи, то при этом вовсе необязательно упоминать тебя и Звёздную Палату.

— Ты меня шантажируешь?

— Ни в коем случае. Просто хочу докопаться до правды.

Дионис откинулся на спинку кресла и задумчиво погладил свой подбородок.

— Вот такая, значит, ситуация, — произнёс он. — До меня доходили слухи, что ты собираешь информацию про Ричи, но я и подумать не мог, что ты так много о нём раскопаешь. Кто мог тебе рассказать? Хозяйка, конечно, отпадает. Неужели Ричи кому-то доверился?… Ага! — его глаза сверкнули. — Близняшки! Они сумели пробраться в его мысли… Или даже в мои…

Я лишь загадочно улыбнулась и промолчала.

— Ладно, — смирился Дионис. — Деваться некуда. С чего начинать?

— С самого начала. Считай, что я ничего не знаю. За какое преступление вы собирались судить Ричи?

— Не только собирались, — уточнил он, — но и судили. Звёздная Палата признала его виновным в организации массовых человеческих жертвоприношений.

На какую-то секунду я онемела от потрясения.

— Он приносил в жертву людей?! Где?

— Полностью доказаны шесть эпизодов в шести разных мирах. Ещё в тринадцати случаях нам не удалось собрать достаточно улик для формального осуждения, хотя виновность Ричи не вызывала сомнений. Везде он действовал по одной и той же чётко отработанной схеме. Так, например, в мире… — Дионис сделал паузу и нахмурил лоб, пытаясь вспомнить название, затем достал из ящика своего стола небольшой хрустальный шар, предназначенный для хранения информации, и прикоснулся к нему своим Самоцветом, — …у этого мира нет собственного имени, только каталожный номер PHAD-3954. — Он спрятал шар обратно и задвинул ящик. — Так вот, в этом мире Ричи явился к вождю ацтеков Монтесуме под видом верховного бога Уицилопочтли и потребовал для себя жертвоприношения. Надо сказать, что тамошние ацтеки и без всяких напоминаний усердно резали на алтарях людей, задабривая своих богов. А в честь снизошедшего Уицилопочтли они решили не мелочиться: тогда было принесено в жертву сразу сто тысяч человек, и сам Ричи активно участвовал в этом кровавом шабаше.

— О, Митра! — прошептала я.

— Детали ритуала тебя интересуют? — с мрачным ехидством осведомился Дионис.

— Нет, — ответила я, и без того чувствуя тошноту. — Пожалуй, обойдусь.

— В остальных случаях происходило то же самое, — продолжил он свой рассказ. — Менялись только миры, а иногда — народы. Но чаще всего Ричи практиковался на ацтеках и майя, видно, чувствовал к ним определённую слабость.

— А как вы нашли все эти миры? — собравшись с мыслями, спросила я. — Или вы следили за ним и наблюдали, как он… вытворяет такое?

— Разумеется, нет. Он попался на одном эпизоде — самом последнем. А пока мы собирали доказательства, кому-то из нас пришла в голову мысль, что Ричи мог действовать, как классический серийный убийца, по чёткой системе. И на всякий случай мы проверили соседние населённые миры, расположенные на той же линии Потока Формирующих. В восемнадцати из них обнаружились следы его деятельности.

— О, Митра!.. — повторила я. — А ты обращался к Хозяйке?

— Конечно, обращался. Предъявил ей все собранные нами доказательства и спросил, виновен ли Ричи, но она ничего не ответила. Собственно, это уже и был ответ — будь он невиновен, она бы так и сказала.

— Выходит, Хозяйка знала обо всём? Знала и ничего не предпринимала?

— Вот именно. Тогда я с ней крупно поссорился. Ведь получалось, что она покрывала Ричи, попустительствовала его преступлениям. Единственное, что она сделала, да и то с опозданием, это отлучила его от Источника.

— Тоже мне, наказание! — возмущённо фыркнула я.

— Да, не слишком суровое, — согласился Дионис. — Но и это нам помогло. Через три месяца Ричи был пойман и казнён.

Я совсем не удивилась. Сразу подумала о воскресшем Мпило Уфуэ. Теперь уже не оставалось сомнений, что Ричи ещё девять лет назад был слугой Нергала. Правда, не давала покоя одна неувязка: ведь я собственными глазами видела, что случилось с Агриппой Диоскуром, едва он попал в Безвременье. А Ричи спокойно приходил к Источнику — и оставался в живых…

— Смею полагать, — после короткой паузы добавил Дионис, — что для него это было избавлением от мук. К тому времени он уже окончательно рехнулся, вёл себя совершенно неадекватно и, по-моему, даже не понимал, что с ним происходит. Обычно мы делаем так, чтобы тело казнённого нашли и узнали о его преступлениях, но в этом случае пришлось отступить от правил. После моих неосторожных высказываний и конфликта с Кевином предавать дело огласке было слишком рискованно — меня бы сразу заподозрили в причастности к Звёздной Палате. — Он снова помолчал. — А если честно, то я специально так устроил. Ценой небольшой потасовки предотвратил кошмарный скандал. Страшно представить, что было бы с Кевином и Анхелой, если бы правда выплыла наружу.

27

На этот раз Хозяйка не встречала меня на вершине холма, как обычно, а ждала возле Источника, сидя на мраморном парапете. И это было правильно — по пути сюда я немного остыла и не стала с ходу набрасываться на неё с упрёками, которые, к слову сказать, она вполне заслужила. Так что я молча присела рядом и предоставила ей самой прочесть в моих мыслях всё, что думаю.

47
{"b":"2122","o":1}