ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кстати, как она поживает? — словно между прочим поинтересовался отец.

— Нормально. Снова пишет отцовский портрет.

— О, Тартар! — закатил я глаза к потолку. — Какой уже по счёту? Сотый, сто пятидесятый?

— Всего лишь семьдесят третий, — уточнила Дейдра. — К тому же это будет особенный портрет. Специально для него Пенелопа уговорила отца обзавестись бородой.

— Серьёзно? — рассмеялся я. — С ума сойти. Бородатый Артур — это круто! Зрелище, должно быть, отпадное.

— Ещё какое. Вчера за ужином Морган и Шон ржали, как два придурка. Тошно было смотреть… Ну что, Феб, пойдём?

— Пойдём, — сказал я и направился к двери «ниши». — Пока, отец.

— Пока, — ответил он. — И… это…

— Да, конечно. Обязательно передам маме привет. И Люси тоже.

— Счастливо, Дионис, — сказала Дейдра. Она вошла вслед за мной в «нишу», закрыла дверь и взяла меня за руку. — Поехали.

3

Между Экваториальными мирами, где находилась Страна Сумерек, и Срединными, где была Земля Артура, пролегала бесконечность. Обычный колдун, вроде меня, не мог преодолеть её самостоятельно — а точнее, вероятность уцелеть на этом пути не превышала одной миллиардной. Впрочем, и адепты Источника избегали идти через бесконечное количество миров, а предпочитали перепрыгивать этот барьер, ухватившись за другого адепта, находящегося в пункте назначения. Однако для Дейдры был доступен и третий путь: как бывшая Хозяйка, она могла попасть к Источнику из любого места Вселенной и пользовалась этим для перемещения из Экватора в Срединные миры и обратно.

…Спустя мгновение мы оказались под сияющим зелёным небом Безвременья, у подножия холма, поросшего травой лилового цвета. По его склону к нам шла высокая рыжеволосая женщина в ослепительно-белых одеждах, как две капли воды похожая на Диану. Но это была не Диана, а Хозяйка Источника.

Следующий прыжок привёл бы нас в Авалон, в королевский дворец Камелот, но Дейдра задержалась в Безвременье.

— Похоже, — произнесла она, — моя тёзка хочет поговорить с тобой.

— Или почувствовала, что я хочу поговорить с ней, — предположил я.

— Собираешься спросить насчёт Источника?

— Ну… — замялся я. — В частности и это.

Хозяйка подошла к нам и тепло улыбнулась.

— Ты можешь уходить, дорогуша, — обратилась она к Дейдре. — Я сама переправлю Феба в Авалон.

— Хорошо, — сказала Дейдра, отпустив мою руку. — Встретимся через мгновение, Феб. — И исчезла.

Я не стал ничего спрашивать у Хозяйки — она и без того слышала все мои мысли. Так что я просто ждал ответа.

— Фиона уже обращалась ко мне по этому поводу, — произнесла Хозяйка. — Отвечу тебе так же, как и ей: я не знаю, где сейчас Ричи и чем он занимается. Определить местонахождение адепта я могу только тогда, когда он вызывает Образ Источника. Но Ричи отлучён от Силы и не может этого сделать. Единственное, что мне точно о нём известно, так это то, что он жив. Я бы почувствовала его смерть — ведь он, несмотря на отлучение, по-прежнему связан с Источником.

Примерно такого ответа я и ожидал. Но знать хотел другое: способен ли Ричи на то, в чём я его подозреваю?

— При определённых обстоятельствах любой человек способен совершить преступление, — сказала Хозяйка. — Но моё «да» ты воспринял бы как истину в последней инстанции, как веское доказательство вины Ричи.

Пожалуй, она права. Но если бы я знал, за какие грехи Ричи отлучён от Источника…

— Это тебе не поможет.

Я разочарованно вздохнул. Глухой номер.

— Впрочем, — продолжала она, — один совет я всё-таки дам. Поговори с Софи, расскажи ей о нападении цербера.

Предложение Хозяйки мне совсем не понравилось. Софи приходилась Ричи сводной сестрой по отцу, была очень привязана к нему и сильно переживала, когда он исчез. Она наверняка воспримет мою историю в штыки и, чего доброго, ещё обвинит меня в попытке очернить брата. А я не хотел ни с кем ссориться, тем более с Софи, которую откровенно побаивался из-за того, что она, единственная во Вселенной, была адептом сразу трёх Мировых Стихий — Источника, Порядка и Хаоса.

— Твои страхи напрасны, — сказала Хозяйка. — Софи не станет ссориться с тобой, а попытается помочь. Я в этом уверена.

Ну, раз уверена, то почему сама не поможет? Раз она знает всё, что известно Софи… Хотя нет! Насколько мне известно, Хозяйка не может читать её мысли.

— Совершенно верно, её мысли мне недоступны. И в любом случае я ничего не стала бы тебе говорить. Всё, что я узнаю от приходящих в Безвременье, разглашению не подлежит ни при каких обстоятельствах. А что касается Софи, то я просто имею основания полагать, что она обладает важной для тебя информацией. Это всё, что я могу сказать. А ты поступай как знаешь.

Ответить я не успел, так как уже в следующий момент оказался в авалонском дворце, в «нише» апартаментов Дейдры. Даром что я задержался для разговора с Хозяйкой, мы вернулись в материальный мир одновременно — и не просто секунда в секунду, а мгновение в мгновение.

— Вы долго беседовали? — поинтересовалась Дейдра.

— Нет, буквально пару слов.

— Она не сказала, когда пустит тебя к Источнику?

— Ничего конкретного.

— Не расстраивайся. Я хорошо её знаю, она уже одобрила твою кандидатуру. А теперь просто выжидает, испытывает твоё терпение.

— Я не расстраиваюсь. Нисколько.

Порой создавалось впечатление, что Дейдра ещё больше меня самого хочет, чтобы я стал адептом. Ей не терпелось снова взяться за моё обучение, поделиться со мной своим богатым опытом общения с Силой. За последние десять лет у Источника появился только один новый адепт — Фиона, которая, к огорчению Дейдры, по всем вопросам предпочитала обращаться к тётушке Бренде. Зато в моём случае Дейдра рассчитывала взять реванш.

Мы вышли из «ниши» в уютную гостиную с окнами на вечнозелёный дворцовый парк. Возле крайнего окна в кресле сидела моя мать Пенелопа — как всегда юная и прекрасная, с очаровательным мазком краски над левой бровью. При нашем появлении она встала и тепло улыбнулась:

— Здравствуй, Феб.

— Привет, мама.

Пенелопа подошла ко мне и поцеловала в щеку. Я заботливо вытер с её лба краску.

Глядя на маму, я словно смотрел в зеркало. Обычно сыновья гораздо больше похожи на своих отцов, чем на матерей, но в моём случае всё было иначе. Я ничуть не напоминал смуглого брюнета Диониса, зато очень сильно походил на Пенелопу. Нередко нас принимали за брата и сестру, а порой даже за близнецов. У меня были мамины карие глаза, такие же, как у неё, волнистые каштановые волосы, а моё лицо было почти точной копией её лица, разве что с более резкими, как и подобает мужчине, чертами.

— Слышал, ты пишешь бородатого Артура.

— Да, — кивнула мама. — Но дальше придётся работать по памяти. После сегодняшнего сеанса он не выдержал и побежал бриться. Шон просто замучил его насмешками.

— Я же говорю: придурок, — сердито отозвалась Дейдра. — Как на меня, то с бородой отец выглядел здорово. Был похож на настоящего короля. Но Шон… — Вдруг она осеклась, на её лицо набежала тень досады. — Вот чёрт! Опять он.

— Кто? — спросил я.

— Рик, — объяснила Дейдра, и я понял, что она имеет в виду старшего брата Анхелы, дядю и тёзку кузена Ричи. — Кеви опять притащил его в Авалон. Сейчас он идёт по коридору — видно, намылился ко мне в гости.

Я же присутствия Рика не чувствовал и почувствовать не мог. Все стены и двери королевского дворца были защищены мощными чарами от подглядывания и подслушивания, непроницаемыми как для обычных колдунов и ведьм, так и для рядовых адептов. Однако Дейдра была особо приближённой к Источнику и обладала обострённым чутьём.

— Значит так, — после секундных раздумий сказала она. — Феба я привела, а теперь сматываюсь. Не хочу встречаться с Риком. А вас могу перебросить к Диане.

— Нет, спасибо, — покачал я головой. — Мы пройдёмся пешочком. И не к Диане — пусть она спорит с Брендой, лучше ей не мешать.

5
{"b":"2122","o":1}