ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего направленного на агрессию, — заметил Кевин в жалкой попытке найти сыну оправдание. — А наши блокирующие чары он мог расценить как нападение.

Мы дружно сделали вид, что не расслышали этой реплики. Кевин и сам понимал, насколько слаб его довод: ведь подчиняющие заклятия, как правило, не содержат в себе инструкций на какие-либо единовременные действия; такого рода приказы должны поступать непосредственно перед их исполнением.

— Похоже, этот Агнец был рассчитан на длительное использование, — произнесла Фиона. — Под действием такого заклятия он мог провести в пассивном ожидании много лет.

— Три десятилетия, — уточнил Рафаил. — Примерно настолько ему хватило бы внутренних ресурсов. А при необходимости он мог бы черпать энергию из Формирующих. Но это бесцельное и бессмысленное существование. Единственное предназначение Агнца Божьего — служить Порядку и умереть, когда служение закончено. — Он достал из левых ножен меч. — Никто из вас не возражает, чтобы я прекратил его мучения?

При этом Рафаил смотрел на Софи — видно, она мысленно предупредила его, чтобы он обращался именно к ней. Но от моего внимания не ускользнула многозначительная формулировка его вопроса, явно адресованного мне. Он спрашивал разрешения прикончить своего бывшего коллегу не у Софи, а конкретно у меня.

Поняла это и Фиона.

— Погоди, не спеши, — сказала она, незаметно ткнув меня локтем в бок. — Мы бы хотели ещё раз осмотреть его.

— Да, пожалуй, — быстро согласился я.

— Хорошо, — кивнула Софи. — Осматривайте.

Рафаил посторонился, и мы с Фионой подошли к заклятому Агнцу, который теперь неподвижно лежал на пожухлой осенней траве. Также к нам присоединилась Дейдра, а вот Кевин остался на месте, погружённый в свои невесёлые мысли.

Потратив минут десять, мы не выяснили ничего существенного, о чём бы уже не сказали нам Софи и Рафаил. В конце концов нам пришлось признать, что больше никакой ценной информации из Агнца не выудим.

— Ну, теперь всё, — произнесла Софи. — Он твой, Рафаил. Только обожди немного со своим coup de grace,[3] избавь нас от этого зрелища. Возвращаемся, друзья, делать нам здесь нечего.

Она взяла Дейдру и Кевина за руки, и все трое исчезли. Мы с Фионой ушли вслед за ними, и я ещё успел заметить, как Рафаил провёл меня почтительным поклоном…

34

По времени Сумерек Дианы мы отсутствовали лишь немногим более четверти часа. Здесь по-прежнему было тихо и спокойно — никто из ребят, как видно, ещё не проснулся. Кевин опустился на скамью перед клумбой, взял стоявшую рядом чашку с моим остывшим кофе и залпом выпил его.

— Что ж… — мрачно произнёс он. — Ко всему прочему оказалось, что Ричи сошёл с ума. Только так можно объяснить, почему он дважды пытался заманить Феба в одну и ту же ловушку.

— Наверно, ему отшибло память, — предположила Софи. — И он забыл о своей первой попытке. Забыл почти обо всём, что случилось после его отлучения.

— Или у него раздвоение личности, — выдвинул я версию, которую вынашивал ещё с тех пор, как повстречал призрак Ричи в Источнике. — Теперь его правая рука не знает, что делает левая. И наоборот.

Кевин тяжело вздохнул:

— М-да, породил я сыночка… Боюсь, в него вселился дух Александра.

Александр был родным дядей Кевина, а ещё — дедом Фионы и Патрика по материнской линии. В семье его не любили, а он в ответ презирал всех родственников, за исключением своей матери Юноны. Особенно сильно Александр ненавидел своего младшего брата Артура, несколько раз даже покушался на его жизнь, а позже собирался использовать мощь космического мира для атаки на Царство Света. По стечению обстоятельств, он погиб незадолго до рождения Ричи…

Дейдра присела на скамью рядом с Кевином, но не стала ничего говорить. Понимала, что слова утешения тут бесполезны.

— Мы могли бы всё выяснить, — сказала Фиона как бы между прочим, ни к кому конкретно не обращаясь. — Возможно, нам удалось бы остановить Ричи и даже излечить его… — она сделала выразительную паузу, — …если бы открылся доступ в обратные сегменты.

Софи изумлённо уставилась на неё:

— Как ты о них узнала?

— Тори рассказала. Вернее, проговорилась.

— Понятно. — Софи покачала головой. — Я давно заметила, что Тори слишком распускает язык в твоём присутствии. Однако не думала, что она зайдёт так далеко.

— О чём вы толкуете? — спросил Кевин. — Что за обратные сегменты?

Дейдра помалкивала. Я тоже — за секунду до этого Фиона мысленно предупредила меня, чтобы я не вмешивался. Это сработало, и Софи решила, что мы с Дейдрой в курсе дела.

— Зря ты разболтала, Фи, — сказала она укоризненно. — Только внушила напрасные надежды.

— Совсем не напрасные. Если мы вместе надавим на Хозяйку…

— Всё равно ничего не получится. Обратные сегменты Безвременья закрыла не Хозяйка, а Источник. И он не собирается открывать их из-за Нергала, так как не считает его серьёзной угрозой. Сами по себе эти сегменты представляют гораздо бóльшую опасность, чем даже сотня всяких Нергалов. Доступ в прошлое — оружие настолько мощное и разрушительное, что его следует применять лишь в самых крайних случаях, когда не остаётся… — Софи осеклась, встретившись с нашими потрясёнными взглядами. — Так вы не знали?!

— Нет, — ответила Фиона неожиданно тонким голоском. — Тори только упомянула об обратных сегментах и о том, что они могли бы нам помочь. Но я даже подумать не могла…

— …что это путешествия во времени, — докончила за неё Дейдра, не в меньшей мере шокированная услышанным.

Мы с Кевином лишь молча переглянулись. Мысль о том, что существует возможность вмешиваться в прошлое, вызвала у нас не просто шок, но настоящий ужас.

— Проклятье! — досадливо выругалась Софи. — Ловко же ты меня подловила.

— Значит, — произнесла Фиона уже нормальным голосом, — Безвременье существует не только сейчас, в данный момент, но и тянется в прошлое?

— Совершенно верно, — неохотно подтвердила Софи. — Все его сегменты, соответствующие каждому кванту прошедшего времени, никуда не исчезают. Они остаются, и теоретически в них можно попасть… Но не надо пугаться, всё не так страшно, как вы думаете. Прошлое поддаётся изменению только в условиях нестабильного настоящего — а Вселенная сейчас развивается стабильно и контролируемо. Поэтому обратные сегменты Безвременья представляют собой лишь нечто вроде вселенского исторического архива.

— То есть, — взволнованно отозвался Кевин, — с их помощью можно наблюдать за тем, что происходило в разных мирах? Например, проследить за припадочным Агнцем в прошлое, найти Ричи и выяснить, что с ним случилось… Ведь можно, да?

— Нет, нельзя. Я уже говорила, что Источник закрыл доступ в обратные сегменты и никого туда не пускает.

— Но почему? Если Вселенная стабильна, то прошлое, по твоим же собственным словам, изменить нельзя. Какой тогда вред от этих сегментов?

— Большой, — жёстко ответила Софи. — Очень большой. Сама только возможность доступа в обратные сегменты порождает сильный соблазн дестабилизировать настоящее, чтобы затем подкорректировать прошлое. Например, спасти Ричи. Установить, в какой момент он вступил на кривую дорожку, что именно подтолкнуло его к этому шагу — и всё исправить… Ведь так, Кевин? Ты бы захотел?

Кевин долго молчал под пристальным взглядом Софи и наконец кивнул:

— Да, ты права. Но я бы постарался…

— Мироздание не должно зависеть от нашей стойкости и силы воли. Ничьей, даже Хозяйкиной. Двадцать шесть лет назад Источник допустил меня в обратные сегменты…

— Ага! — вырвалось у Фионы; глаза её сверкнули. Она значительно посмотрела на Дейдру, а та легонько кивнула.

— Что «ага»? — подозрительно спросила Софи.

— Ты была в прошлом, — чуть ли не обвиняющим тоном произнесла Фиона. — А говоришь, что это невозможно.

Однако я чувствовал, что она имела в виду другое. А вот Софи, которая знала её хуже, чем я, поверила ей.

вернуться

3

Coup de grace — «Удар милосердия» (фр.)

59
{"b":"2122","o":1}