ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рик вздохнул:

— Странные у нас отношения.

— У нас нет никаких отношений, — возразила я. — Только секс.

— Это уж точно, — согласился Рик. — Только секс и ничего больше. Нет чтобы приятно провести вечер, поужинать где-нибудь, потанцевать, прогуляться по набережной, полюбоваться на звёзды… Куда там! Тебе побоку всякая романтика — сразу подавай постель. А ты же всё-таки женщина.

Я не знала, что ответить. Упрёки Рика были совершенно справедливы — я действительно обращалась с ним, как с какой-то секс-машиной. Но иначе у меня не получалось. Единственный мужчина, с которым я представляла романтический ужин или, скажем, прогулку под звёздами, был Феб. А с Риком я могла просто поужинать, просто прогуляться и поболтать — но только по-дружески, а не в качестве прелюдии к близости. Это было бы выше моих сил…

— А если нам снова попробовать с этими камнями? — предложил Рик. — Вдруг выйдет?

Я хмыкнула:

— Почему сейчас должно выйти, когда раньше не получалось?

— Но ведь в первый раз что-то было…

— И быстро прошло. Это безнадёжно, Рик. Мы должны признать, что по какой-то непонятной причине ты не годишься мне в Отворяющие.

— А может… — Рик на секунду замялся. — Боюсь, ты назовёшь меня параноиком, но… может быть, во всём виновата Хозяйка? Может быть, она препятствовала осуществлению ритуала?

— С какой стати?

— Ну, допустим, из-за меня. Из-за того, что я искусственный, самодельный колдун. Возможно, Хозяйка не захотела допускать моей связи с Источником даже в такой опосредованной форме. Она ведь здорово злилась, когда я привил себе колдовской Дар. До сих пор не могу забыть, как она смотрела на меня в нашу первую встречу. Для неё я был преступником, покусившимся на основы мироздания.

— По-моему, ты преувеличиваешь.

— Нет, нисколько. Ты просто не видела этого. А Анхела, Кевин, Софи и Дейдра всё видели. Кевин позже признался, что тогда ему стало страшно — он испугался, что Хозяйка убьёт меня. Дейдра упорно твердила нам, что мы ошибаемся, но её слова звучали как-то неубедительно.

— Ты никогда об этом не говорил.

— Не люблю вспоминать. Но факт остаётся фактом, что я не пользуюсь благосклонностью Хозяйки. Вот скажи: когда ты выбрала меня Отворяющим, она не пыталась отговорить тебя?

— Нет. Правда, несколько раз переспросила, уверена ли я в своём выборе. Я твёрдо ответила, что да, и она не стала возражать.

— Тем не менее спрашивала, причём несколько раз, — подчеркнул Рик. — А зачем ей спрашивать, раз она читает мысли? Только затем, чтобы заставить тебя задуматься — и передумать. Но ты не передумала, и тогда она просто заблокировала контакт между камнями.

— М-да, любопытная теория, — медленно произнесла я. — Ещё недавно я назвала бы это бредом сивой кобылы, но теперь… да, я не исключаю такой возможности. Хозяйка на многое способна.

— А что она ещё натворила?

Я взяла у Рика сигарету, сделала затяжку и вновь вернула ему.

— Ты знаешь о новой девчонке Феба?

— Сам не видел, но слышал о ней. Твоя матушка говорила, что она очень похожа на тебя и, кажется, Феб здорово влюблён в неё.

— Да, это так, — вздохнула я. — А вчера я обнаружила некоторые странные обстоятельства их знакомства, и у меня возникли сильные подозрения, что Хозяйка специально подстроила всё так, чтобы Феб и Лана встретились. Я наведалась в Безвременье, собиралась расспросить её, но разговора у нас не получилось — она постоянно уходила от этой темы, делала вид, что не слышит моих мыслей и не понимает прямых вопросов. Тем самым она фактически признала свою вину. — Я ненадолго умолкла. — Так что я совсем не удивлюсь, если окажется, что Хозяйка действительно мешала нам в ритуале с камнями. Хотя вряд ли из антипатии к тебе, это не в её стиле. Скорее она твёрдо убеждена, что мне нужен другой Отворяющий. И знаешь, возможно, она права.

— Почему?

— Наша затея с самого начала была обречена на провал. Даже если бы Источник помог мне влюбиться в тебя, на твои чувства он бы не повлиял.

— А на них и не надо влиять. Я и так тебя люблю.

— Ну да! — фыркнула я. — Как и многих других.

— Больше, чем других. Ты должна понять, Фи: мы, мужчины, устроены иначе, среди нас мало твёрдых однолюбов. Нам трудно оставаться равнодушными к хорошеньким женщинам. А ты не просто хорошенькая — ты восхитительная. Тебя легко полюбить.

— Если это комплимент, то очень сомнительный, — сказала я. — Но пусть даже так, это всё равно не снимает главной проблемы. Имя ей — Дейдра.

Рик не ответил, и я повернула к нему голову. Он лежал, мрачно уставившись в потолок, а на его лице застыло угрюмое выражение.

— Дейдра не просто проблема, — наконец произнёс он. — Она мой рок. Я не могу выбросить её из головы, хоть как ни стараюсь. То же самое у тебя с Фебом.

Я покачала головой:

— Нет, не то же самое. Если бы я хотела, то давно заполучила бы его. Он бы не смог устоять — вы, мужчины, действительно слабаки. Но я не хочу… вернее, хочу, но не могу себе позволить. А ты только и ждёшь, когда Дейдра позовёт тебя. Тогда ты сразу бросишься к ней, позабыв обо всём на свете, в том числе и обо мне.

— Этого никогда не случится. Даже если я останусь единственным мужчиной во Вселенной, Дейдра всё равно не захочет иметь со мной дела.

— Глупости, — сказала я. — Дейдра не лесбиянка, просто у неё затяжной сдвиг по фазе. Когда-нибудь это пройдёт, и она снова станет нормальной.

— Всё равно, — стоял на своём Рик, — мне ничего не светит.

— Раз так, то почему ты бегаешь за ней? Значит, на что-то надеешься?

— Да, надеюсь. Но не на то, что ты думаешь. Это совсем другое.

Рик замолчал. Я снова посмотрела на него, ожидая продолжения. Но он, как видно, считал эту тему исчерпанной и дальше говорить не собирался.

— Так что же другое? — с нажимом спросила я.

— Извини. Не могу сказать. Не имею права.

— Что ж, ладно.

Я поднялась, села на краю кровати и начала одеваться.

— Уже уходишь? — спросил Рик.

— Да, — ответила я, натягивая чулки. — Больше мне делать здесь нечего.

— А когда снова придёшь?

— Никогда. Между нами всё кончено. Да собственно, ничего и не было.

Рик придвинулся ко мне и взял меня за локоть.

— Ты обиделась?

— Ни капельки. — Я высвободила свою руку, чтобы надеть блузку. — Просто не люблю, когда меня принимают за дурочку. Четыре года назад мы договорились, что попробуем помочь друг другу, попытаемся совместно наладить нашу личную жизнь. Попытались. Не получилось. Значит, не судьба. И всё, точка. А теперь ты заводишь новую песенку о том, что не ждёшь ничего от Дейдры, ни на что не надеешься, выдумываешь какие-то секреты… Зачем, спрашивается? Что это даст?

Я взяла юбку и собиралась встать, но Рик удержал меня, обхватив за талию.

— Постой, Фи, выслушай меня. Только обещай, что будешь молчать, что никому об этом не скажешь, ни единой душе.

— Хорошо, обещаю, — согласилась я и положила юбку обратно на топчан. — Рассказывай.

Он сел рядом со мной. Черты его лица заострились, брови сдвинулись, между ними залегли морщины.

— Я не солгал тебе. В отношении Дейдры я действительно не питаю никаких надежд, она для меня недосягаема. Я сам во всём виноват, и исправить это не в моих силах. А бегаю за ней по другой причине, — Рик глубоко вдохнул. — Вот уже двадцать восемь лет я пытаюсь вымолить у неё прощение. Пусть не полное, хоть частичное. Я прошу её об одном — чтобы она наконец признала Гленна моим сыном.

От неожиданности я на секунду онемела. Никто из многочисленных сплетников ни разу не называл Рика среди возможных кандидатур в отцы Гленна. Все считали его незадачливым поклонником Дейдры, которому она никогда не давала ни единого шанса. А оказывается…

— Ты серьёзно? — спросила я. — Гленн твой сын?

— Да, — кивнул он. — Это случилось, когда Софи сошлась с Брианом. Дейдра была очень расстроена, жутко ревновала… а я этим подло воспользовался. — Рик тряхнул головой. — Нет, прямого насилия не было. Да и быть не могло — ведь Дейдра урождённый адепт, она бы мигом стёрла меня в порошок. Но я напоил её до беспамятства и затащил в постель. Я и сам был порядочно пьян, иначе ни за что не совершил бы такого свинства… А позже Дейдра обнаружила, что беременна. Она строго-настрого запретила мне говорить кому-либо, что я отец ребёнка, грозилась публично обвинить меня в изнасиловании.

63
{"b":"2122","o":1}