ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я хочу умереть, Маргарита, — с неожиданной решимостью произнес Рикард. — Я больше не могу жить.

— Ты умрешь, — холодно пообещала она, но в глазах ее стояли слезы. — Тебя казнят вместе с кузеном Бискайским. Об этом я позабочусь.

Рикард со стоном приподнялся на подушке, взял дрожащими руками свой медальон, открыл его и вынул изнутри серого цвета шарик величиной с зерно фасоли.

— Что это? — спросила Маргарита.

— Яд.

— Где ты его взял?

— Украл у матери. Не зря же ее зовут итальянской ведьмой… Только не пытайся отнять. Я проглочу его прежде, чем ты встанешь с места.

— А я не собираюсь тебе мешать, — сказала готовая разрыдаться Маргарита. — Глотай.

Рикард секунду помедлил, затем тяжело вздохнул, застонал и протянул шарик ей.

— На, возьми.

— Зачем?

— Возьми!

Осторожно, будто боясь обжечься, она взяла двумя пальцами шарик и рассмотрела его вблизи. На ощупь он был мягкий и пластичный, как свежезамешанное тесто.

— И что мне с ним делать?

— Сама решай, — ответил Рикард. — Я уже говорил тебе, что я малодушный человек. Я преступник, я сумасшедший, но мне не хватит мужества взять на себя еще один грех, совершив самоубийство. Теперь моя судьба целиком зависит от тебя — либо ты обрекаешь меня на суд и казнь, либо… либо я приму этот яд из твоих рук и по твоей воле. Ты наследная принцесса, ты имеешь право казнить и миловать, я отдаюсь на твой суд — так что это не будет ни убийством, ни самоубийством.

Маргарита долго молчала, раздумывая. Потом спросила:

— Тебе будет очень больно?

— Нет. Я просто усну и больше никогда не проснусь.

— Ты уверен?

— Да, я вычитал это в книге моей матери.

Еще немного подумав, Маргарита поднялась с табурета, отошла к столу и вернулась обратно с кружкой воды в руке.

— Тебе, наверное, надо будет запить, — дрожащим голосом произнесла она, усаживаясь на край кровати.

— Значит, ты решила?

— Да, Рикард. Нас слишком много связывает, чтобы я позволила чужому человеку лишить тебя жизни.

С этими словами она положила ему в рот шарик с ядом и поднесла к его губам кружку.

— Побудь со мной, дорогая, — попросил Рикард, выпив воду. — Это займет не больше получаса.

Маргарита лишь кивнула в ответ, судорожно сцепив зубы и с трудом сдерживая слезы. Она пересела в изголовье кровати и положила его голову себе на колени.

— Я умру счастливым, Маргарита, — благодарно прошептал он. — Последние недели моей жизни были сущим адом на земле, но прежде, чем я попаду в ад подземный, я проведу несколько минут в раю.

Маргарита тихо всхлипнула.

— Дорогая, — снова отозвался Рикард, голос его уже был сонным. — Ты помнишь тот наш последний разговор?

— Да, помню.

— Тогда ты сказала, что любишь меня…

— Я сказала правду, милый. Ты был единственный человек, которого я любила по-настоящему.

Она нашла в себе силы говорить ему ласковые и нежные слова, тогда как сердце ее разрывалось от горя, а к горлу то и дело подступал комок. Минуты для нее растянулись в столетия, каждое слово давалось ей с невероятным трудом. Ей казалось, что уже прошла целая вечность; казалось, что она уже стала древней старухой и умрет вместе с ним, если не раньше него. Но, наконец, тело Рикарда обмякло, он уснул, дыхание его быстро ослабевало, а вскоре пропало вовсе.

Маргарита встала, положила его голову на подушку и, опустившись на колени, прижалась ухом к его груди.

Сердце Рикарда, умевшее пылко любить и страстно ненавидеть, молчало. Маргарита услышала лишь тишину, взорвавшуюся для нее, как сотни раскатов грома. И горькие слезы боли, тоски и отчаяния хлынули из ее глаз.

— Прощай, Рикард, — прошептала она, содрогаясь от беззвучных рыданий. — Прощай, моя несостоявшаяся любовь… И прости меня, прости… Слишком поздно я поняла, что мы были созданы друг для друга…

Когда Маргарита вышла из комнаты, лицо ее было спокойное, и лишь воспаленные глаза свидетельствовали о том, что недавно она плакала, — но в полумраке коридора этого никто не заметил.

— Он умер, — бесстрастным тоном произнесла принцесса. — Да простит его Господь.

Адель де Монтальбан пронзительно вскрикнула и пошатнулась. Она бы так и рухнула на пол бесчувственная, если бы в последний момент Тибальд не успел подхватить ее.

— Граф, — сказала ему Маргарита. — Вы останетесь здесь до утра и присмотрите за кузиной. Боюсь, сейчас она не в состоянии вернуться в замок, тем более что я буду ехать очень быстро.

— Но… — начал было Тибальд.

— Никаких «но»! До замка меня проводят Гоше и мэтр Ливорес, так я решила. Сейчас мы поможем графине подняться в ее комнату, уложим в постель, и вы останетесь при ней в виду отсутствия здесь сиделки. А ты, Гоше, пока приготовь лошадей к отъезду.

— Будет сделано, ваше высочество, — с поклоном ответил Гоше и тотчас направился к выходу.

Вслед за ним поспешил мэтр Ливорес. Когда они вышли во двор, секретарь городской управы задумчиво пробормотал:

— Интересно, кто этот француз — наш будущий король или просто очередной любовник госпожи?

Гоше обернулся и с искренним недоумением взглянул на него.

— А вам не все едино? — спросил он. — Не все ли вам равно, кто будет вашим королем, коль скоро у вас будет такая королева?

Мэтр Ливорес согласно кивнул.

Глава LV

Разоблачение

Возле входной двери покоев Жоанны стояло несколько вооруженных охранников. Не отвечая на их приветствия, Маргарита вихрем ворвалась внутрь, миновала переднюю и очутилась в ярко освещенной прихожей, где уже находилось пятеро молодых людей. Гастон д’Альбре и Эрнан де Шатофьер сидели на диване, зажав меж собой, как в тисках, Фернандо де Уэльву. Напротив них в креслах расположились Филипп и Симон. Откинувшись на мягкие спинки, они очумело таращились на Фернандо, будто не веря своим глазам.

— Где Жоанна? — спросила Маргарита, с трудом переводя дыхание после быстрого бега; щеки ее пылали лихорадочным румянцем. — Она жива?

Филипп повернул к ней голову и вяло обронил:

— Не беспокойтесь, кузина. С ней ничего не случилось.

— А где же она?

— В покоях Бланки… Прошу садиться, принцесса. Вижу, вы порядком устали.

Маргарита опустилась в свободное кресло рядом с Симоном.

— Так вы схватили кузена?

— Да, сударыня, — ответил Эрнан. — Схватили.

— И где же он?

— Перед вами.

— Что?!! — воскликнула Маргарита, потрясенно глядя на Фернандо. — Вы, кузен?!

— Он самый, сударыня. Кузен, да не тот, кого мы ждали.

— Пречистая Дева Памплонская!.. Нет, это невероятно!

— Но факт, — сказал Филипп. — Мы взяли его с поличным, когда он вошел в спальню кузины Жоанны и ухватился за кинжал.

— Вот, — сказал Эрнан, указывая пальцем на тумбу возле дивана. — Это тот самый кинжал. Как я и предполагал, с вензелем виконта Иверо на рукояти.

Маргарита встала с кресла и подошла к тумбе.

— Да, — недоуменно произнесла она. — Это один из кинжалов Рикарда… А это еще что такое? — Она взяла в руки тяжелый железный прут, длиной фута полтора и не менее полудюйма в сечении.

— Его мы также изъяли у дона Фернандо, — ответил Эрнан.

— До зубов вооружился, скотина! — с отвращением добавил Симон. — И все для того, чтобы убить беззащитную женщину.

Маргарита уронила прут на пол и в отчаянии поглядела на Фернандо:

— Но зачем, кузен? Зачем вы хотели убить Жоанну? Что она вам сделала?

— Сами спросите у этой суки! — злобно ответил Фернандо. — Теперь-то она вам все выложит — и про меня, и про своего братца. Но я не скажу ничего. Будьте вы прокляты!

Маргарита удрученно вздохнула и, понурившись, вернулась на свое место.

— Надо порасспросить Жоанну, — сказала она. — Ей наверняка что-то известно.

— Как раз этим сейчас и занимается Бланка, — ответил Филипп. — Кузен де Уэльва отказывается что-либо говорить — дескать, кузина Жоанна и так все знает, а сам он не собирается рыть себе могилу. Верно, боится признаться в том, о чем Жоанне неизвестно.

115
{"b":"2123","o":1}