ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Правда, вначале его высочество с испугу сделал одно весьма любопытное заявление, — отозвался Эрнан.

— И какое же?

— Вот дословно: «Это Александр! Это он подговорил меня убить их».

— Их? — переспросила Маргарита. — Кого еще, кроме Жоанны?

— Дон Фернандо не соизволил дать нам исчерпывающие разъяснения. Едва лишь я спросил: «Зачем?» — он как воды в рот набрал. Но лично для меня в этом нет никакой загадки. Когда вы вошли, сударыня, я как раз объяснял друзьям, что кинжал предназначался госпоже Жоанне, а прут — виконту Иверо.

— О Боже!

— Да, принцесса. Дон Фернандо и граф Бискайский предполагали свалить всю вину за убийство княжны на вашего кузена Рикарда.

— Но каким образом?

— Элементарно. Думаю, их план был таков: сначала дон Фернандо убивает госпожу Жоанну и оставляет в ее теле кинжал, принадлежащий виконту, а его самого изо всей силы бьет прутом по голове — либо в затылок, либо в висок. Потом измазывает кровью какой-нибудь предмет в спальне — угол стола, подлокотник кресла, косяк двери или еще что-то в этом роде, — и спокойно уходит, прихватив с собой прут. А утром, обнаружив в спальне княжны два тела, все подумали бы, что господин виконт убил госпожу Жоанну, но в последний момент она толкнула его, то ли он сам потерял равновесие — так или иначе он упал, ударился о что-то головой и тоже умер. Так сказать, его постигла кара Божья на месте преступления.

— Пречистая Дева Памплонская! — повторила Маргарита. — Но ведь…

— Вы хотите сказать, что тогда возник бы законный вопрос: что побудило Рикарда Иверо пойти на убийство госпожи Жоанны? Злоумышленники предусмотрели и это. В том пакете, где якобы… Да, кстати, Симон. Пакет у тебя?

Симон утвердительно кивнул, извлек из-за отворота камзола довольно внушительного вида пакет и молча передал его Эрнану.

— Вот здесь, — сообщил своим слушателям Шатофьер, — по идее, должны находиться долговые расписки виконта, выкупленные графом Бискайским у ростовщиков. На самом же деле этот пакет содержит бумаги, призванные объяснить мотивы, побудившие Рикарда Иверо совершить убийство княжны Жоанны. Посмотрим теперь, насколько богата фантазия у наших злоумышленников. — С этими словами он вытряхнул содержимое пакета себе на колени. Вдруг лицо его вытянулось, брови изумленно поползли вверх. — Черт меня дери со всеми потрохами! Это действительно долговые расписки!

Фернандо и вовсе был ошеломлен:

— Что?! Мои расписки!.. Как же так?

Эрнан пристально посмотрел на него:

— Ага! Стало быть, вы тоже не ожидали их увидеть?

Фернандо промолчал. Взгляд его затравленно метался по комнате.

— Так это ваши расписки? — не унимался Шатофьер. — Это вы их скупили? Не граф Бискайский?

— Что произошло, сударь? — осведомилась Маргарита. — Вы что-то напутали?

— Да нет. Пожалуй, что нет. Пожалуй, это сам дон Фернандо что-то напутал — взял не тот пакет или… Ах, черт! — громко воскликнул он и вскочил на ноги. — Неужели?… Прошу прощения, сударыня. Филипп, Симон, присмотрите за пленником. Гастон, за мной… Я сказал — за мной! Скорей!

Как угорелые, они выбежали из прихожей, едва не столкнувшись в дверях с только что вошедшей Бланкой. Она недоуменно поглядела им вслед, затем повернулась к оставшимся.

— Что с ними стряслось?

— Думаю, — ответил Филипп, — они побежали ловить твоего… графа Бискайского. Как я понял, Александр подсунул Фернандо большущую свинью — вернее, пакет с долговыми расписками.

— А?!

— Вот-вот, оно самое. — Филипп бросил быстрый взгляд на кастильского принца. — Оказывается, это Фернандо выкупил у ростовщиков все векселя кузена Иверо.

— Так я и думала. Ведь у Александра не нашлось бы таких средств, а к услугам Фернандо казна графства Уэльвы и сокровища иезуитов. — Бланка подошла к наваррской принцессе и положила руку ей на плечо. — Мне очень жаль, кузина. У меня просто нет слов…

Маргарита обхватила руками ее талию и прижалась к ней лицом. Плечи ее задрожали.

Бланка погладила ее по голове.

— Я представляю, как тебе больно, дорогая. В сущности, Рикард был хорошим человеком, не то что мой брат Фернандо — его гнусная выходка меня безмерно огорчила, но не скажу, что я очень удивлена. Я всегда знала, что он мерзкий негодяй.

— Да-а, сестричка у меня что надо, — ухмыльнулся Фернандо, исподлобья глядя на нее. — Нечего сказать…

— Вот и не говори ничего, раз сказать тебе нечего, — спокойно произнесла Бланка, отстраняясь от Маргариты. Она села в свободное кресло между Филиппом и Симоном и продолжала: — И возблагодари Господа, Фернандо, что твоя участь зависит не от меня, а от Альфонсо. Так у тебя еще есть шанс остаться в живых.

Филипп невольно поежился.

— Ну как? — обратился он к Бланке. — Ты что-нибудь выведала у Жоанны?

— Да. Но об этом чуть позже, когда вернется господин де Шатофьер. Я не хочу повторяться, особенно, когда речь идет об очень неприятных для нашей семьи вещах.

— А как Жоанна? — спросила Маргарита.

— У нее истерика. Но она уже понемногу успокаивается.

— И ты оставила ее одну?!

— Нет. С ней господин Гамильтон.

— Гамильтон? А он-то здесь при чем?

Бланка вздохнула:

— Это будет еще один скандал, вернее, скандальчик. Жоанна собирается за него замуж.

— Вот те на! — Маргарита ненадолго задумалась, а потом махнула рукой. — Ну, и пусть себе женятся, мне-то какое дело.

Филипп и Бланка недоуменно переглянулись.

«Что-то случилось», — поняли они.

— И ты не станешь возражать?

— А почему я должна возражать? Мне этот мезальянс только на руку. Ведь когда Александра казнят, Жоанна станет графиней Бискайи, и для меня было бы гораздо хуже, если бы она вышла, скажем, за виконта де Сан-Себастьян.

— Понятно, — сказала Бланка, впрочем, нисколько не убежденная таким аргументом. — Ах да, Филипп, ты упоминал о долговых расписках. В чем, собственно, дело?

Он вкратце рассказал о том, как в пакете, где предположительно должны были находиться компрометирующие Рикарда Иверо документы, оказались его долговые расписки. После чего добавил:

— По выражению лица Фернандо было ясно, что версия Эрнана верна. Лично я на сей счет не сомневаюсь. Но при виде этих векселей у кузена Уэльвы аж челюсть отвисла. Вероятно, граф Бискайский задумал какую-то хитроумную игру и в самый последний момент подменил пакет.

— Ага. И господин де Шатофьер с господином д’Альбре, как я понимаю, направились в покои Фернандо — проверить, нет ли там графа?

— Думаю, да.

Некоторое время они молча ожидали возвращения Эрнана и Гастона. Бланка протянула Филиппу руку, и он сжал ее в своей руке. Маргарита кусала губы и глубоко дышала носом. Фернандо тупо глядел себе под ноги.

— Кузина, — первой отозвалась Бланка. — Что ты думаешь делать с Рикардом?

— Ничего. Он сам себя достаточно наказал… Бланка, прошу тебя, не будем говорить о Рикарде.

Они снова умолкли и молчали так до прихода Эрнана. Тот явился один, без Гастона.

— А где кузен д’Альбре? — первым делом осведомилась Маргарита.

— Я велел ему от вашего имени поднять на ноги гарнизон и прочесать весь замок и его окрестности. Граф Бискайский не мог далеко уйти.

— Вы его упустили?

— Увы. Мы пришли слишком поздно.

— Но хоть что-нибудь обнаружили?

— О да, моя принцесса. Мы много чего обнаружили… Но обо всем по порядку. — Он бухнулся на диван рядом с Фернандо и похлопал его по плечу. — Боюсь, приятель, ваш сообщник здорово подставил вас.

— Как это понимать? — спросила Бланка.

— Сейчас объясню, сударыня. Но прежде всего — чем закончилась ваша беседа с княжной? Если я не ошибаюсь, ей ровным счетом ничего не известно.

— Ошибаетесь, граф. Она кое-что знает.

— Что именно?

Бланка бросила на брата испепеляющий взгляд.

— Оказывается, Фернандо, вместе с иезуитами, готовит покушение на жизнь Альфонсо. Они разработали план его отравления.

— Черти полосатые? — выругался Филипп.

116
{"b":"2123","o":1}