ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, иди, иди… Вот дурной… Чего ты упёрся?

С трудом он стянул упрямца с места, и это послужило сигналом для остальных. Задрав хвосты, толкаясь и подпрыгивая, телята быстро прибежали мимо бочек.

Ребята ждали, пока стадо не спустилось до поворота и не скрылось из виду.

— Хорошие у нас телёнки! — сказал Саша и, перевернув бочку, крикнул во всё горло: — Э-эх, милочки! Поехали!

Подъём кончился. С переката были хорошо видны поля колхоза, раскинувшиеся до горизонта. Вся земля разделена на большие квадраты. Одни квадраты яркозелёные. Там посеяна с осени рожь или взошёл овёс. Другие квадраты чёрные или серые — непаханные. В разных концах фыркали три трактора, выбрасывая из труб колечки дыма. Людей не было видно.

Шоссе широкой лентой спускалось вниз и снова поднималось. Влево от него виднелось большое белое здание школы, а на следующей возвышенности — дома́ колхоза.

— Эх! Сейчас самоходкой пойдёт!

Видя, что на шоссе никого нет, ребята пустили бочки и смотрели, как те, быстро набирая скорость, катились вниз. Первая бочка вдруг потеряла направление и кувыркнулась в канаву. Немного дальше свалилась и вторая.

29. На участке

Отведённый юным мичуринцам участок находился на высоком и красивом месте. Отсюда было видно всё село. Защищённый с севера и запада опушкой леса, он спускался к югу до самого берега озера. Две большие берёзы стояли на краю участка около проходившей мимо дороги. Между берёзами лежали две чёрные кучи перепревшего навоза.

Ваня догадался, что ребята получили лошадь и возят с хуторов остатки перегноя. Костя с Васей перекапывали землю валами. Перевернут один вал, разложат перегной в борозду, а на перегной переворачивают следующий вал.

И сразу бросалось в глаза, как по-разному они работали. Костя работал с азартом, ничего не видя, кроме рыхлой, послушной земли. Казалось, что он играет лёгкой, привычной и приятной лопатой.

У Васи лопата, как тяжёлый лом, и все движения неторопливы. Он часто останавливался и поглядывал по сторонам, словно кого-то поджидал.

Бори не было.

— Ребята-а! Держите-е! — крикнул Саша и, толкнув свою бочку, побежал рядом с ней.

Костя и Вася оглянулись, воткнули лопаты в землю и бросились навстречу. Тяжёлая бочка катилась под уклон по ровному полю всё быстрей, и было уже невозможно остановить её руками. Саша едва поспевал. Ваня видел, как шарахнулись в стороны ребята, как побежали по бокам, не зная, что делать.

„Вот загонит в озеро! — с досадой подумал он и остановил свою бочку. — Утопит. Вода холодная. „Как доставать?“

Но Саша сообразил, как остановить бочку. Догнав её, он с силой толкнул ногой в правый край и тем изменил направление. Бочка потеряла скорость, а следующим толчком Саша повернул её поперёк уклона. По инерции она покатилась ещё немного и остановилась метрах в двадцати от берега.

Через десять минут обе бочки стояли на месте: между берёзами.

— Давайте вроем их в землю, — предложил Саша.

— А где? — спросил Костя.

— Одну здесь, в начале первой грядки, а другую в конце последней.

— А где она будет — последняя? — полюбопытствовал Ваня.

Видимо, этот вопрос интересовал всех.

— Докуда копать, Ваня?

— А как вы считаете? — с лукавой улыбкой вопросом же ответил тот.

— До второй берёзы.

— А сколько, вы думаете, у нас будет растений?

Ребята замялись. В зависимости от количества растений нужно готовить землю, и это была как раз та задача, которая беспокоила Ваню и которую он никак не мог решить. „Сколько растений нам удастся получить и высадить к началу июля с двух клубней?“

— Ну, а сколько? — спросил Костя.

— Не знаю.

— А кто знает?

— Считайте сами…

Показался Боря. Он держал вожжи в руках и шёл рядом с телегой, нагружённой навозом. Ребята устроились под берёзой на принесённых досках, из которых намеревались сделать остов шалаша. Кому понадобился этот шалаш, когда дома рядом, никто не знал. Но как же без шалаша?

— А сколько же всё-таки? Двести? — наугад спросил Вася.

— Если двести, то и этого хватило бы, — усмехнулся Ваня, показав на вскопанный кусок. — Считайте сами…

Боря, как настоящий возчик, свалил навоз, привязал лошадь и подошёл к отдыхающей бригаде.

Ваня рассказал задачу, и ребятам пришлось считать. Сначала они, подняв глаза к небу, шевелили губами, бормотали, загибая пальцы. Потом начали рвать сухие травинки и раскладывать их на коленях.

— Нет, надо на бумаге решать, — сказал Саша. — Так ничего не выйдет.

Остальные не сдавались. Задача, на первый взгляд, казалась лёгкой, а кроме того, надо же было определить, какую площадь земли копать. Не гектар же!

Вскоре после Саши бросил считать Костя, затем Вася. Напористей всех оказался Боря. Он вообще любил математику, и задача его увлекла. Бригада уже работала, а он всё еще раскладывал травинки на освободившихся досках.

— Борька! Брось ты… дома сосчитаешь! Езжай за навозом! — крикнул Ваня.

Боря посмотрел на бригадира пристальным, отсутствующим взглядом и, с трудом поняв смысл слов, медленно пошёл к лошади.

Солнце припекало всё сильней. Ребята сняли рубашки. Работалось легко. Лопаты острые, удобные. Земля мягкая, влажная, а главное — бригада дружная.

— А где девчонки? — спросил Саша.

— Они у парника что-то делают. Красить его собираются, — ответил Костя.

Через сестрёнку он был всегда хорошо осведомлен о том, что делается в „девчоночной“ бригаде.

— Это они черенки режут, — догадался Ваня.

Сроки работ у бригад не совпадали. Вначале это казалось странным, но Мария Ивановна объяснила, что невозможно создать совершенно одинаковые условия для жизни растений. Одни растения будут немного отставать, другие перегонять. Ваня это учёл: он старался создать наиболее благоприятные условия для клубней и снятых ростков. Растения развивались быстро. Мальчики выигрывали во времени и уже обогнали девочек на четыре дня.

Зину это мало тревожило. Три лишних глазка на клубнях делали своё дело, и по количеству ростков девочки всё больше и больше перегоняли мальчиков.

Вернулся Боря и, свалив перегной, подошёл к бригаде.

— Ваня, я теперь понял задачу. Надо вначале высчитать от одного растения, а потом…

— Нет. Надо сначала навоз привезти, — перебил его тот. — Дома будешь считать.

— Я же никому не мешаю, — пожав плечами, сказал Боря и снова уехал.

Работа подвигалась быстро. Саша сильно устал, но старался не отставать. Для Вани это была не работа, а игрушка. Сил у него — хоть за плугом ходи. Саше тяжелей. Бессонная ночь и большой путь с тяжёлой ношей сильно утомили мальчика. Он часто останавливался и, тяжело дыша, вытирал пот со лба.

— Сашка, ты устал, — заметил, наконец, Костя. — Шёл бы домой. Мы докопаем.

— Ничего, до обеда поработаю, — вяло ответил тот.

— Подожди-ка! — остановил их Ваня. — Надо по-другому… Мы будем копать, а ты, Саша, возьми вилы и разбрасывай за нами навоз. Дело-то скорей пойдёт.

— Правильно! — согласились в один голос ребята.

Так и сделали. Работа пошла ещё быстрей. Сейчас не нужно было отрываться и ждать, пока освободятся вилы. Докапывали до края и сейчас же переходили на другой, где уже был разложен навоз.

Когда, судя по солнцу, пришло время обеда и ребята взглянули на проделанную работу, то сами удивились.

— Вот это да-а! Сколько вспахали!

— Наверно, хватит!

— А вы сначала решите задачу, а потом и говорите — хватит! — усмехнулся Ваня.

— Борька! Ты решил задачку? — крикнул Вася подъехавшему в это время возчику.

— Нет. Надо записывать. Я, понимаешь, начал десятки откладывать на воз… Травинки по дороге рвал… Одна травинка обозначала десяток… — пояснил Боря.

— Ну и что?

— Ну и растерял… Телега-то трясётся.

— А ты бы в руках держал.

— А вожжи в зубах?

Ребята засмеялись.

— Давайте сейчас на обед! — скомандовал Ваня, — А в пять часов соберёмся и докопаем.

27
{"b":"212585","o":1}