ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь она поняла, что́ так смущало и волновало бригадира.

— Мы же соревнуемся, а у них больше ростков, — неопределённо ответил Ваня.

— Ясно… Где же правда, Мария Ивановна? — горячо сказал Саша. — Они про научный опыт узнают и совсем нас загонят…

— Ну, хорошо! А с городскими юннатами вы тоже соревнуетесь? — лукаво спросила агроном.

— Соревнуемся.

— Однако Светлана написала про „короткий день“.

Ваня посмотрел на Сашу и, хлопнув его по плечу, засмеялся:

— Я ему доказывал, а он всё спорит…

— Говори, пожалуйста, а я всё равно не согласен! — сказал Саша и быстро зашагал в сторону участка.

Разговор с Марией Ивановной будто снял большую тяжесть с плеч Вани. Он не стал догонять друга. Пускай сердится. Приятно было сознавать, что он именно так и думал, а если и сомневался, то только из-за Саши.

Делать на участке сегодня было нечего. Все укоренившиеся растения были высажены в грунт, черенки — в парники.

По утрам Ваня заботливо осматривал свой участок. Его взгляд ощупывал каждое растение по очереди и замечал всё, что произошло с ним за сутки.

Он видел, как растёт и живёт картофель: как он разворачивает листья к солнцу, как закрывает землю вокруг себя, чтобы не испарялась влага; как в пазухе листа появляется бугорок, который в три-четыре дня превращается в стебель…

Вся жизнь растения проходила перед его глазами.

44. Колхозный пограничник

Под окном стрекочет кузнечик. Звук его бесконечной, назойливой песни сросся с тишиной, и Боре начинает казаться, что это скрипит у него в ушах… Заголосил на ферме первый петух. Значит, три часа. Надоело лежать, ворочаться с боку на бок, но и выходить еще рано. Сегодня днём он отлично выспался в шалаше и ждёт не дождётся рассвета, чтобы выйти в дозор. Теперь он официально назначен „колхозным пограничником“.

— Колхозный пограничник, — шепчут губы мальчика, и он улыбается от удовольствия.

Это не шутка, не детская забава, а серьёзное дело. Он видел, как загорелись у ребят глаза, когда они узнали об этом, а Ваня серьёзно сказал:

— Ладно, пускай пока Боря… Он первый начал. Кончим с картошкой, тогда устроим пограничную заставу и выставим дозоры.

Дней пять тому назад, когда подрос ранний картофель на поле „скороспелой бригады“, Боря вспомнил разговор между отцом и председателем колхоза о колорадском жуке. Они говорили о том, что скоро надо будет организовать обследование посевов картофеля. Уже тогда ему пришла в голову эта мысль, но он промолчал. Он вообще не любил хвастать раньше времени. Сначала надо доказать на деле, а потом на словах. И он решил действовать, никого не предупреждая. Раздобыл банку с широким горлышком и отправился на поиски колорадского жука. Вначале ему казалось, что это довольно просто. Вышел, заметил, прицелился… хлоп! И в банку. Но не тут-то было. Не только колорадского, но и вообще никаких жуков он не поймал в первое утро. Другой бы на его месте сразу разочаровался и махнул рукой, но Боря был не такой. Характер у него настойчивый, упорный, вроде как у Вани. Уж если он что-нибудь задумал, то добьётся своего.

Первая весна - i_011.png

На другой день Боря принялся за дело иначе. Шёл по рядам и осматривал каждый кустик сверху донизу. Начали попадаться жуки: бойкие жужелицы, неуклюжие чёрные навозники, синие листоеды, красные усачи и божьи коровки. Все они угодили в банку. Ни один из них не походил на колорадского, но у мальчика возникло серьёзное опасение, и он не пропускал ни одного жука. Вечером он решил посоветоваться с Ваней.

— Ну зачем ты их наловил? — спросил тот, небрежно взглянув на копошащихся в банке насекомых.

— А я их на картофельном поле поймал, — серьёзно сказал Боря.

— Ну и что? Похожи они на колорадского жука, что ли?

— Знаешь, Ваня, я думал, что раз они на картошке… — начал Боря и замялся, не зная, как выразить свою мысль.

— Чего ты думал? Вот именно, что ты ничего не думал.

Ваня достал книгу о картофеле и быстро нашёл нужную страницу с рисунком и описанием колорадского жука.

— Раз уж ты начал искать, — сказал он, — слушай! „Колорадский жук родственен божьей коровке…“

— Ну вот… они похожие…

„…но крупнее её… — усиливая голос, продолжал читать Ваня, не позволяя перебивать. — На красном фоне…“ Что такое фон, — знаешь?

— Ну, это, как сказать… когда одной краской… Например, голубой фон неба…

— Правильно! Слушай дальше. „На красном фоне колорадский жук имеет на гладких надкрыльях десять чёрных полосок, по пяти на каждом надкрылье. Каждая чёрная полоса окаймлена двойным рядом точёных ямок с обеих сторон. На лбу колорадского жука имеется чёрное пятно в виде треугольника. Передняя спинка покрыта ямками с одиннадцатью чёрными пятнами. Среднее, наиболее крупное, пятно хорошо выделяется и напоминает римскую цифру пять“. Ну и хватит… Дальше неважно. Запомнил ты или нет?

— Запомнил.

Ваня хлопнул приятеля по лбу книгой и засмеялся.

Борис сердито нахмурился. Жуков он ловил не потому, что не мог их отличить от колорадского. Он думал совсем о другом. О том, что если сто лет назад в Америке на колорадского жука не обратили внимания, то не делают ли и они ошибку, что не обращают внимания на всяких своих жуков?

Ведь что́ тогда получилось? Жуки жили на склонах гор, и никто не знал, что это опасные вредители. Когда они появились на картофельных полях в штате Колорадо, крестьяне не стали их уничтожать. С этого и началось. Колорадские жуки перелетают большие расстояния в разные стороны и размножаются с невероятной быстротой. За пять-шесть лет они расплодились в Америке в неслыханном количестве. Они двигались сплошной массой, хуже всякой саранчи, и поедали на своём пути всю картофельную и помидорную ботву.

Они даже останавливали поезда, когда переползали через полотно железной дороги. Колёса паровоза буксовали в каше раздавленных жуков.

Крестьяне перестали сажать картофель. Одно время думали, что в Америке вообще невозможно будет его выращивать.

Раньше колорадский жук водился только в Америке. В первую мировую войну нескольких жуков случайно завезли во Францию, и через десять лет они расплодились и распространились по всей стране. Затем жуки перелетели в Бельгию, проникли в Швейцарию и Испанию.

За годы второй мировой войны, когда было не до жуков, они успели заселить всю Голландию, Швейцарию, Германию и проникли в Англию, Италию, Австрию…

Колорадский жук — это народное бедствие. Он наносит громадный ущерб сельскому хозяйству, и с ним трудно бороться.

Обо всём этом Боря читал, и именно поэтому он решил, что надо проверить, изучить и как можно скорей убедиться, что среди наших жуков нет такого, как колорадский. И он стал изучать.

Заметив на картофельной ботве какого-нибудь подозрительного навозника, жужелицу или божью коровку, он начинал наблюдать, не жрёт ли это насекомое, как и колорадский жук, листья картофеля.

Каждое утро заставали комсомольцы мальчика на поле, неподвижно и подолгу сидящего на корточках перед кустами. На все вопросы Боря отмалчивался или отделывался короткими ответами:

— Надо и сижу!

Или:

— Смотрю, как картошка растёт.

Скоро они догадались, что Боря старается поймать колорадского жука. Над ним начали посмеиваться.

Позавчера у него произошло объяснение с бригадиром „скороспелой бригады“ Валей Тигуновой, которая незаметно подкралась сзади и увидела банку с наловленными жуками.

— Зачем ты ловишь? — спросила она.

— Надо.

— Для супа, что ли?

— А тебе-то что?

— Коллекцию собираешь?

— Ну, пускай коллекцию.

— А говорят, что ты колорадского жука ищешь? Верно?

— А хоть бы и так.

— Ну и дурак! Как они сюда попадут?

— Ничего ты не понимаешь! — рассердился Боря. — Как попадут? Очень даже просто. Залетит на пароход, спрячется куда-нибудь и поехал в Ленинград. В самолёт может забраться, в щёлку, и полетит к нам. И нарочно могут скинуть. Что? разве неверно?

41
{"b":"212585","o":1}