ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Скандал с Модильяни
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Изобретение науки. Новая история научной революции
Morbus Dei. Зарождение
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Содержание  
A
A

Мирддин вздохнул:

— Твой аргумент несостоятелен, Софи. Активные поиски не мешают твоему росту, даже наоборот — способствуют ему. И тебе, Дейдра, я мог бы возразить, что эти трое — не единственные жертвы Александра, за которых я несу ответственность. Но я не буду этого делать. Лучше предложу сделку.

Дейдра мигом насторожилась:

— Какую ещё сделку?

Мирддин невесело усмехнулся:

— Ну да, конечно. Небось, тебе сразу пришла на ум мысль о сделке с дьяволом. Мной до сих пор пугают детишек в Домах Экватора. Не думаю, что в Доме Источника дела обстоят намного лучше. Хранитель Хаоса — Враг рода человеческого. Это общеизвестная истина.

Дейдра смутилась. Наверное, она действительно подумала о сделке с дьяволом и о подписи кровью под огненной печатью. Просто так подумала, по привычке.

— И что ты хочешь? — спросила я, стараясь выглядеть невозмутимой. — Что я должна сделать в обмен на информацию?

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной, — ответил Мирддин. — Просто пошла и посмотрела на то, что я тебе покажу. Больше ни о чём я просить не буду и ничего не стану предлагать. Пойдёшь, посмотришь — и всё.

— И тогда ты выполнишь мою просьбу?

— Да, обещаю.

Я пожала плечами и сказала:

— Если так, то я согласна.

— Я с тобой, — немедленно отозвалась Дейдра, которой всё это явно не нравилось. — Одну я тебя не отпущу.

Я вопросительно посмотрела на Мирддина.

— Не возражаю, — сказал он, вынул из кармана старый, потрёпанный блокнот, раскрыл его и вырвал оттуда добрую дюжину страниц. — Я предвидел твою просьбу, Софи, и записал всё, что мог вспомнить. Держи.

Исписанные бисерным почерком листы бумаги веером легли на стол передо мной. Прежде, чем я успела среагировать, Дейдра схватила их и принялась лихорадочно просматривать.

— Теперь ты можешь послать меня к чёрту, — обратился ко мне Мирддин. — Всё, что вам нужно, вы уже получили.

— Нет, — ответила я резко (даже чересчур резко). — Я дала слово и сдержу его. Я выполняю свои обещания.

— Спасибо, Софи. Я ни секунды не сомневался в твоей честности. Это не было испытанием. Просто я хотел, чтобы мы на деле доказали друг другу, что наши отношения основаны на доверии.

— Я так и поняла.

— Минуточку! — сказала Дейдра, не отрывая взгляда от пестревшей цифрами страницы. — Когда точно умер Александр?

Мирддин назвал дату по исчислению Основного Потока, а потом добавил:

— То есть пятнадцатое июля стандартного галактического времени Узлового мира. Как я понимаю, тебя именно это интересует?

— Да, — кивнула Дейдра. — Из твоих записей следует, что в последние дни перед смертью он часто бывал на планете Дамогран. В том числе и пятнадцатого июля… Он там и умер?

— Не знаю. Я не успел определить. Но за пять часов до своей смерти он был на Дамогране. Это был последний мой контакт с ним. А через пять часов я почувствовал мгновенную боль, вслед за которой пришла пустота. Всё случилось очень и очень быстро. Скорее всего, он находился в быстром потоке времени. — Мирддин сделал короткую паузу, после чего сказал: — У меня будет к вам одна маленькая просьба. Если вы найдёте место, где умер Александр, пожалуйста, дайте мне знать. Я хочу похоронить его в Чертогах Смерти.

* * *

Островок света плыл в безбрежном океане тьмы. Яркие звёзды не висели неподвижно на бархатном фоне ночи, а в беспорядке плясали по небосводу, словно стая взбесившихся светлячков. Мы шли по безжизненной каменистой равнине, и вместе с нами, будто указывая нам путь, продвигалось пятно света, рождённого из пустоты невидимым, вернее, несуществующим прожектором. Мы шли, и наши фигуры не отбрасывали теней, а твёрдая, как гранит, почва под нашими ногами полностью поглощала звуки шагов. Мы шли молча, поддавшись мрачному, гнетущему очарованию этого места. Мы шли в неизвестность…

Впрочем, шли мы недолго. Вскоре на нашем пути выросла стена из цельного монолита, в которой было вырезано отверстие в форме арочного прохода высотой в два человеческих роста. Его края были идеально ровными, как на чертеже. Нижний край находился приблизительно в метре над уровнем земли, к нему вели семь ступеней, заканчивавшихся небольшой площадкой перед входом.

Двигавшееся вместе с нами пятно света выползло на стену, выхватывая её из мрака, но проникнуть внутрь прохода не смогло. На «пороге» арки возникла чёткая линия раздела между светом и тьмой.

Мирддин остановился возле первой ступеньки. Он не проронил ни слова, но я без его подсказки поняла, чтó он хотел мне показать.

— Если не ошибаюсь, — произнесла Дейдра, первой нарушая молчание, — это и есть вход в Тёмный Лабиринт Хаоса.

В ответ Мирддин лишь утвердительно кивнул.

— Я чувствую Силу Хаоса, — сказала я.

— Это безумная Сила, — предостерегла меня Дейдра. — Она лишает рассудка.

— Ошибаешься, — твёрдо возразила я. Это знание пришло не извне, оно будто вынырнуло из глубин моего естества. — Там есть Сила, и есть безумие, которое сторожит Силу. Оно ограждает её от нестойких умов.

— Ха! Можно подумать, что Александр обладал устойчивой психикой.

— В некотором смысле, да, — наконец отозвался Мирддин. — У него был такой устойчивый и, по-своему, совершенный психоз, что его рассудок оказался невосприимчивым к внешним воздействиям.

— Поэтому он сумел отделить зёрна от плевел, — добавила я. — Он взял Силу Хаоса, отвергнув безумие. Александра уберегло его же собственное сумасшествие. А мой рассудок защитит Источник.

— Софи!.. — испуганно воскликнула Дейдра и уже с неприкрытой враждебностью посмотрела на Мирддина: — Этого ты и хотел, верно? Именно к этому ты стремился. Всё же не зря тебя называют Лукавым!

Мирддин промолчал.

А я взяла Дейдру за руку и мягко сказала:

— Успокойся, не горячись. Он тут ни при чём, всё дело во мне. Я Собирающая Стихии — разве не ясно, что это значит? По самому определению я должна собирать Стихии. Я уже обладаю Силой Источника, теперь пришло время обуздать Силу Хаоса. Источник мне в этом поможет.

Но одолеть скептицизм Дейдры было не так-то просто.

— А вдруг Хозяйка ошиблась? Я уже не говорю о нём, — и она неприязненно покосилась на Мирддина.

— Зато я знаю, — сказала я с невесть откуда взявшейся уверенностью. — Теперь знаю наверняка. Безумие Хаоса не тронет адепта Источника. Правда, Мирддин?

— Да, — лаконично ответил он.

— Ты убедился в этом на собственном опыте, — продолжала я. — Ты вошёл в Лабиринт, будучи адептом Источника, не так ли?

Мирддин был удивлён моими словами не в меньшей степени, чем Дейдра.

— Ну и ну! — качая головой, промолвил он. — Как ты догадалась? Или тебе сказала Хозяйка?

— Она ничего не говорила. Я просто почувствовала это.

— Твоему чутью можно позавидовать, — только и сказал Мирддин.

— Это что же получается? — произнесла обескураженная Дейдра. — Хранитель Хаоса — адепт Источника! Адепт-отступник, нарушитель Равновесия.

— Последнее обвинение несправедливо, — возразил Мирддин. — Тот маленький Рагнарёк, который я затеял полтора века назад, был всего лишь превентивной мерой, своего рода упреждающим ударом. Порядок копил силы не для потешной войны, а для настоящего Судного Дня, итогом которого стало бы завершение текущего цикла бытия. Я помешал этим самоубийственным планам — пусть и ценой значительного ослабления позиций Хаоса в Экваторе. А что до первого замечания, то в целом оно справедливо. Я действительно отступник — хотя я уже не адепт Источника. Когда я прошёл Лабиринт, Хаос разорвал мою связь с Источником.

— Это произойдёт и с Софи? — спросила Дейдра, настороженно вглядываясь в кромешную тьму Лабиринта.

— Нет, если она готова. В таком случае Софи объединит в себе обе Стихии.

— А если ещё не готова?

— Тогда ей придётся начинать всё сначала. Неприятно — но ничего страшного в этом нет.

Дейдра покачала головой:

— Твоими бы устами… Ладно, Софи. Пойдём, посоветуемся с Хозяйкой.

44
{"b":"2126","o":1}