ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хлеб великанов
Блог на миллион долларов
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Три царицы под окном
НЛП. Большая книга эффективных техник
Она ему не пара
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Minecraft: Остров
Содержание  
A
A

Я резко остановился и устремил на Рика пронзительный взгляд.

— Рик, ты хоть соображаешь, что наделал?!

— Честно говоря, не совсем, — признался он. — Я лишь смутно догадываюсь о некоторых свойствах j-комплекса… Или, как вы его называете, Дара. Профессора Альбу больше всего заинтересовала его способность препятствовать процессу старения. Как долго я теперь проживу?

— Если меня никто не остановит, — прорычал я, — то от силы две-три минуты.

Вдруг Рик побледнел, как полотно, и наверняка соскользнул бы с кровати на пол, не успей Анхела вовремя придержать его. Это поработала Дейдра — она подвергла искусственный Дар Рика тщательному и очень интенсивному тестированию. Она могла бы проделать это гораздо мягче, но в данной ситуации я нисколько не возражал против болевых приёмов.

«У него здоровый, полноценный Дар без каких-либо изъянов, — сообщила Дейдра результаты своей проверки. — И такое впечатление, будто он унаследован от матери-ведьмы».

«Донор — женщина», — сообразил я и посмотрел на Анхелу.

— Похоже на то, — сказала она вслух.

Рик уже пришёл в себя и мог сидеть без посторонней помощи, хотя лицо его оставалось по-прежнему бледным.

— Ну, знаешь, Кевин, — пробормотал он растерянно и обиженно, утирая с глаз слёзы. — Не ожидал я от тебя такого, не ожидал… Я-то думал, что ты пошутил.

В воспитательных целях я не стал открещиваться от своей причастности к его кратковременному обмороку. Пусть этот инцидент послужит ему уроком на будущее. Может, он перестанет выпендриваться.

— Если я правильно поняла, — заговорила Софи вслух и по-испански, — ваш друг сумел привить себе Дар?

— Вот именно, — кивнул я. — Но как? — Последний вопрос был адресован Рику.

— Не думаю, что мой метод принципиально отличался от того, какой вы применили в отношении Анхелы, — произнёс он всё ещё слабым голосом. — Правда, дон Фернандо не исключает возможности, что её гены перестроились и без внешнего вмешательства, под одним лишь воздействием структуры ДНК вашего ребёнка. Так это или нет?

— Вмешательство было, — со вздохом ответил я и подумал, что и в случае с Анхелой профессор увидел больше, нежели мы все, включая Хозяйку…

«А ведь и правда, — мысленно заметила Анхела. — Судя по всему, никакого Дара Источник мне не давал. Он воспринял меня с ребёнком, как единое целое, обладающее Даром. Таким образом получается, что мой Дар — дочерний от Дара маленького Рикардо. В некотором смысле, я дочь моего сына».

— Значит, всё-таки было, — сказал Рик и недоуменно пожал плечами. — Тогда к чему этот допрос? Всё и так ясно.

— Отнюдь не ясно, — возразил я. — Внешнее воздействие на Анхелу было… особенным. Явно не таким, как на тебя. Что с тобой сделал профессор Альба?

— Со мной он ничего не делал. Это всё я. Я похитил у него формулу препарата, который он разработал лично для себя.

— О Господи! — опередив всех нас, воскликнула Анхела. — Ты хочешь сказать, что дон Фернандо тоже обзавёлся Даром?

Рик отрицательно покачал головой:

— Ему это не удалось. Он пробовал, но у него не получилось. Чужеродный j-комплекс не прижился в его генах. Произошла реакция отторжения.

— А как же у тебя получилось? — спросил я.

— Мог бы и сообразить. — Рик ухмыльнулся и нежно взял Анхелу за руку. — J-гены, которые я привил себе, не были чужеродными, они от моей милой сестрички. А мы с ней — одна плоть и кровь… Короче говоря, два месяца назад, когда я был с визитом на Терре-Сицилии, тамошние биохимики, мои хорошие знакомые, синтезировали для меня препарат по формуле профессора Альбы. Правда, для этой цели были использованы образцы ДНК не Дженнифер, а Анхелы. На обратном пути к Астурии меня здорово лихорадило, целых два дня держалась температура выше сорока, зато теперь я такой же, как вы. — Он обвёл всех нас взглядом. — Ну! Почему вы не радуетесь, что вашего полку прибыло?

Анхела вздохнула и присела рядом с братом.

— Сначала нужно убедиться, что с тобой действительно всё в порядке, а потом уже будем решать — радоваться нам или горевать. Но если окажется, что всё в порядке… Как ты думаешь, мамины гены не отторгнут мой j-комплекс?

— Дон Фернандо считает, что отторжения быть не должно.

— Ты уже спрашивал его?

— Да. И тогда мы крупно повздорили. Он поклялся, что разложит меня на аминокислоты, если я вздумаю ещё что-либо предпринять без его ведома и согласия. Как раз сейчас он бьётся над тем, чтобы преодолеть реакцию отторжения. Его можно понять — каждому человеку хочется долго жить… Кстати, сколько я всё-таки проживу?

Анхела снова вздохнула:

— Если ты напортачил, то боюсь, что недолго.

— А если всё сделал правильно?

— Тогда будешь жить, пока тебя кто-нибудь не прибьёт.

— Ого!..

— А учитывая твой несносный характер, — неумолимо продолжала Анхела, — за этим дело не станет.

«Кеви, — мысленно обратилась ко мне Дейдра. — Могу поклясться, что у Рика полноценный Дар. Ты понимаешь, что из этого следует?»

«Прекрасно понимаю. Власть над силами и бессмертие — всем и почти задаром. Миллиарды, триллионы новых колдунов и ведьм. Отца точно удар хватит».

«Очередной сюрприз космической цивилизации… Что будем делать Кеви?»

«А что делать, сестричка? Разве у нас есть выбор? Вправе ли мы отказывать другим людям в том, что сами имеем? Нравственно ли это?»

«Конечно, безнравственно».

«Вот тебе и ответ».

«Гм-м… Многие урождённые колдуны не согласятся с тобой».

«Это их право».

«Они станут говорить об угрозе мирозданию…»

«Вернее, существующему порядку вещей, — уточнил я. — А что касается мироздания… В конце концов, Вселенная бесконечна, для неё что миллион колдунов, что миллиард, что триллион — всё едино. И если мы, люди, не сумеем ужиться друг с другом в этой бесконечной Вселенной, то мы просто недостойны в ней жить. Открытие профессора Альбы станет для человечества экзаменом на зрелость. Надеюсь, мы выдержим его».

Дейдра встала на цыпочки и поцеловала меня в губы.

— Кеви, ты прелесть! Я обожаю тебя. — Затем она повернулась к Рику и Анхеле: — Думаю, нам нужно кое с кем повидаться.

— С Хозяйкой? — догадалась Анхела.

— Да, с ней.

— Кто она такая? — спросил Рик.

Я улыбнулся ему:

— Профессор Альба говорил, что насчёт нас у тебя есть весьма оригинальная гипотеза. Небось, ты считаешь, что мы — пришельцы из иного мира, потомки древних колдунов и ведьм?

Рик потупился:

— Ну… в некотором роде…

— Тогда ты попал в точку, — сказал я. — Всё так и есть. А Хозяйка — наша главная колдунья. Она-то и решит твою судьбу.

Глава 20

Эрик. Последний день изгнания

— Папа, — спросила Фиона. — Почему у Паолино две мамы, а у меня только одна?

Я поправил дочкино одеяло и погладил её белокурую головку.

— Разве тебе одной мамы мало, Фи?

— Нет. Я люблю нашу маму. Но почему у Паолино их две?

Трёхлетняя Фиона ворочалась в своей постельке и никак не могла заснуть, находясь под впечатлением событий ушедшего дня. Мы отмечали двойной юбилей — радостный и одновременно грустный. Сегодня моему старшему сыну Паоло исполнилось семь лет, и ровно семь лет назад умерла его мать, Джулия. Мы впервые взяли с собой на кладбище Фиону, и она вместе с нами положила свой букетик на могилу Джулии. Открытие, что, кроме Дженнифер, у Паоло была ещё одна мать произвело на нашу малышку огромное впечатление.

— Понимаешь, Фи, — сказал я, — у всех детей должна быть мама. Верно?

— Да, папа, понимаю. Без мамы детям нельзя.

— Вот то-то же. И когда первая мама Паолино умерла, он не мог остаться без мамы, поэтому его новой мамой стала твоя мама.

— А почему его первая мама умерла?

Из-за меня, с горечью подумал я. По моей вине… Но, разумеется, я этого не сказал.

— Так устроена жизнь, Фи. Все люди когда-нибудь умирают.

— Вы с мамой тоже умрёте? — встревожилась Фиона.

Я снова погладил её по головке.

63
{"b":"2126","o":1}