ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Пожалуй, да. Но не крепче апельсинового сока.

В свои семнадцать лет Бриан не употреблял ни капли спиртного и, в отличие от большинства сверстников, не стыдился этого. Он был достаточно умён, чтобы считать выпивку непременным атрибутом взросления. Правда, он курил — но умеренно.

Мы не стали спускаться на первый этаж, а прошли в библиотеку, где имелся мини-бар с небольшим выбором напитков. Впрочем, я не нуждалась в чём-то изысканном и налила себе полрюмки коньяка. А Бриан удовольствовался диетической кока-колой.

Некоторое время мы молча сидели в креслах. Бриан всё порывался начать разговор, но никак не мог придумать правильного начала и всякий раз, едва лишь раскрыв рот, тотчас закрывал его. Это было жалкое и трогательное зрелище. Я так хотела помочь ему, но самое лучшее, что я могла сделать в данной ситуации, это притвориться, что не замечаю его робких потуг.

— Да, кстати, — сказал, наконец, Бриан. — Рик делает большие успехи.

Я с трудом подавила улыбку. Да, кстати. Очень кстати. Удачное вступление…

— Этого следовало ожидать, — заметила я, пожав плечами. — Хотя сама я плохо знаю Рика, но доверяю суждениям Кевина. К тому же только незаурядный человек способен в тридцать два года стать адмиралом звёздного флота. Так что меня не удивляют его успехи.

— Зато меня смущают. И дело не в том, что у него искусственный Дар, а… Понимаешь, Софи, я считаю, что это несправедливо. Из всех вас я самый младший и единственный в нашей команде не-адепт. А между тем я выполняю львиную долю работы по обучению Рика. Сейчас он, слава Богу, летит к своей Туманности Андромеды, и у меня короткий отпуск, но через неделю-полторы вернётся — и снова начнутся мои мучения. Отец и Кевин совсем помешались на этих уравнениях ван Халлена, и почти не помогают мне. А мы вроде бы договорились, что будем заниматься с Риком поочерёдно, и вначале мне отводилась скорее роль гида, чем наставника. Маму я не трогаю. У неё на руках двое малышей… гм… теперь, с возвращением Дженнифер, осталась только Эрика — но и с одной малышкой забот хватает. Потом, вы с Анхелой… э-э…

— Мы плохо владеем Формирующими, ты же знаешь. Мы стали адептами Источника без предварительной подготовки и сейчас только учимся обращаться с силами более низкого порядка — хоть и не очень нуждаемся в них. Какие из нас учителя, сам посуди. Тем более, что у Анхелы тоже ребёнок.

— Это я и хотел сказать, — кивнул Бриан. — Что же до дяди Артура, тёти Даны и дяди Брендона, то к ним претензий нет. Они люди занятые государственными делами, и постоянно дёргать их было бы свинством. Джо увлечён охотой за преступниками — всё искупает свои прежние грехи… Впрочем, этому я даже рад. По мне, лучше работать самому, чем в паре с ним.

Я невольно вздохнула, приняв очередную горькую пилюлю. Бриан считал моим отцом Кевина, поэтому, когда речь заходила про Джо, не скрывал своей неприязни к нему. Я всё понимала и не обижалась. Трудно испытывать симпатию к убийце, пусть и вставшему на путь покаяния. Бриан не относился к Джо враждебно, он относился к нему справедливо. Именно так, как тот заслужил…

— А вот кто меня бесит, — тем временем продолжал Бриан, — так это Дейдра. Она просто мается от безделья, но когда я завожу с ней разговор про Рика, у неё тут же находится масса неотложных дел. А ведь раньше Дейдра обожала учить других — я, к примеру, тоже её ученик.

Так, так, так! Похоже, я поспешила с выводами. Бриан заговорил про Рика не с бухты-барахты, лишь бы что-то сказать, а с вполне определённой целью. И его вступление: «Да, кстати», — действительно было кстати. Начав с нейтральной темы, он постепенно перешёл к Дейдре, которую упорно считал своей главной соперницей.

Глупость какая! Ну, кто этих мужчин разберёт…

Что ж, ладно, решила я. Почему бы не подыграть. Вперёд.

— Видишь ли, у Дейдры с Риком непростые отношения. Я бы даже сказала — натянутые. Ты не заметил, что Рик влюблён в Дейдру?

— Заметил. Он много о ней расспрашивает. Ну и что?

— Дело в том, что Дейдра не испытывает к Рику тех же чувств. Она относится к нему чисто по-дружески.

— Ну и что? — повторил Бриан. — Пусть так и скажет ему. Он не нюня, переживёт. Самое худшее — это неопределённость. Со стороны Дейдры бессердечно избегать объяснений с Риком, постоянно уходить от прямого и честного ответа. Если бы девушка, которую я… — Он запнулся, и на его щеках проступил румянец. — Если бы я любил девушку, то предпочёл бы знать наверняка — любит она меня или нет. А если не любит — то есть ли у меня шансы добиться её любви. А если нет шансов — то почему. Исходя из этого, я бы и вёл себя с ней соответственно.

Я встала с кресла и подошла к бару — якобы для того, чтобы долить в рюмку коньяка. На самом же деле, я боялась посмотреть Бриану в глаза. Неужели он всё это время догадывался, что я знаю о его чувствах, и теперь, в такой завуалированной форме, делает мне упрёк?…

Сделав небольшой глоток, чтобы успокоить нервы, я вернулась в своё кресло.

— Ты слишком рационально подходишь к одному из самых иррациональных человеческих чувств, — заметила я. — Очень просто спросить: почему нет шансов. Гораздо труднее ответить на этот вопрос. Бывает всякое. И нравится тебе человек, и общество его приятно — а полюбить его не можешь. Не знаешь, по какой причине, но точно знаешь, что он тебе не подходит. Вот так и с Дейдрой. Она находит Рика очень милым парнем и рада была бы дружить с ним. Но он претендует на большее. А большего, даже при всём своём желании, Дейдра дать ему не может.

— Из-за тебя, — Бриан не спрашивал, а утверждал.

Я тяжело вздохнула и от досады залпом выпила весь имевшийся в моей рюмке коньяк.

— Ну, что вы заладили, в самом деле! И ты, и Кевин, и Артур, и Бренда с Колином, и… в общем, все. Даже Анхела — и та в последнее время присоединилась к общему хору. Разве вам так трудно понять, что любовь к женщине не мешает любить мужчину? Это же совершенно разные вещи!

— Так уж и разные? — с сомнением произнёс Бриан.

— Да, разные. Конечно, вас пугает пример Ди, но ведь она — случай особый. По нелепой иронии судьбы Ди родилась мужчиной в теле женщины. Но к Дейдре это не относится. Она женщина — и снаружи, и внутри. И твоё предположение, что я мешаю ей полюбить мужчину, просто нелепо.

Бриан посмотрел на меня так, как взрослые смотрят на детей, поражаясь их глупости и наивности. И слова его были под стать взгляду:

— Извини, Софи, но ты — дура. Ты судишь о людях по себе, не понимая, что ты не такая, как все. Ты упорно не замечаешь того, что очевидно для остальных. У Дейдры шарики за ролики заехали… я не говорю, что из-за тебя, и я так не думаю — но многие думают именно так. Даже Анхела, которая до недавних пор защищала вас обеих, теперь поняла, что Дейдра зашла слишком далеко. Она чересчур сильно увлеклась тобой. Когда же, наконец, до тебя дойдёт, что она не такая, как ты? Совсем не такая.

Я почувствовала, что моё лицо пылает. Мне стало очень горячо. Впрочем, и Бриан выглядел не лучше — злой, взвинченный, ужасно смущённый и красный, как рак.

Минуту или две мы просидели молча, избегая глядеть друг другу в глаза. Моё лицо постепенно остывало, но краска с лица Бриана не сходила. Я понимала его волнение — он только-только перешёл к сути дела.

Немного успокоившись, я спросила:

— Братишка, почему ты это говоришь?

Прежде, чем ответить, Бриан закурил.

— Во-первых, — сказал он, — Дейдра моя двоюродная сестра. Когда я был маленький, она вместе с мамой нянчила меня, играла со мной. Я люблю её.

— А во-вторых?

— Я люблю тебя.

Я посмотрела ему в глаза:

— Я знаю это, Бриан.

— Нет, ты не поняла. Я люблю тебя не только…

— Я всё поняла, — мягко перебила я. — Я знаю это.

Бриан растерялся:

— Ты… знаешь?

— Да, братишка. Женщины всегда это чувствуют.

— И как… как ты к этому относишься?

— Хорошо. Очень хорошо. Мне нравится, что ты любишь меня. Мне это приятно.

Какое-то время Бриан думал над моими словами, и их очевидная двусмысленность явно смущала его. Потом, слегка подавшись вперёд, он выпалил:

67
{"b":"2126","o":1}