ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот так сюрприз! — озадаченно произнёс я. — Чем обязан визиту столь представительной делегации?

Брендон ответил мне вымученной улыбкой:

— Дело есть, Артур.

Он выглядел немного не так, как обычно в последние три месяца, и был скорее взвинчен, чем угнетён. Бренда тоже была взволнована. Дейдра, по своему обыкновению, приветливо улыбалась мне, и нельзя было догадаться, что скрывалось за её неизменной улыбкой на сей раз. Зато она, помимо своего желания, всегда с предельной ясностью знала помыслы своих собеседников.

— Что ж, проходите, присаживайтесь, — сказал я. — Займёмся делом.

Бренда, не мешкая, устроилась в кресле возле моего стола. Со времени нашей последней встречи её живот заметно вырос, но при всём том она не потеряла ни капли свойственной ей грации. Я не знаю другой женщины, которая переносила бы беременность с такой лёгкостью, с таким изяществом, как Бренда.

Дейдра и Брендон облюбовали диван. На нём могло свободно разместиться трое, а то и четверо человек, но так получилось, что они сели очень близко, едва не прижавшись друг к другу. А когда Брендон на мгновение прикоснулся к руке Дейдры, будто ища у неё поддержки, я понял, что это не просто «так получилось». Каюсь: я частенько задумывался над характером отношений между Брендоном и Дейдрой, и всякий раз мне было стыдно за моё неуместное любопытство. Их отношения — это их личное дело. Кто я такой, чтобы судить их? Да, действительно, когда-то Дейдра была моей женой — но это было давно…

Дейдра посмотрела на меня и вновь улыбнулась — немного смущённо. Я тоже смутился и поспешно перевёл взгляд на Бренду.

— На каком ты месяце, сестричка? — спросил я.

Мой вопрос был отнюдь не праздный, если учесть, что в период беременности Бренда вела весьма активный образ жизни, и её собственное биологическое время явно отличалось от времени Авалона.

— Почти тридцать четыре недели, — сказала Бренда. — В частности, это и подстегнуло Кевина. Я собираюсь рожать в Авалоне и беру с собой Дженни, поскольку она находится в основном под моей опекой… Кстати, ты уже слышал о Дженнифер?

— Слышал, но мало. Есть предположение, что она дочь Александра и что, вдобавок, она ждёт ребёнка от Кевина. Это правда?

Бренда кивнула:

— Совершенно верно. Гм… Интересно, как ты об этом узнал?

— От Дианы, — прямо ответил я. — Она случайно подслушала отрывок твоего разговора с Кевином. Ей очень жаль, и она приносит свои извинения.

Бренда посмотрела на Дейдру. Та утвердительно кивнула.

— Ну, раз так, — сказала Бренда, — может быть, стоит пригласить сюда Диану? Кевин, конечно, встанет на дыбы, но…

— Нет, — покачал я головой. — Диана не хочет ни во что вмешиваться. Она боится, по её собственному выражению, наломать дров.

Дейдра снова кивнула.

— Однако, — продолжал я, — Диана просила передать (и я целиком присоединяюсь к её мнению), что вы поступаете не очень разумно, оставляя Дженнифер в том мире. Наши с Кевином недоразумения не должны ставить под угрозу безопасность его будущего ребёнка и моего внука. Если Александр прознает о дочери, то, без сомнения, попытается похитить её.

— Он уже знает, — сказала Бренда. — И один раз пытался похитить её. Тогда мы едва его не поймали.

— И продолжали подвергать девочку опасности? — возмутился я. — Ну, знаете, это уже слишком!

Бренда развела руками:

— А что нам ещё оставалось? Только денно и нощно охранять Дженни — что мы, собственно, и делали. Но не спеши винить Кевина, он-то как раз настаивал, чтобы отправить её в Авалон… впрочем, не рассказывая тебе всей правды.

Я угрюмо пожал плечами. От Кевина этого следовало ожидать.

— А кто же был против?

— Сама Дженнифер.

— Но почему?

— Причины две. Во-первых, сам того не желая, Кевин внушил ей сильный страх перед тобой. Нам с большим трудом удалось убедить её, что тебя нечего бояться.

Я фыркнул:

— Что за глупости!

— Вот именно. Я говорила то же самое. Впрочем, я подозреваю, что до конца её опасения так и не развеялись. Скорее, она устала от нашей чрезмерной опеки. Мы буквально ни на секунду не оставляем её одну, кто-нибудь из нас — главным образом это я — всегда находится рядом с ней, чтобы не дать ни единого шанса Александру. В конце концов ей это надоело, и она постаралась убедить себя, что ты её не съешь.

— Очень мило! — через силу улыбнулся я. — Признаться, никогда не мечтал быть пугалом для детей… А что за вторая причина? Какой-то парень?

— Нет, девушка. Близкая подруга. Её зовут Софи де Бельфор.

Краем глаза я заметил, как мельком усмехнулась Дейдра. Видимо, её позабавили мои мысли.

— Гм, близкая подруга… Надеюсь, это не то, что я думаю?

Бренда энергично мотнула головой:

— Нет, просто дружба. Хотя, полагаю, Софи была бы не против более тесных отношений, но Дженни не из тех, кого привлекают женщины.

— Хоть это хорошо, — с явным облегчением произнёс я. — Стало быть, Дженнифер не хочет расставаться с подругой?

— Да. В общем, да.

— Так в чём проблема? Берите её с собой, — предложил я и почему-то вспомнил, что на днях Ди рассорилась со своей очередной «милочкой». Дейдра опять не удержалась от улыбки.

— Мы так и собираемся сделать.

— Правда, — заметил я, — соответственно возрастает риск разглашения вашей тайны.

— Насчёт этого мы не беспокоимся. Софи умеет держать язык за зубами. Но до последнего момента она колебалась, и лишь когда Дженнифер окончательно решила…

— Короче, — подал голос Брендон. — Хватит воду в ступе толочь. Ближе к делу.

Я вопросительно взглянул на него:

— Кстати, я не знал, что ты в команде Кевина.

— А я не в его команде. Речь идёт об Эрике.

— Об Эрике? — Я перевёл взгляд на Бренду.

Сестра кивнула:

— Да, Артур. С Эриком всё гораздо сложнее, чем мы думали. Тебе известно, что перед своей предполагаемой смертью он успел побывать в космическом мире?

— Нет. Но от Дианы я знаю, что он проявил жгучий интерес к открытию Кевина, и тогда она отвела его в Безвременье… — Тут я умолк и недоуменно посмотрел на Дейдру: — Значит, ты рассказала ему, как найти этот мир?

Дейдра покачала головой. А Брендон взволнованно принялся объяснять:

— Эрик знал всё и без Дейдры, и без подслушанного Дианой разговора. Оказывается, он просил меня помочь ему замести следы, чтобы скрыться от…

— Погоди, — перебила его Бренда. — Так ты вконец запутаешь Артура. Лучше давай я расскажу обо всём вкратце, но с самого начала. Хорошо?

Брендон, поджав губы, кивнул. Он явно сгорал от нетерпения, но не мог не признать правоту сестры.

Бренда удобнее устроилась в кресле, повернулась ко мне и заговорила:

— Итак, начать следует с того, что бóльшую часть этой истории мы узнали от Мориса де Бельфора. Ты слышал о таком?

— Это тот, которого Эрик приютил в доме Дианы?

— Он самый. Так вот, Морис де Бельфор родом из космического мира. Около двух лет назад с ним приключился несчастный случай: его межзвёздный челнок выбросило в соседний мир, и он попал на Землю Юрия Великого…

— Которая погибла в ядерной катастрофе?

— Да. У тебя отличная память, братишка, но, пожалуйста, не перебивай. Дойдёт и до ядерной катастрофы. Около полутора лет Бельфор провёл в плену у тамошних аборигенов, которые решили воспользоваться образчиками технологии будущего и ускоренными темпами достичь звёзд. Однако терний избежать им не удалось — экспериментальный звездолёт, построенный на основе трофейного челнока, взорвался при входе в Туннель, поскольку на его борту находились радиоактивные материалы. Свидетелем этой катастрофы был Ладислав из Даж-Дома…

— Кото… — начал я, но осёкся на полуслове.

— Да, который погиб. Но до того как погибнуть, он поделился своим открытием с Эриком. Бельфор считает, что уже тогда Ладислав знал — или, по крайней мере, подозревал — о существовании космической цивилизации, а Эрика он привлёк с тем, чтобы тот помог ему в поисках. По мнению того же Бельфора, Ладислав собирался отдать найденный мир на растерзание колдунам, а милую его сердцу Землю Юрия Великого хотел спасти, полностью очистив её от «космической скверны» — это его собственное выражение. В ходе такой «чистки» и был освобождён Морис де Бельфор. Эрик поселил его в Сумерках Дианы, вроде как взял под своё покровительство, и вскоре они подружились. Эрик не знал об истинных планах Ладислава, он помогал ему и в поисках космического мира, и в очищении Земли Юрия Великого от «космической скверны». В будущем он надеялся найти форму мирного сосуществования двух вселенских цивилизаций — колдунов и простых смертных, овладевших с помощью науки Формирующими. В одной из его бесед на эту тему с Бельфором последний упомянул о некоем Кевине Макартуре, который уже много лет предупреждает об угрозе из других миров… В общем, Эрик насторожился, принялся расспрашивать, и в конце концов, к своему величайшему удивлению, обнаружил, что этот самый Кевин Макартур — не кто иной, как наш Кевин. Забегая немного наперёд, отмечу, что именно это открытие позволило Эрику узнать местонахождение космического мира. Во время своего последнего посещения Авалона он проник в кабинет Кевина и, проявив чудеса сообразительности, отыскал секретное сообщение, предназначенное Дейдре.

8
{"b":"2126","o":1}