ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Никакой я не извращенец, — обиженно и смущённо возразил Кевин. — И Бронвен совсем не дитя. Она ещё слишком юна, не спорю. У неё нет той ранней женственности, которая свойственна Дане, с этим я также согласен. Однако Бронвен уже сейчас очень привлекательная девушка, и даже… — Тут он осёкся, поймав себя на том, что говорит это с таким жаром, что взгляд Моргана из просто изумлённого сделался ошеломлённым и обалделым. — Вот видишь, чёрт возьми! Я сам не знаю, что со мной творится. Когда думаю о Бронвен, совершенно теряю голову… становлюсь полным идиотом… Разве это нормально?

— Нет, не нормально, — уже серьёзно, без тени насмешки согласился Морган. — Это очень подозрительно.

— Ещё бы! Бронвен точно наслала чары, не сомневайся. Её поведение в отношении меня… провокационное, что ли. Она обращается со мной, как со своей собственностью, будто на все сто уверена, что нигде я от неё не денусь.

— А Дейдра? — спросил Морган. — Она знает о твоей… роковой страсти?

— Нет. Я не решаюсь ей признаться. Боюсь скандала. Дейдра уже и так подозревает Бронвен в намерении увести меня и очень злится на неё. В последнее время они часто ссорятся, правда, стараются не показывать этого на людях.

Морган кивнул:

— Я таки заметил между ними некоторый холодок, однако не думал, что это из-за тебя. Бронвен вообще стала довольно странной, ещё страннее, чем была прежде. Повзрослела она на свой собственный манер, или ещё что… — Он ненадолго задумался. — И если в принципе существует возможность приворожить колдуна, Бронвен, скорее всего, это умеет.

— И что же мне делать?

— Ты можешь переспать с ней… гм-м… Хотя, Колин точно оторвёт мне голову за такой совет. А заодно и тебе — что ты послушался меня. Впрочем, можно рискнуть.

Кевин решительно мотнул головой:

— Нет, исключено.

— Ты так крепко любишь Дейдру или боишься гнева Колина?

— И то, и другое, — честно признался Кевин. — Но главное всё же Дейдра. Если я изменю ей, то не смогу любить её так, как люблю сейчас. Этим я оскверню нашу любовь.

Морган тяжело вздохнул и с завистью поглядел на него.

— Счастливый ты человек, Кевин. От всей души надеюсь, что твой брак будет удачным… не то, что у меня, дерьмо собачье… — Он снова вздохнул. — Ладно, попробую выяснить, что с тобой происходит, но наперёд ничего не обещаю. Чары, воздействующие на психику, гораздо легче наложить, чем снять. К тому же Бронвен, несмотря на свой юный возраст, весьма и весьма искушённая ведьма.

— Когда начнём? — нетерпеливо спросил Кевин.

— Не горячись, — остудил его пыл Морган. — Это следует делать на свежую голову, желательно с утра.

— Завтра?

— Не выйдет. Завтра у меня занятия с десятилетними.

— Разве ты не отменишь их в связи с победой?

— Хотел бы, да не могу. Я дал задание сконструировать по пять неактивных заклятий, а поскольку ребята ещё недостаточно опытные, не рискну откладывать проверку до четверга. К тому времени большая часть их заклятий наверняка потеряет силу, и будет жаль, если пойдёт насмарку их многочасовой труд. Послезавтра тебя устроит?

— Вполне.

— Вот и договорились. — Морган одобрительно хрюкнул и поднялся на ноги. — А теперь немного разомнёмся, — сказал он, надевая маску для фехтования и нагрудник. — Ну, вставай, лежебока! В позицию!

Кевин тоже надел защитную амуницию и взял свою шпагу, которая лежала рядом на траве. Едва лишь он выпрямился, как Фергюсон без предупреждения провёл стремительную атаку. Кевин небрежно отбросил его клинок в сторону, сделал прямой выпад и слегка коснулся остриём своей шпаги его груди.

— Глупо, Морган! Сколько раз тебе говорить, чтобы ты оставил надежду застать меня врасплох… Вот, получай!

Целый каскад обманных движений привёл к тому, что Морган второй раз кряду открылся и опять схлопотал себе укол в грудь.

— Проклятье! — в сердцах выругался он. — Ты сущий дьявол!.. Ну-ка, повтори эти штучки, только помедленнее. Парочку из них я вижу впервые.

В таком же духе проходили все их уроки фехтования. Морган был довольно неплохим бойцом, но его заурядное мастерство не шло ни в какое сравнение с тем филигранным владением клинком, которое демонстрировал Кевин, королевский магистр боевых искусств — это почётное звание он получил два месяца назад, что для него самого явилось полнейшей неожиданностью. Кевин знал, что отлично фехтует, на своём острове он был лучшим фехтовальщиком, но он даже подумать не мог, что ему не найдётся равных даже в Авалоне.

После очередной и, разумеется, успешной атаки Кевина Морган разразился очередным потоком беззлобной брани.

— Это всё твоя шпага, — заключил он под конец тирады. — Без неё ты был бы беспомощен.

Кевин рассмеялся, поняв, к чему клонит его друг, и предложил ему поменяться клинками. Морган охотно согласился, так как преследовал именно эту цель, однако после произведённого ими обмена общий рисунок поединка не претерпел никаких изменений — любой другой шпагой Кевин владел так же мастерски, как и своим необыкновенным клинком.

В конце концов Кевину надоела эта игра, и он с третьей попытки выбил из рук Моргана шпагу.

— На сегодня хватит, — сказал он, сняв маску и протягивая Моргану его клинок. — Хорошего понемногу.

— Чёрт тебя подери со всеми потрохами! — выругался тот и швырнул свою маску наземь. — Ты не оставил мне ни единого шанса. Сам дьявол был твоим учителем.

— Если так, то дьявол выглядит весьма забавно, — усмехнулся Кевин. — Этакий худощавый, долговязый тип с вытянутой, как у лошади, физиономией. Я терпеть не мог своего учителя фехтования и из желания насолить ему к десяти годам превзошёл его по всем статьям. В итоге он отказался продолжать моё обучение, якобы потому, что у меня скверный характер, хотя на самом деле его снедала зависть. С тех пор я зачастил в форт, где надоедал солдатам и офицерам гарнизона своими просьбами пофехтовать с ними. В то время я ещё не был приёмным сыном лорда Шона Майги, а всего лишь воспитанником твоего дяди, лорда Финнигана, и меня не гнали в шею только потому, что я действительно был хорошим спарринг-партнёром.

— И воины гарнизона обучили тебя всем этим хитрым штучкам? — скептически осведомился Морган.

— Нет, конечно. Если по правде, то я их сам изобрёл. Только прошу, не говори об этом нашим магистрам, иначе они заявят, что мои названия для позиций и приёмов ни к чёрту не годятся, и начнут придумывать свои. Пусть они и дальше считают, что меня обучал владению клинком искусный и свирепый боец из далёкой Угории.

Морган громко захохотал:

— А знаешь, я с самого начала сомневался в существовании этого «искусного и свирепого» бойца Антала, но предпочитал держать свои сомнения при себе. Негоже разрушать легенду друга, тем более что она и так белыми нитками шита.

Щёки Кевина зарделись.

— Ты не совсем прав. Антал действительно существует и живёт на острове, если ещё не умер. Другое дело, что он никогда не был моим учителем. Возможно, в прошлом он был и искусным, и свирепым, личность он у нас легендарная, но сейчас это немощный старик, который доживает свой век вдали от родины.

— Это я и имел в виду, — сказал Морган. — А вообще, если хочешь знать моё мнение, то зря ты поскромничал. Мог бы и не скрывать своего авторства. Тот факт, что эти приёмы изобретены тобой, ничуть не уменьшает их эффективности, а тебе делает честь. Чёрт с ними, с магистрами, пусть они придумывают новые названия — эка беда! Зато люди относились бы к тебе с ещё большим уважением.

— И с ещё большей опаской, — подхватил Кевин. — Многие и так шугаются от меня, как черти от ладана, и это при том, что мой Дар ещё не пробуждён… — Он сокрушённо вздохнул. — Вот что я тебе скажу, Морган: будь покойный король жив, мне бы вовек не позволили жениться на Дейдре. К нашей помолвке отнеслись сдержанно только потому, что никто не сомневается в способности Даны родить Колину кучу детишек. И всё равно многие, кто открыто, а кто исподтишка, возмущаются тем, что мужем их обожаемой принцессы станет…

21
{"b":"2127","o":1}