ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так почему же ты…

— Я очень терпелива, и времени у меня вдоволь. Прелесть мести состоит в том, чтобы готовить её тщательно и неспешно, получая наслаждение от каждой, даже самой ничтожной детали. — В глазах Бронвен заплясали дьявольские огоньки, отчего по спине Кевина пробежал озноб. — Эриксона ждёт сущий ад.

— Кара Господня? — криво усмехнулся Кевин.

— О нет, моя кара. Как говорится в пословице, на Бога надейся, но сам не плошай. Я готовлю для Эриксона такие муки при жизни, что после смерти ад ему раем покажется. Предлагаю тебе участвовать в этом. У тебя богатое воображение, так что, надеюсь, ты внесёшь свою лепту в наше общее дело, подашь мне идею ещё нескольких, особо изощрённых пыток. А потом, когда всё будет готово, мы вместе насладимся зрелищем долгих предсмертных страданий Эриксона.

Кевин неожиданно икнул. Холодная, расчётливая жестокость Бронвен вызвала у него приступ тошноты. Сейчас он не чувствовал к ней никакого влечения.

— А пока, — между тем продолжала Бронвен, — побудь здесь полчасика, обдумай моё предложение, угомонись, остынь. Позже я зайду узнать о твоём решении… Кричать бесполезно, — добавила она, когда Кевин раскрыл рот, но вместо протестующих возгласов смог издать лишь серию негромких булькающих звуков. — Эта комната надёжно защищена и в коридоре ничего слышно не будет. Не трать понапрасну силы. — Она наклонилась и чмокнула его в губы. — Надеюсь, когда я вернусь, ты будешь более спокоен. До скорой встречи, Кевин. Не обижайся.

С этими словами она повернулась и вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Кевин лишь возмущённо промычал ей вслед. Он проклинал Бронвен, на чём свет стоит, и неистовствовал по поводу своего бессилия. Такого унижения он не испытывал ещё никогда и чуть не рыдал от гнева и досады. Он был связан по рукам и ногам, как спеленатый младенец. Он был в состоянии гораздо худшем, чем брошенный ребёнок, так как не мог закричать, позвать на помощь…

К счастью для Кевина, его мучения длились недолго. Спустя несколько минут после ухода Бронвен раздался осторожный стук в дверь. Кевин собрал все свои силы и как можно громче застонал в надежде, что его услышат. Так оно и случилось. Дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась курчавая головка Даны.

— Лорд МакШон! — озадаченно произнесла она. — Что с вами?

Кевин снова застонал, бешено вращая глазами.

Дана проскользнула в комнату и подошла к нему. Кевин с мольбой глядел на неё.

— О Боже! — произнесла она, поняв наконец, в чём дело. — Да на вас наложено заклятье! Потерпите, сейчас я вам помогу.

Её руки опустились ему на плечи. Тело Кевина сотрясла судорога.

— Обычные чары безмолвия и неподвижности, — сказала Дана то ли себе, то ли ему. — Но какие цепкие! Как мастерски наложенные! Кто ж это вас так отделал? Я проходила мимо, как вдруг почуяла что-то неладное. Комната была защищена сильным отворотным заклятием, и я чуть было не пошла дальше, только в последний момент спохватилась… Ну, вот и всё, вы свободны.

— Бронвен… — сипло произнёс Кевин, едва лишь обрёл дар речи. — Бронвен…

— Так это она? — спросила Дана. — Почему? Что между вами произошло? Надеюсь, не то, о чём я подумала? Я давно заметила, что она без ума от вас, но не советую вам пользоваться этим. Если Колин узнает…

Кевин вскочил со стула, чуть не сбив Дану с ног.

— Эриксон!.. Вы не видели Эриксона?

— Недавно он был в Банкетном зале, — ответила сбитая с толку его странным поведением Дана. — Что с вами стряслось, в конце концов? Зачем вам понадобился Эриксон?

— Он негодяй! Смерть ему! — прорычал Кевин и опрометью выбежал из комнаты, забыв даже поблагодарить Дану за помощь.

Глава 11

Бран Эриксон как в воду канул. Последний раз его видели, когда он с Бронвен выходил из Банкетного зала, а потом их обоих след простыл. Кевин носился по дворцу как угорелый, заглядывал во все закоулки и дважды спускался в подземелье, но все его лихорадочные поиски ни к чему не привели. Постепенно гнев Кевина остыл, и он пришёл к выводу, что не стоит так горячиться, ведь Бронвен, где бы она ни прятала барона, явно не собирается его прощать. Вскоре Кевин даже почувствовал удовольствие при мысли о том, что Эриксона ждёт неизбежная смерть — но произойдёт это не сейчас и не сразу, а позже и очень медленно и мучительно.

В таком состоянии духа его и нашла в одном из залов дворца Дейдра, встревоженная его внезапной агрессивностью, слух о которой уже успел достичь её ушей. Глядя на неё с любовью и мукой, с жалостью и обожанием, Кевин подумал, что нет таких пыток, которым бы он не подверг Брана Эриксона и Эмриса Лейнстера, и быстрая смерть была бы для них слишком лёгким избавлением, слишком малой карой за их грехи. Он поклялся себе, что, несмотря на заступничество Бронвен, её брат Эмрис не избежит заслуженного наказания…

— Кевин, — сказала Дейдра, взяв его за руку. — Что с тобой? Я узнала от Даны, что Бронвен…

— Дана неверно поняла, — торопливо перебил её Кевин. — Это был Эриксон.

— Эриксон? — Глаза Дейдры потемнели. — Так это он наложил на тебя заклятие? Негодяй!.. А при чём здесь Бронвен?

— Он приставал к ней, а я вступился, — ляпнул Кевин первое пришедшее ему на ум, но Дейдра, как ни странно, приняла его нелепую отговорку за чистую монету.

— Ну и ну! — удивилась она. — А я-то думала, что его интересуют исключительно мальчики… — Тут Дейдра по-настоящему разозлилась и топнула ножкой. — Проклятый ублюдок! Он окончательно свихнулся! Надо немедленно арестовать его.

— Он где-то исчез, — ответил Кевин. — И Бронвен тоже.

Дейдра небрежно повела плечами.

— Вот за неё я не беспокоюсь. С ней ничегошеньки не случится. Она сумеет постоять за себя, и горе барону, если сейчас он с ней. Зря ты вообще ввязался в это дело. Бронвен не нуждается ни в чьём заступничестве, это от неё нужно всех защищать. Вполне возможно, что она сама спровоцировала барона — чтобы потом ты вступился за неё. В последнее время она так и пасёт тебя глазами. Я бы не советовала поощрять её.

— Я не поощряю её. Меня она не интересует. Мне нужна только ты, ты одна, и неважно, что… — Тут Кевин осёкся и покраснел. Он имел в виду одно, Дейдра подумала о другом, и оба помрачнели.

Кевину стало невыносимо горько и тоскливо. Дейдра, закусив губу, с немым упрёком смотрела на него; в её глазах застыли боль и страдание всех девятнадцати прожитых лет… Они испытали огромное облегчение, когда появился Морган Фергюсон, избавивший их от необходимости самим искать выход из неловкого положения.

Подойдя к ним ближе, Морган вежливо поклонился:

— Моё почтение, принцесса. Я не помешал вашей беседе?

— Нисколько, милорд, — холодно, но без малейшей тени неприязни ответила ему Дейдра. — Я как раз собиралась уходить. С удовольствием поговорила бы с вами, но у меня ещё много дел. Рада была вас увидеть в этот радостный день. — Она послала Кевину прощальную, чуть печальную, вымученную улыбку и, шурша юбками, удалилась.

Кевин проводил её изящную фигурку грустным взглядом, затем повернулся к Моргану.

— Надо поговорить, — ответил тот на его немой вопрос. — Дело срочное. Пойдём к тебе.

— Хорошо.

Они перешли в западное крыло дворца и стали подниматься по лестнице. Морган сказал:

— Извини, что помешал вам с Дейдрой, но…

— Ты тут ни при чём. Я сам всё испортил. Сморозил одну глупость, а она приняла это на счёт своего ущербного Дара.

— Очень обиделась?

— Ещё бы!

Они вошли в покои Кевина, миновали переднюю, прихожую и оказались в кабинете. Морган обезопасил комнату от возможного прослушивания и развалился в удобном кресле возле полок с книгами.

— Недавно со мной опять связывался Колин, — сообщил он.

— Да? — сказал Кевин, усаживаясь на мягкий стул. — И что нового?

— Он приказал арестовать Брана Эриксона по обвинению в государственной измене.

— Ага!..

— Как ты понимаешь, — продолжал Морган, — я не мог не заинтересоваться твоими активными поисками того же Эриксона. Конечно, вас нельзя назвать сердечными друзьями, но твоя внезапная агрессивность немного озадачила меня. Тем более в свете его загадочного исчезновения вместе с Бронвен, которая, в свою очередь, по какой-то причине превратила тебя в мумию.

24
{"b":"2127","o":1}