ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сука
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Прошедшая вечность
Страстная неделька
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Путь художника
Битва полчищ
В игре. Партизан
Охотники за костями. Том 1
Содержание  
A
A

Янус ненадолго задумался.

— Возможно, ты и прав, — произнёс он. — Это сложный философский вопрос, и мы детально обсудим его как-нибудь в другой раз. Пока что ясно одно: у истоков Формирующих, где безраздельно властвует сила, адептом которой ты являешься, вы с Брендоном, Брендой и Пенелопой будете в полной безопасности — столько времени, сколько вам понадобится, чтобы стать сплочённой командой, способной противостоять попыткам Порядка нарушить в свою пользу Мировое Равновесие.

Мне вдруг стало очень неуютно и очень одиноко. На душе у меня заскребли кошки. Я внутренне содрогнулся и залпом отпил из бокала солидную порцию вина. Крепкий напиток двухсотлетней выдержки немного согрел меня, но не развеял мои тревожные мысли.

— Агнец говорил о троне, — многозначительно произнёс я.

Янус кивнул:

— Очевидно, Порядок выдвинул своего претендента на престол в Царстве Света и оказывает ему всяческую поддержку. Не хочу быть категоричным, но почему-то мне думается, что это Харальд.

— Что вы знаете о нём?

— То же, что и другие. С ним лично я не встречался. Говорят, что Харальд принял митраизм очень близко к сердцу, и это меня беспокоит. Культ Митры восходит непосредственно к Порядку, и Харальд в своём рвении неофита мог зайти слишком далеко. Гораздо дальше, чем ваш предок.

Я сразу догадался, о ком идёт речь.

— Но король Артур был адептом Источника.

— Да, — согласился дед, — теперь мы знаем, что был. Но он обладал и Силой Порядка, это мне точно известно. Должно быть, из каких-то соображений он променял Источник на Янь. Вполне возможно, что ради собственного спасения — ведь его преследовала Вивьена, которая была, как выяснилось, не обычной ведьмой, а Хазяйкой Источника. Я полагаю, что именно благодаря Силе Источника король Артур смог овладеть Силой Порядка, не потеряв ни своей человечности, ни своего рассудка.

Гипотеза Януса показалась мне довольно убедительной. Но не актуальной — сейчас ситуация была совершенно другая.

— Как бы то ни было, — сказал я, — а Харальд не обладал Силой Источника. Если он снюхался с Порядком, то у него наверняка крышу сорвало. Его нужно разыскать.

— Наши уже занялись этим. Так же, как и другие Дома. Никто не в восторге от перспективы, что по Экваториальным мирам разгуливает сумасшедший адепт Порядка.

— А у Александра спрашивали?

— Недавно я с ним разговаривал. Он божится, что ничего не знает о планах своего сына и не видел его уже более года.

— Но на всякий случай его следовало бы арестовать.

Янус прищурился и пристально поглядел на меня. Я приготовился услышать от деда дежурный упрёк по поводу нашей давней вражды с Александром, но вместо этого он сказал:

— Между прочим, Амадис неоднократно пытался связаться с тобой. Ты думаешь потолковать с ним?

Я покачал головой:

— Это исключено. У нас с Амадисом были хорошие отношения, и я не хочу их портить. А при встрече я буду вынужден чётко определить свою позицию — либо встать на его сторону, либо объявить себя противником его режима. Ни к тому, ни к другому я пока не готов.

— Понимаю, — сказал Янус. — Но когда-нибудь тебе придётся сделать выбор.

— Но позже, — ответил я.

* * *

Следующие четыре сумеречных цикла я посвятил восстановлению своей нервной системы. Тётя Помона оградила меня от посетителей за исключением самых близких родственников, но даже им не позволяла подолгу надоедать мне. Бóльшую часть времени я проводил в обществе Бренды и Пенелопы. Брендон отбыл на Землю Хиросимы, чтобы уладить там свои дела, связанные с прекращением практики; он был очень ответственным человеком и не мог бросить своих пациентов на произвол судьбы. Юнона отнеслась к его решению отправиться вместе со мной крайне неодобрительно и назвала нас обоих дезертирами. Она пыталась взывать к нашему патриотизму, честолюбию и прочим свойственным каждому человеку слабостям и добродетелям, однако мы не поддавались на её уговоры. Обидевшись на нас, мама удалилась на Истинный Марс, в свой новый Дом. Впрочем, мы не сомневались, что на торжественный пир во Дворце-на-Вершине-Олимпа, созванный понтификом города в мою честь, она явится обязательно и к тому времени уже перестанет сердиться на нас.

Пенелопа, будто специально в подтверждение слов Януса о неровности её характера, впала в меланхолию. Обычно она устраивалась в углу комнаты, где мы находились, сидела там тихо, как мышка, часами не произнося ни слова, и только тем и занималась, что наблюдала за мной. Самое странное, что я не чувствовал себя неловко под её пристальным, изучающим взглядом. Она смотрела на меня с такой теплотой и доброжелательностью, что мне было даже приятно.

Из-за такого состояния Пенелопы общался я преимущественно с Брендой. Мы болтали, дурачились, просматривали лучшие фильмы, созданные человечеством за время моего отсутствия, слушали музыку, играли в шахматы, а время от времени, когда Пенелопа немного оживлялась или ко мне наведывался Дионис, мой старый друг и кузен, сын тёти Помоны, мы втроём перекидывались в карты. Позже Бренда принесла в мою комнату персональный компьютер и, следуя моим указаниям, принялась конструировать для меня сверхсложные и сверхмощные заклятия. Надо отдать ей должное — она оказалась отличной помощницей, работала быстро и плодотворно, схватывая всё на лету.

К исходу четвёртого цикла моё самочувствие улучшилось настолько, что я мог уже без опаски вызвать Образ Источника в полную силу и продиктовал с компьютерных распечаток новенькие заклятия. Теперь я был готов к встрече хоть с легионом Агнцев — а также с теми, кто за ними стоял. Особенно лихим было одно заклятие на девяти языках, которое я наговаривал в течение получаса. Это был мой маленький сюрприз для Александра и его сынка, с которыми я собирался встретиться перед своим отбытием в Срединные миры.

— Хорошо мы поработали, — удовлетворённо констатировал я, потягиваясь в кресле. — Бренда, солнышко, без тебя я бы ни за что не справился. Что и говорить: ведьма с компьютером — грозная сила.

— Совершенно верно, — согласилась Бренда и тут же выстрелила взглядом в Пенелопу. — А вот если бы к нам присоединилась ещё и ведьма с мольбертом и добавила немного гармонии к сухой математической лингвистике… Но нечего надеяться — эта ведьма чересчур угрюма и задумчива.

В ответ на это замечание Пенелопа молча поднялась с кресла, подошла ко мне и легонько чмокнула меня в губы.

— Спокойной ночи, Артур, — сказала она, затем поцеловала Бренду и добавила: — Спокойной ночи, кузина.

— Уже уходишь? — спросил я.

Пенелопа кивнула и сонно улыбнулась. Впрочем, сонной она выглядела с самого утра.

— Я устала и хочу спать. Да и поздно уже.

— Приятных тебе снов, милая, — сказал я и поцеловал её руку.

Когда Пенелопа вышла, Бренда прокомментировала:

— У неё сейчас кризис жанра. Хочет написать твой портрет с натуры, но никак не решается начать.

— Наверно, я здорово разочаровал её, — предположил я.

— Не говори глупостей! Она просто без ума от тебя. Но ты совсем не такой, каким она тебя представляла. Сейчас Пенелопа мучительно привыкает к тому, что ты вовсе не идеал, а живой человек.

Я тяжело вздохнул:

— Ей придётся привыкать не только к этому… — Несколько секунд я помолчал, затем продолжил: — Видишь ли, когда я рассказывал вам свою историю, то умолчал о девушке, которая скоро станет моей женой.

— Ага… — сестра лукаво улыбнулась. — Это та, что связывалась с тобой ещё в первый день? Брендон говорит, что она настоящая красавица. По его словам, вы смотрели друг на друга влюблёнными глазами, хоть и разговаривали очень официально.

— Он ошибся, — ответил я, чувствуя, как краснеют мои щёки. — То была Дана, невеста короля Колина. А мою зовут Дейдра, она двоюродная сестра Даны и дочь покойного короля Бриана… — Я рассказал о ней всё, что считал нужным, после чего осторожно спросил: — Как ты думаешь, Пенелопа болезненно отреагирует на это известие?

— Думаю, будет неприятно поражена. Ведь в её представлении вы с Дианой были единым целым. Впрочем, она уже готова к этому… во всяком случае, готовится. В частности этим и вызвана её меланхолия.

54
{"b":"2127","o":1}