ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это глупости, Артур. Ты же не серьёзно предложил?

— Нет, не серьёзно, — ответил я, всё ещё не в состоянии поверить до конца, что мог это сказать.

А следующая мысль, посетившая меня, была уже попросту пошлой. Я не собирался высказывать её вслух, но тут перехитрил самого себя, позволив Дане услышать то, о чём я только подумал.

Дана посмотрела на меня с таким несчастным видом, будто я предложил ей коробку её любимых шоколадных конфет, от которых она вынуждена отказаться, потому как бережёт свою фигуру.

— Я бы согласилась, — медленно произнесла она, — если бы не Дейдра. Будь ты свободен, я бы приняла твоё предложение в надежде, что когда-нибудь мы полюбим друг друга по-настоящему. Однако у тебя есть Дейдра, а я слишком высоко ценю себя, чтобы стать твоей женщиной номер два, пусть даже ты — правнук великого Артура.

Я в замешательстве опустил глаза:

— Извини, Дана. Это всё из-за камней. Временами я совсем теряю голову.

— Я тоже, — честно призналась Дана. А немного помолчав, добавила: — У нас получился очень откровенный разговор.

— Да, — кивнул я. — А раньше ты сторонилась меня.

— Это ты держался со мной слишком сухо.

Мы улыбнулись друг другу.

— Я рада, что ты вернулся, Артур, — сказала Дана.

* * *

Когда Дана ушла, я достал зеркальце и сосредоточился, вызывая Моргана. Зеркальце тотчас помутнело, а спустя несколько секунд в моей голове раздался его голос:

«Прекрати пищать!»

«Что?» — не понял я.

«Ч-чёрт! Твоё зеркальце пищит в моём кармане».

«Ага!» — сказал я и ослабил концентрацию до минимального уровня, при котором ещё можно было удерживать контакт.

«Уже лучше! — теперь голос Моргана звучал глухо, будто пробиваясь сквозь плотный слой ваты. — Вот незадача, дружище! Ты застал меня в самый неподходящий момент. Сейчас я раскланиваюсь с послом Поднебесной Империи».

«Тогда я…»

«В кабинете Колина. Через четверть часа».

«Договорились». — Я прервал контакт, спрятал зеркальце и призвал Образ Источника. В следующий момент я уже стоял посреди кабинета, где было много книг и старинных фолиантов на полках, а также огромный дубовый стол и большой портрет Дейдры на стене между двумя зашторенными окнами.

Я уселся в кресло под портретом, закурил и принялся ждать Моргана. Вдруг кое-что вспомнил, улыбнулся и громко сказал:

— Бронвен, если ты собираешься подслушивать наш разговор, не трать понапрасну силы и займись чем-нибудь другим. — Затем я произнёс ключевые слова весьма эффективного и надёжного заклятия, пробиться через которое можно, лишь полностью разрушив ткань защитных чар. Всё, о чём я собирался расспросить Моргана, конечно, не представляло для Бронвен никакого секрета, но я хотел с самого начала показать ей, что больше не намерен терпеть её слежку за мной.

Морган явился, когда я курил уже третью сигарету. Он закрыл дверь, ухмыльнулся и сказал — совсем не то, чего я ожидал:

— Тоже куришь?

Я вздохнул:

— Ну вот, опять не угадал. Думал, что для начала ты выскажешься по поводу защитных чар.

— Я их заметил. Хорошие чары, очень хитрые.

Мы обменялись крепким рукопожатием. Потом я достал из кармана пачку сигарет и предложил:

— Угощайся. Это получше, чем та дрянь, которой вы травитесь.

— Охотно попробую. — Морган без лишних церемоний закурил, с видом знатока сделал несколько затяжек, затем вынес свой вердикт: — Весьма удовлетворительно. Максимум никотина при минимуме угарного газа и смол. Производство Сумерек или Царства Света?

— Нет, наши Дома промышленностью почти не занимаются. Как, собственно, и сельским хозяйством. Главная статья наших доходов — торговое посредничество и транспортировка из одного мира в другой, а также распространение магических технологий.

— Так я и думал, — кивнул Морган. — На это у вас естественная монополия.

— Вот поди ж ты! — изумлённо произнёс я. — Где ты нахватался таких словечек?

— Вычитал в книгах, которые Колин подарил мне ещё до того, как мы с ним поссорились. — Фергюсон уселся в кресло справа от стола и сообщил: — Дейдра скоро будет, пир уже заканчивается. А пока я общих чертах обрисую тебе ситуацию.

— В общих чертах я уже знаю. И о сказочке, которую вы с Дейдрой придумали, и о сфабрикованном письме Маркуса Финнегана. Бронвен рассказала.

— Понятно, — кивнул Морган. — Потому-то ты не пришёл ко мне за объяснениями, а отправился к Дейдре отсыпаться.

Боюсь, что я покраснел.

— Так ты знал, где я?

— Естественно. В седьмом часу вечера Дейдра обнаружила тебя в своей постели, однако не стала будить, а решила дать тебе выспаться.

— А Дана говорила… — начал было я и тут же осёкся.

Морган подозрительно посмотрел на меня:

— Ты что, виделся с Даной?

— Ну… в общем, да. — Теперь я покраснел без всяких «боюсь». — Она пришла в спальню, потому что Дейдра не предупредила её…

— Чёрта с два! — перебил меня Морган. — Дейдра при мне сказала ей, что ты вернулся.

— Значит, Дана не поняла.

Морган фыркнул и закатил глаза.

— Ну и дурак же ты, Кевин, хоть и король! — произнёс он с сердечностью, которая никак не вязалась с содержанием его реплики. — Вот давай я угадаю: Дана пришла в спальню одна, без горничной, не так ли?

— Да. — До меня уже начинало доходить. — Её никто не сопровождал.

— Вот видишь! Она всё прекрасно поняла и догадалась, где ты. Потому и ушла раньше времени с пира — чтобы повидаться с тобой. Надеюсь, между вами ничего не было?

— Ничего предосудительного, — ответил я в замешательстве. — Мы просто разговаривали.

— Но не думаю, что о погоде.

— Нет, не о погоде. — Я немного помедлил, затем пересказал Моргану наш разговор, не упомянув разве что о слишком пылкой встрече. Когда я умолк, он тяжело вздохнул:

— Попал ты в переплёт, Кевин. В одном Дана была с тобой искренна: ты оказался в логове двух гремучих змей. Хорошеньких, рыженьких, зеленоглазеньких — и очень кусачих. А где-то в траве, между прочим, прячется удав — с голубыми глазами и кучей веснушек на лице. За время твоего отсутствия Бронвен стала чертовски лихой девчонкой. Странно, но факт: парни вокруг неё так и вьются, а самый рьяный её поклонник — наш друг МакКормак. Похоже, она вовсю использует своё приворотное заклятие. Когда-нибудь с этим доиграется.

— Не думаю, что дело в колдовстве, — сказал я. — Скорее всего, она просто повзрослела и из девочки превратилась в девушку. Далеко не для всех мужчин главное в женщине внешность.

— Не спорю. Кстати, что ты к ней чувствуешь?

— Ничего, кроме симпатии. Моё наваждение окончательно прошло.

— Хоть это хорошо, — сказал Фергюсон. — Не хватало тебе ещё проблем с Бронвен… А впрочем, и Дейдра с Даной уже перебор. Если на тебя претендуют две такие очаровательные девушки, а ты сам не знаешь, которой из них отдать предпочтение, то дело дрянь.

— Прекрати, Морган, — поморщился я. — Не драматизируй ситуацию. Все наши проблемы из-за камней. Мы с Даной понимаем это.

Морган посмотрел на меня с таким выражением лица, будто ожидал, что вот-вот у меня вырастут ослиные уши.

— Интересно, — сердито произнёс он. — В вашей семье все такие инфантильные недотёпы, или это из-за твоего двойного детства? Неужели ты ничего не замечал? Ты вскружил Дане голову задолго до того случая с камнями, поэтому бедняжка избегала тебя, чтобы не выдать своих чувств. Её проблемы с Колином возникли не после того, как ты вошёл во Врата, а гораздо раньше. Фактически с момента твоего появления в Авалоне.

— Но она говорит…

— Мало что она говорит! Никогда не верь женщинам, Кевин, особенно если они сами называют себя гремучими змеями.

Я внимательно присмотрелся к Моргану:

— Дружище! А ведь ты зол, как чёрт.

Фергюсон поджал губы и долго молчал.

— Тут ты прав, — наконец признался он. — Я действительно злюсь на тебя, хотя, в сущности, ты ни в чём не виноват. Мне всегда нравилась Дана, и я очень сожалею, что она не родилась лет на пять или десять раньше… Знаешь, — сообщил он доверительным тоном, — я уже давно хотел, чтобы Дана разлюбила Колина. Думаю, из нас получится отличная пара, даже несмотря на разницу в возрасте.

62
{"b":"2127","o":1}