ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это моя идея, — сообщила Бренда. — Мне пришло в голову, что раз ты женишься на Дейдре, то было бы логично объединить ваши фамильные гербы в один. Таким образом, и драконы будут сыты, и единороги целы.

— Не думаю, что твоя идея понравилась Пенелопе, — заметил я.

Бренда утвердительно кивнула:

— Сначала она была возмущена, но затем всё-таки признала мою правоту. Хотя энтузиазмом не воспылала.

Я вздохнул, сел на мягкий стул и принялся рассматривать эскиз. Поле герба было разделено надвое двойной косой чертой; в левой верхней части был изображён вставший на дыбы дракон, а в правой нижней — изящный, с длинной гривой единорог, гордо вскинувший голову и бьющий копытом о землю. Оба мифологических животных выглядели как живые; дракон излучал силу и мужественность, единорог был само воплощение грации и женственности. То, что Бренда воспринимала как механическое совмещение двух картинок, для Пенелопы было наполнено сексуальной символикой. Неудивительно, что идея Бренды вызвала у неё протест — ведь она сразу увидела в образе дракона и единорога меня и Дейдру…

— Да, кстати, — спросил я. — Где Пенелопа?

— На камбузе. Сказала, что корабельный повар скверно готовит, и решила сегодня побаловать нас роскошным обедом.

Я усмехнулся:

— То-то я и гляжу, что на палубе непривычно пусто. Наверное, весь экипаж сейчас наблюдает за тем, как принцесса из рода Пендрагонов занимается стряпнёй.

— Да уж, точно, — согласилась Бренда. — Для них это будет незабываемое зрелище. — Она встала с койки, вступила босыми ногами в тапочки и подошла ко мне. — Артур, ты не подумай, что я давлю на тебя. Просто хочу знать, когда ты собираешься представить нас Источнику.

— В любое удобное для вас время, — ответил я. — Жду, когда вы сами проявите инициативу, поскольку тоже не хочу давить на вас. Вижу, что не все из вас готовы к этому.

— Твоя правда, — кивнула сестра. — Брендон сейчас явно не в форме. У него как раз наступила релаксация после маминых интриг. Да и мысли про Дану отнимают много времени.

— А Пенелопа?

Бренда немного помедлила с ответом.

— Надеюсь, ты меня правильно поймёшь, Артур. Твоя дочь хорошая девочка — но ещё молоденькая, почти что ребёнок. Пенелопа привыкла к спокойной, размеренной жизни, она создала свой уютный мирок, где нет места проблемам вселенского масштаба и глобальным потрясениям. Ей чужды властные амбиции, её честолюбие вполне довольствуется рамками изобразительного искусства, и она не уверена, нужно ли ей вообще такое огромное могущество. Её пугает перспектива взвалить на себя ответственность за судьбы мира.

— Мне она не говорила о своих сомнениях.

— И не скажет, так как боится разочаровать тебя. Но я бы не советовала вести её к Источнику. По крайней мере, в ближайшие годы. Пускай ещё подрастёт.

— Пожалуй, ты права, — согласился я. — А как насчёт тебя, сестричка? Готова к встрече с Источником?

— Без проблем. Когда угодно. Хоть сейчас.

— Воля твоя, — сказал я, поднимаясь со стула. — Сейчас так сейчас.

— Что мне делать? — спросила сестра.

— Ничего. — Я подступил к ней вплотную, обнял за плечи и призвал Образ Источника. — Всё очень просто.

Глава 6

В отличие от перемещений в пространстве и между мирами, путешествие в Безвременье не сопровождается потерей тяжести и фиолетовой мглой, окутывающей при входе в Туннель; это явление иного порядка. Мы ощутили мимолётное головокружение и тотчас очутились в другом месте, у подножия знакомого мне холма, покрытого буйной растительностью.

Бренда отстранилась от меня и с интересом огляделась вокруг.

— Так это и есть центр Вселенной? — спросила она.

— В некотором роде, — ответил я. — А что ты видишь?

— Лиловую траву, зелёное небо, холм, цветы… Почему ты спрашиваешь?

— Мне кажется, что всё это иллюзия.

Бренда хмыкнула, наклонилась к земле, потрогала траву, ткнула пальцем в мягкую почву, затем сорвала ближайший серебристый цветок и понюхала его.

— Если это иллюзия, то очень правдоподобная… Ой!..

Цветок растаял в её руках и в тот же момент появился там, где только что был сорван.

— Об этом я и говорил, — сказал я. — И трава, и цветы здесь ненастоящие, они не растут. Здесь всё неизменно, ибо здесь нет времени. Каждое мгновение здесь длится вечность.

— А наши тела? — спросила Бренда, поднимаясь с корточек. — Они тоже иллюзия?

— Сложный вопрос. Сейчас мы одновременно находимся в двух разных местах — на корабле и в Безвременье. Впрочем, для материального мира наша раздвоенность будет длиться бесконечно малый промежуток времени, однако здесь это могут быть дни, годы, столетия.

— И всё же моя одежда вполне реальна. — Бренда, ничуть не стесняясь меня, расстегнула пуговицы пижамы и погладила свои небольшие упругие груди. — Нет, моё тело не иллюзия. Это несомненно.

Я в замешательстве отвёл взгляд и увидел на вершине холма изящную женскую фигуру в белом одеянии. Бренда тоже заметила её, тихо охнула и в спешке запахнула пижаму.

— Это Хозяйка? — спросила она.

— Да, — сказал я. — Пойдём.

Держась за руки, мы начали подниматься вверх по пологому склону. Бронвен в облике Снежной Королевы стояла, ожидая нашего приближения, и безучастно смотрела на нас, не делая ни шага нам навстречу. Её лицо было холодное и неподвижное, как маска, а большие голубые глаза напоминали два скованных льдом озера. Видно было, что она очень рассержена.

— Ты пришёл не один, Артур, — ледяным тоном промолвила Бронвен, когда мы подошли. — И не спросил моего позволения.

— А с какой стати я должен спрашивать твоего позволения?

— Потому что я Хозяйка Источника!

Я хмыкнул:

— Твой статус Хозяйки не бесспорен, моя дорогая. Во всяком случае, Хаос признаёт меня Хозяином Источника.

— У Источника должна быть Хозяйка, а не Хозяин, — отрезала Бронвен. — Таков закон. Кроме того, я острее, чем ты, чувствую Источник. Он сообщает мне, когда кто-то приходит в Безвременье, и помогает опередить посетителя. А ты так не можешь.

— Эка безделица! — сказал я небрежно. — Зато я сильнее.

Бронвен поджала губы. Эту карту ей крыть было нечем. Она смерила Бренду изучающим взглядом и спросила:

— Ты которая из сестёр Артура — Бренда или Пенелопа?

Я не смог сдержать довольной усмешки — стало быть, за всё это время ей ни разу не удалось перехитрить мою защиту против подсматривания и подслушивания.

— Меня зовут Бренда, — ответила сестра. — Рада с тобой познакомиться, Бронвен. Артур много рассказывал о тебе.

Бронвен тихо вздохнула. Правильные черты её прекрасного лица смягчились.

— Зачем ты выдал мой секрет, Артур?

— Мои родные должны знать, кто Хозяйка Источника. Я не хочу, чтобы ты водила их за нос.

— И ты собираешься привести всех троих к Источнику?

— Может быть.

Бронвен мои планы явно не понравились, но она не стала возражать, только спросила:

— Ты стащил Знаки из королевской сокровищницы?

— А зачем мне они? Я и без их помощи привёл Бренду в Безвременье.

Бронвен снова посмотрела на мою сестру и осуждающе покачала головой:

— Твой брат глуп и невежествен, принцесса из Дома Света. Претендует на роль Хозяина, не зная даже самых элементарных свойств Источника. Не будь здесь меня, он погубил бы тебя.

Она говорила так уверенно, что мне стало не по себе.

— Что это значит? — спросил я.

— Что ты идиот! — резко ответила Бронвен. — Ты едва не убил свою сестру. Стоит ей сейчас прикоснуться к Источнику, и она погибнет.

— Но почему? — отозвалась Бренда.

— У тебя нет связи с материальным миром, ты вся во власти Безвременья и совершенно беспомощна. Ритуал с камнями служит не только для открытия Врат. Одновременно устанавливается тесный эмоциональный контакт Входящего с одним из Отворяющих. — Бронвен повернулась ко мне. — Что ты чувствовал в момент коронации Колина?

— Озноб и тошноту, — ответил я.

67
{"b":"2127","o":1}