ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ладно, — кивнул я. — Кстати, раз Александр исчез, то у тебя будет больше времени на вербовку «уток». Как быстро ты справишься?

— Полагаю, месяца за полтора. Теперь я смогу действовать активнее. Ты не против, если я посоветуюсь с дедом?

— Нет проблем. Я сам хотел обратиться к нему, но затем подумал, что негоже взваливать на него свои заботы.

— А зря. Ведь речь идёт об основании Дома, и помощь Януса в отборе кандидатур была бы нам очень кстати. У него безошибочное чутьё на людей.

— Да. Это будет замечательно. — Последнее слово я произнёс зевая.

— Вижу, твоя бессонница проходит, — заметил Дионис. — Ступай-ка отдохни. Впереди у тебя хлопотный день.

— Так и сделаю, — сказал я. — Доброй тебе сиесты, кузен.

— А тебе спокойной ночи, Артур.

Фигура Диониса растворилась в тумане. Я немного задержался у зеркала, чтобы посмотреть, вправду ли у меня воспалённые глаза, но когда туман расступился, я с удивлением увидел в зеркале не собственное отражение, а Брендона — в карминовом халате, со всклокоченными волосами и сердитым взглядом.

Сначала я несколько раз моргнул, решив, что от усталости у меня пошли глюки. Но нет — Брендон был реален, к тому же чертовски зол.

— Привет, Артур, — сказал он. — Вот чудеся. Я же вызывал тебя через Самоцвет.

— Должно быть, моё зеркало перехватило вызов, — предположил я. — Только что я разговаривал с Дионисом.

— А я — с Морганом. Он то ли рехнулся, то ли что-то задумал.

— А в чём дело?

— Просил уступить ему место Отворяющего на завтрашней церемонии.

— Ага… И как это аргументировал?

— Не слишком убедительно. Нёс какую-то чушь о престиже, о положении при дворе. Дескать, мне это ни к чему, всё равно я твой брат, а он отставной регент и теряет свой былой авторитет.

— Глупости! — фыркнул я. — Ведь он знает, что завтра я назначу его первым министром.

— Вот то-то же. Так я ему и ответил, но он продолжал упрашивать, чуть ли не умолял. В конце концов я послал его к чёрту. Определённо, у него крыша поехала.

Я задумчиво покачал головой:

— Нет, он в своём уме. Часа два назад Морган ушёл от меня вполне нормальный. Мы с ним болтали о пустяках, и теперь я припоминаю, что ненавязчиво, как бы между прочим, он расспрашивал меня о функционировании камней. Боюсь, он что-то замышляет.

— Пробраться к Источнику?

— Похоже на то. Особо Моргана интересовал характер связи Знака Мудрости со Знаком Силы в момент активирования контуров. Если эту связь предельно усилить, образно говоря, «зацепиться» Знаком Мудрости за Знак Силы, то… Нет, сейчас я туго соображаю. Мне нужно выспаться.

— Ты так и не спал?

— Нет.

— Это плохо. Скоро твоя свадьба и коронация, а глазища у тебя ещё те.

— Не беда. Я смотаюсь в Безвременье и там хорошенько отдохну. А что касается Моргана… В общем, когда проснётся Бренда…

— Я не сплю, Артур, — будто из-за спины Брендона раздался немного приглушённый голос сестры. — Разговаривая с Морганом, брат так злился, что разбудил меня.

— Где ты?

— Не беспокойся, я в своей спальне. — Изображение в зеркале поплыло, смазалось, и вместо Брендона появилась Бренда в короткой ночной рубашке. Она отступила в сторону и указала на разобранную постель. — Как видишь.

— Извини, сестричка, — смущённо пробормотал я. — Просто мне было странно услышать вас обоих через одно зеркало.

— Это всё наша связь, — отозвался Брендон; теперь уже его голос звучал на заднем плане. — Ну, ладно. Я пошёл спать, а вы разбирайтесь, что делать с Морганом. Пока.

— Пока, — сказали мы с Брендой.

После короткой паузы сестра произнесла:

— Брендон отключился.

— Кстати, — спросил я, — почему он так зол?

Бренда улыбнулась:

— Ему снилась Дана, а Морган некстати вмешался.

— Ага… Значит, вы видите одинаковые сны?

— Иногда. Когда снится что-нибудь приятное… либо гадостное.

Я набрался смелости и спросил:

— А твоё замужество каким было сном — приятным или кошмарным? Почему Брендон пьянствовал и накачивался психотропными средствами?

Бренда закусила губу. На её лице появилось страдальческое выражение — и я мигом вспомнил, что точно такое же лицо было у Брендона, когда он мимоходом упомянул о муже сестры.

— Не сейчас, Артур. Давай поговорим об этом в другой раз.

— Но поговорим, — настаивал я.

— Обязательно, — пообещала она. — Но позже.

— Добро. Что ты думаешь про Моргана?

— То же, что и ты.

— В таком случае, держи его на прицеле. Лучше всего в момент коронации на пару секунд парализуй его.

— Так я и сделаю, а потом извинюсь перед ним. В сущности, Морган хороший парень, только чересчур амбициозен.

— И ещё. Подумай на досуге, где бы надёжно припрятать камни. Морган только первая ласточка, а по мере становления Дома число желающих овладеть Силой будет возрастать в геометрической прогрессии.

Бренда в задумчивости наморщила лоб.

— Я уже анализировала эту ситуацию, Артур. Вывод неутешительный: для охраны Источника необходим по меньшей мере один адепт на каждую тысячу обычных колдунов. Боюсь, мы открываем шкатулку Пандоры.

— Она уже открыта. И не нами, а Колином и Бронвен. Назад пути нет, начинается новая эра.

— Или наступает конец всему, — мрачно заметила Бренда. — Может быть, так и погибли прежние колдовские цивилизации — овладев Силой Источника.

— Может быть, — не стал возражать я. — Но это ещё не повод впадать в отчаяние. Будем надеяться, что мы окажемся умнее наших предшественников. — Я снова зевнул. — Спокойной ночи, сестричка. Я уже засыпаю.

— Приятных сновидений, брат, — сказала Бренда и прервала связь.

Я не стал дожидаться, когда зеркало обретёт свои нормальные физические свойства. И так было ясно, что я чертовски устал, поэтому я призвал Образ Источника и дал ему соответствующую команду. Очутившись под зелёным небом Безвременья, я бухнулся ничком на лиловую траву и сразу же погрузился в желанное забытье. Последня моя мысль была о Дейдре — я не хотел снова проснуться в её постели.

Глава 9

К счастью, я проснулся в Безвременье. Чувствовал себя свежим и отдохнувшим. Я по-прежнему лежал лицом вниз, и какая-то нахальная травинка щекотала мне ноздрю. Я перевернулся набок и увидел, что рядом сидит Бронвен, моя Снежная Королева. Её голубые глаза смотрели на меня ласково и заботливо, а на губах играла нежная улыбка.

— Привет, Артур.

— Привет, — ответил я. — Что ты здесь делаешь?

— Я берегла твой сон.

— От кого?

— От тебя самого. Ты мог бессознательно вернуться в материальный мир — как это случилось в прошлом месяце. Правда, я сомневаюсь, что на сей раз ты перенёсся бы к Дейдре в постель. Скорее — к Дане.

Наконец я поднялся и сел.

— Прошу тебя, Бронвен, не сыпь мне соль на рану. Разве я виноват, что так получилось? Я не хотел влюбляться в Дану.

— Однако влюбился, — сказала она. — И с этим уже ничего не поделаешь. Единственное, что я могу посоветовать тебе, так это не повторять моей ошибки. Воспользуйся тем, что Дану ещё влечёт к тебе. Не мешкай, иначе опоздаешь. А так у тебя хоть останутся воспоминания о нескольких ночах любви.

Предложение Бронвен нисколько не возмутило меня. Наоборот — мне стало стыдно. Потому что я сам часто думал об этом.

— Так нельзя, — сказал я, всеми силами стараясь скрыть в своём голосе сожаление. — Это был бы недостойный поступок. Изменить Дейдре, обмануть доверие брата, и ещё… — Тут я осёкся.

— А ещё ты боишься осуждения дочери. Даже больше, чем ревности Дейдры и гнева Брендона.

Я оторопело уставился на Бронвен:

— Что ты сказала?

— Что слышал. Пенелопа не сестра тебе, а дочь. Шила в мешке не утаишь.

— Чёрт побери! Как ты узнала?

Бронвен тихо рассмеялась:

— Это знаю не только я, но и Дана с Дейдрой. Мы быстро вас раскусили — вы держитесь друг с другом совсем не как брат и сестра. А больше всего волновало Дейдру (да и Дану, если на то пошло), так это твои нынешние отношения с матерью Пенелопы. Сама же Пенелопа, когда мы спрашивали её о матери, разумеется, рассказывала о Юноне. Но иногда, потеряв бдительность, говорила о ней в прошлом времени и становилась грустной. Так что мы пришли к выводу, что мать Пенелопы давно умерла.

74
{"b":"2127","o":1}