ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мне оставалось только подивиться её наивности.

— Дружба бывает разной, Дана.

— Что ты имеешь в виду?

— Да так, ничего. Сейчас это неактуально, поскольку ты держишь контакт с Брендоном.

Она пожала плечами:

— Тем лучше. Мы всё равно…

Я не хотел слышать продолжения, поэтому торопливо перебил её:

— Не всё так просто. Последствия контакта для Входящего совсем другие, чем для его Отворяющего. Прежде всего скажи: что для тебя важнее — любить или быть любимой?

Во взгляде Даны появилось странное выражение — то ли сочувствия, то ли раскаяния. Очевидно, она решила, что известие о её отношениях с Брендоном слегка расстроило мой рассудок. Вполне возможно, что она была недалека от истины.

— И то, и другое, Артур, — мягко ответила Дана. — Я хочу взаимности.

— Естественное желание, — согласился я. — Но всё-таки, если взаимность исключена, что ты выберешь?

Взгляд Даны переменился, в нём появилась тревога.

— Ты серьёзно?

— Очень серьёзно. Видишь ли, Источник не жалует взаимность. Почему, не знаю; но знаю, что это так. Может быть, в этом скрыт какой-то глубокий смысл, которого я не понимаю, а может, Источник просто издевается над нами, подобно языческим богам требуя от нас жертвоприношения… — Так, слово за словом, я рассказал Дане о крайне неприятных последствиях купания в Источнике. Она перебивала меня, уточняла, спрашивала, переспрашивала, пока я не выложил ей всё, что имело отношение к делу, и лишь каким-то чудом не проболтался, что Хозяйка — Бронвен.

К концу нашей беседы мы как-то незаметно отошли от Источника на приличное расстояние. Когда я исчерпался, а у Даны уже не оставалось вопросов, она присела на траву и задумалась. Я продолжал стоять, докуривая очередную (пятую или шестую) сигарету, и откровенно любовался ею. Теперь мне нечего было скрывать: она знала, что я люблю её, и знала, что моя любовь безнадёжна. Она могла только посочувствовать мне… и себе тоже.

— Это унизительно, — наконец произнесла Дана. — Получается, что так можно заставить полюбить кого угодно.

— Вовсе нет, — возразил я. — Никто никого не заставляет. Человек может войти в Источник, а может и не входить в него. И он сам выбирает своего Отворяющего. К тому же контакт по своей природе предполагает родство душ. Ты не смогла бы войти во Врата, если бы Брендон был неприятен тебе.

— Всё равно это неправильно. Если сейчас я искупаюсь в Источнике, то Брендону придётся искать себе другого Отворяющего. Я буду любить его, а он меня — нет. Я не хочу этого. Я хочу, чтобы мой муж любил меня.

— Он уже просил тебя стать его женой?

Дана утвердительно кивнула:

— Да. Я согласилась.

— Ещё бы! — невольно вырвалось у меня. — Ты на многое согласилась… — Я смутился и опустил глаза. — Извини…

Дана встала и подошла ко мне.

— Артур, я должна объяснить тебе…

— Ты ничего не должна. Я не имею права вмешиваться в твою личную жизнь.

— Нет, имеешь. Ты сам признался, что любишь меня. А я… люблю тебя.

Я робко поднял взгляд и всмотрелся в манящую глубину её прекрасных изумрудных глаз.

— Не так давно ты говорила, что я просто нравлюсь тебе.

— Я солгала. Ты вынудил меня солгать. Нельзя требовать от женщины признания в любви, если она не уверена в твоих чувствах.

— Тогда я тоже не был уверен, — ответил я и привлёк её к себе. — А теперь уверен. Я люблю тебя.

Некоторое время мы стояли обнявшись и молчали, не находя слов, чтобы выразить свои чувства. Мы думали о будущем, которое не сулило нам обоим ничего хорошего.

— Артур, — отозвалась Дана. — Хочешь знать, почему я…

— Нет, — быстро сказал я. — Не хочу.

— Тебе больно об этом слышать?

— Да.

— Мне тоже было больно. От того, что ты с Дейдрой… Все эти полгода, с тех пор как встретила тебя, я просто сходила с ума от ревности. И чем дальше, тем становилось хуже… А потом появился Брендон. Я думала, что смогу полюбить его… тебе на зло. Я очень хотела — но не смогла…

— Ещё не вечер, — сказал я.

— Ты про Источник? — спросила Дана, крепче прижимаясь ко мне.

— Да. Это твой шанс забыть меня.

Она подняла голову и наши взгляды встретились. В её глазах я прочёл желание, которое полностью совпадало с моим. Мы поцеловались — без страсти, а нежно и печально, так, как целуются перед вечной разлукой.

— Ты уже решила? — обречённо спросил я.

Вместо ответа Дана высвободилась из моих объятий и бегом бросилась к Источнику. Несмотря на тяжёлый праздничный наряд с пышным ворохом юбок, бежала она довольно резво, и мне удалось настичь её лишь в нескольких метрах от парапета. Я ухватил Дану за руку, она попыталась вырваться, и в результате мы оба оказались на траве под самым парапетом. Опрокинув её навзничь, я стал покрывать её лицо жаркими поцелуями.

— Пусти меня, — с мольбой прошептала Дана. — Пусти меня к Источнику. Я полюблю Брендона.

— Не пущу, — ответил я, расстёгивая лиф её платья. — Позже ты искупаешься и полюбишь Брендона. Но не сейчас. Сейчас твоя любовь принадлежит мне.

Дана всхлипнула, затем посмотрела мне в глаза и утвердительно кивнула.

— Я так долго ждала этого…

Мы ласкали друг друга, позабыв обо всём на свете. Мы не обращали никакого внимания на Источник, который бурлил рядом, всё больше возбуждаясь вместе с нами. Когда извергаемые им голубые искры начали сыпаться на нас огненным дождём, обжигая нашу кожу, мы уже дошли до такого состояния, что просто не могли остановиться. Боль от ожогов, вместо того, чтобы охладить наш пыл, лишь подстёгивала нас, а разбушевавшуюся вокруг стихию мы воспринимали как феерическое представление, устроенное Источником в честь нашей любви. И в момент кульминации нашего физического и эмоционального единения, именуемой в обиходе оргазмом, Источник будто взорвался в завершающем аккорде своей грандиозной симфонии первозданных сил и поглотил нас обоих…

Глава 11

Я вынырнул на поверхность, фыркая и отдуваясь. Источник был спокоен, если не считать создаваемых мной концентрических волн, а вода в нём была прозрачна, и я видел под собой голубую бездну, которую только что покинул.

Итак, несмотря на своё первоначальное решение, я всё же искупался в Источнике, держа контакт с Дейдрой. Иного выхода у меня не было — окунувшись в Источник, вернее, будучи поглощённый им, я должен был идти до конца; путь на поверхность пролегал только через его недра. Благо я успел предупредить об этом Дану, прежде чем нас разделило — внутреннее течение унесло меня в Круг Адептов, а ей предстояло пройти Путь Посвящения.

Впрочем, я нисколько не сожалел о происшедшем. То, что я испытал с Даной, было вершиной блаженства. Это была любовь, возведённая в степень бесконечности. Это была настоящая фантастика! Ради таких прекрасных мгновений стоит мучаться и страдать всю свою долгую жизнь…

Я подплыл к ближайшему участку парапета и взобрался на него. Едва лишь покинув Источник, я моментально стал сухим. Хотя жидкость в Источнике по своим физическим свойствам напоминала обычную родниковую воду, это была особая субстанция, до предела насыщенная энергией, и мой организм автоматически избавлялся от её излишков, восстанавливая естественный баланс веществ.

Я прошёлся по периметру водоёма, и спрыгнул возле обнажённой девушки, которая безмятежно спала под парапетом в мягкой траве. На её лице застыло умиротворённое выражение, а на губах играла счастливая улыбка.

Я тоже улыбнулся — счастливо и немного грустно, присел рядом с Даной и несколько минут ласково смотрел на неё, не решаясь разбудить. Я знал, что последствия запечатления скажутся далеко не сразу, и всё-таки боялся увидеть в её глазах отчуждённость и раскаяние.

Наконец я вызвал Образ Источника и затребовал для себя и Даны одежду. Мне годилось что угодно, так как в любом случае я должен был вернуться прямиком в свой королевский наряд. А вот с платьем для Даны пришлось поработать, чтобы оно была в точности похоже на прежнее, сгоревшее в Источнике.

78
{"b":"2127","o":1}