ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Правильно, – одобрил Читрадрива. – А ставни на окнах крепкие?

Втроём они бросились запирать также и внутренние ставни.

– Так что там насчёт повара? – спросил Пеменхат Карсидара, когда они справились и с этим делом.

– После поговорим, когда всё уляжется, – ответил тот отдуваясь и огляделся по сторонам, проверяя, нельзя ли сделать ещё что полезное.

– После так после, – согласился Пеменхат. – А теперь быстро в погреб.

– Зачем? – удивились оба гостя.

– Есть там у меня кое-что… Попробуем сюрприз для непрошеных гостей организовать. – И он хитро ухмыльнулся.

В погреб вместе с ним спустился Читрадрива. Пеменхат зажёг свечу, расшвыряв какие-то корзины и ящики, расчистил путь к стене и указал на торчавший прямо из неё конец гладко отёсанного бревна:

– Бей.

Они схватили лежавшие тут же большие камни и принялись по очереди ударять в торец бревна. Оно понемногу подавалось вперёд, затем вдруг резко ушло в стену. Где-то впереди раздался глухой удар.

– Порядок. Теперь пусть попробуют сунуться, – удовлетворённо потирая руки констатировал Пеменхат.

Они поднялись наверх. Из кухни как раз выбежал Сол и сообщил, что котёл с водой скоро закипит, и масло тоже греется. Карсидар спросил:

– У тебя есть какое-то оружие, кроме длинных ножей?

И тут на дверь обрушились удары, раздались крики:

– Эй, отворяй, старый боров!

– Вот и герцогские слуги пожаловали, – сказал Читрадрива.

– А вдруг это усталые путники? – с затаённой надеждой спросил Пеменхат.

Читрадрива скептически усмехнулся. В дверь забарабанили с новой силой.

Тогда трактирщик махнул гостям рукой, и все трое бросились вверх по лестнице. Мальчишка увязался было за ними, но был отправлен на кухню следить за водой и маслом. На втором этаже Пеменхат распахнул дверь комнаты, выходившей на подъездной фасад, подбежал к окну – и с каким-то даже облегчением увидел, что предсказание Читрадривы полностью оправдалось. На опушке леса стояло около полудюжины солдат, на нагрудных панцирях которых в предрассветной мгле угадывался герб Торренкуля; причём вполне вероятно, что за деревьями скрывались и другие. А двое изо всех сил молотили кулаками во входную дверь и продолжали звать хозяина.

Пеменхат сделал знак остальным, велев отступить в глубь комнаты, распахнул настежь окно, как можно вежливее спросил:

– В чём дело, господа? Что случилось? – И присел на подоконник.

Стучавшиеся отошли от двери, один из них, одетый побогаче всех прочих запрокинул голову и сказал:

– Эй, Пеменхат! Нашему господину доложили, что в твоей берлоге скрывается некий бродяга и преступник, прозванный Карсидаром. Если не знаешь, так знай: за его голову господином нашим, герцогом Торренкульским, обещано два жуда чистым золотом. Выдай его нам, и немедленно получишь награду.

– Значит, пришли за мной, – тихо проговорил за его спиной Карсидар. – Но как они узнали, чёрт возьми?! Надеюсь, ты никому ничего не говорил, любезный Пем?

– За кого ты меня принимаешь! – не оборачиваясь шепнул трактирщик. – Ни слова никому не сказал. Да и кому? Я же весь вечер и часть ночи с тобой сидел, потом в гандзерию… Читрадриве вот сказал, и то без свидетелей.

– Без свидетелей, – подтвердил гандзак.

– Да и не баба я тебе, чтобы болтать… – продолжил Пеменхат. И осёкся! Потому что неожиданно понял, кто мог проговориться, несмотря на приказание молчать.

– Нанема, – выдохнул Карсидар. Кажется, он подумал о том же. По крайней мере, это было самое подходящее объяснение.

– А кто это? – спросил Читрадрива. – Служанка, что ли?

Пеменхат кивнул.

– Эй, с кем ты там шепчешься? – крикнул начальник отряда. – Неужели с этим негодяем, оскорбившим достоинство нашего господина? Смотри, Пеменхат, если не выдашь его, плохо тебе придётся.

– С какой стати я должен выдавать своих постояльцев? – гневно наморщив брови, огрызнулся Пеменхат. – Где это видано, чтобы владельцы придорожных гостиниц сами подрывали своё дело! И как вы могли подумать, что я нарушу законы гостеприимства!

– Владетельный герцог Торренкульский вправе распоряжаться всем, что находится на его земле. Значит, и твоя гостиница, и ты вместе со всеми потрохами принадлежите его светлости герцогу. Так что изволь подчиниться.

– Ну вот, любезнейший, – едко заметил Карсидар. – Интересно, как ты стерпишь эту оплеуху? Ведь тебе ясно дали понять, что ты не более чем господский раб, обязанный покоряться хозяину всегда и во всём.

Пеменхат уже набрал в грудь побольше воздуха, готовясь достойно ответить, но Читрадрива опередил его:

– Герцогу может принадлежать всё что угодно, кроме жизни вольного человека! Поняли, вы, холопы?

– Кто там каркает? – насмешливо спросил начальник отряда. – Это ты, Карсидар? Или, может, это бродяга-гандзак, прозванный Читрадривой, ублюдок, рождённый нечистой матерью от неизвестного отца? Эй, недоносок, мы знаем, что ты тоже прячешься в трактире. Но не волнуйся, нас не интересует твоя тухлая башка. Когда старый боров сдаст нам мерзавца-мастера, можешь убираться на все четыре стороны. Мы не станем чинить тебе препятствий.

Сзади раздался зубовный скрежет. Пеменхат обернулся и увидел, как исказилось от гнева лицо Читрадривы.

– Зря он помянул мою покойную матушку, – прорычал тот. – Во всяком случае, не она выбирала мне папашу. А уж кто настоящий ублюдок, так это осёл, который вопит под окном. Верно, скот, надругавшийся над моей матерью, был точно таким же. Но ничего, я тебе устрою, мало не покажется…

Пеменхат съёжился и задрожал, так как ожидал, что гандзак немедленно начнёт колдовать… Впрочем, Читрадрива с этим не торопился. Могучим усилием воли он подавил вспышку бесполезного гнева и молча замер в ожидании дальнейшего развития событий.

Тут в комнату влетел Сол и сообщил, что масло тоже закипело. А снаружи начальник отряда прокричал:

– Так что, трактирщик, выдаёшь нам Карсидара?

– Обождите минутку, мы с Читрадривой посовещаемся, – крикнул Пеменхат в окно и только собрался отдать соответствующие распоряжения насчёт обороны дома, как был остановлен следующим предупреждением:

– Ну думайте, думайте. Да хорошенечко! Не то гляди, всех вас вздёрнем вдоль Нарбикской дороги – и тебя, и гандзака, и мастера, и мальчишку твоего. А с девкой твоей, с Нанемой, мои ребята поразвлекаются.

– Ты!.. Да я!.. – рявкнул Пеменхат, бросаясь к окну.

Читрадрива удержал его за плечо. Трактирщик, хоть и вырвался, не стал кричать и ругаться, а спросил только:

– Вы от неё про Карсидара узнали?

– Если девчонка мчится домой, запирается у себя и молчит, как рыба, значит, дело нечисто. Тут и спрашивать нечего. И потом, мальчишка к ней приходил. А дальше мы уж за Солом проследили, как он коня ловил и вёл в твою берлогу. И по некоторым признакам догадались, какого хозяина этот конь.

– Интересно, кто там такой умный? – задумчиво протянул Карсидар.

– Это ты скоро узнаешь, дорогой мастер. И скоро увидишь. Лицом к лицу встретишься, – пообещал Пеменхат и крикнул в окно:

– Ну, я пошёл думать.

– Давай-давай, да не очень-то рассусоливай, не то мы можем осерчать, – последовал насмешливый ответ.

Однако старый трактирщик уже не обращал внимания на всякие там издёвки. Оценивающим взглядом он смерил с головы до пят загадочно улыбавшегося Карсидара и невозмутимого Читрадриву, затем спросил мальчишку:

– Ну как, не боишься?

– Это с вами-то да с самим мастером Карсидаром?! – искренне изумился Сол.

– Вот и хорошо. Молодчина, – похвалил его Пеменхат и, сделав всем знак следовать за собой, направился к выходу из комнаты.

Тут снаружи раздался глухой стук топора.

– Дерево валят. Для тарана, – со знанием дела отметил Карсидар.

– Пусть себе забавляются. – Пеменхат беззаботно махнул рукой, провёл спутников в свою комнату, раскрыл скромно прикорнувший в углу сундук и приглашающе заметил:

– Выбирайте.

– Эге, да ты, я вижу, не промах, – удовлетворённо заметил Карсидар, выуживая из недр сундука двухзарядный арбалет, лёгкий и прочный, а также пучок коротких толстых стрел. – Это оружие настоящего мастера.

17
{"b":"2128","o":1}