ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто хочет жить, за мной!

В коридоре было душно. С потолка лениво стекали сизые хвостики дыма. Кажется, крыша тоже занялась. Плохо дело! Стрелять из луков могут не только здоровые воины, но и раненые. Значит, в отличие от рукопашного боя, при перестрелке солдаты герцога по-прежнему сохраняют численное превосходство над ними, в счёт потерь идут лишь погибшие и тяжело раненые во время штурма. А было бы неплохо сократить это преимущество! Да и выскочить из трактира осаждённые не могут – их уложат на месте… Проклятье!

– Куда ты собираешься бежать? – спокойно спросил Читрадрива, медленно шествовавший по задымлённому коридору, в то время как остальные кинулись вслед за трактирщиком к лестнице.

– Вниз. В погреб, – бросил через плечо Пеменхат, скатился по лестнице… и замер.

Посреди зала лежали два солдата. Они застыли в самых невероятных позах, непостижимым образом вывернув конечности, а на их посеревших лицах был написан ужас. И самое странное – никаких следов крови, никаких ран на телах… Вот что значит работа колдуна! Карсидар и Сол стояли позади и тоже не могли оторвать глаз от людей герцога.

– А что в погребе? – продолжал расспрашивать Читрадрива. – Подземный ход?

– Отсидимся, – ответил Пеменхат, постепенно приходя в себя. – Пожар переждём…

– А после?

– А после сойдёмся с солдатами и посмотрим, кто кого. Правда, жаль, что ты не сражаешься. Да и Сол по этой части слабоват… – Пеменхат досадливо поморщился. – Ну, да ладно, как-нибудь выкрутимся.

– А если не как-нибудь?

Наверху затрещало, грохнуло. Кажется, рухнула балка.

– Что ты предлагаешь? – прямо спросил Карсидар.

В несколько шагов одолев лестницу, Читрадрива сказал:

– Вставайте все в круг, берите друг друга за руки… и увидите.

– Колдовство, – прохрипел Пеменхат.

– Называй это как хочешь. Но что ты предпочтёшь: задохнуться в дыму или выжить?

Читрадрива взял за руки мальчишку и Карсидара. Пеменхат пожал плечами и проделал то же самое. Похоже, другого приемлемого выхода действительно не существовало.

– А теперь… чтобы не видеть, – Читрадрива кивнул ему и мило улыбнулся. – Закройте глаза.

Наверху вновь грохнуло, на лестницу посыпалась куча раскалённых углей.

– Быстрее!

Все последовали его совету… И произошло нечто!

Пеменхата внезапно окатило волной жара. Тут же вокруг него начал рождаться ужасный грохот, точно сотня молний ударила одновременно… А в следующий же миг стало прохладно; гром ещё продолжал звучать – но уже далеко в стороне.

Пеменхат открыл глаза… и от неожиданности у него подкосились ноги. Все четверо стояли, взявшись за руки, на вершине небольшого холма посреди леса, купавшегося в лучах ясного утреннего солнышка. Лёгкий ветерок овевал их разгорячённые схваткой и пожаром лица. А где-то на северо-западе, примерно в полулауте от них, как напоминание о пережитом, раздавались испуганные крики, глухие удары и хлопки. Пеменхат обернулся в ту сторону и увидел столб бело-голубого пламени, бивший прямо в зенит.

– Слыхал я, что есть на земле огненные горы, изрыгающие пламя, – сказал Пеменхат задумчиво, ни к кому конкретно не обращаясь. Он был настолько шокирован мгновенным перелётом из горящего трактира на поляну, что даже не имел сил выказывать возмущение по поводу употреблённого гандзаком колдовского приёма. – Но я и представить не мог, что такая гора располагается прямо под моим трактиром.

– Это не огненная гора, – возразил Читрадрива, но вдаваться в детали не стал, за что Пеменхат был ему даже благодарен.

Вдруг до них донеслось слабое ржание.

– Ристо!!! – заорал Карсидар и, не разбирая дороги, рванул по направлению к пожарищу, на ходу пытаясь обмотать плащ вокруг левой руки, чтобы не мешал бежать.

– Тебя же схватят! – попытался остановить его Пеменхат. – Стой!

Читрадрива отрицательно покачал головой и сказал:

– Не бойся, не схватят. Вот теперь герцогские вояки точно разбегутся. Пойдём за ним.

– И правда, хозяин, пусть бежит. Жалко ведь Ристо, он такой умница, – захныкал Сол. – И мы пойдём за ним. Ну же, пойдёмте!

На Карсидара они наткнулись на полдороге к пожарищу. Он стоял посреди небольшой полянки обнимая коня за шею, прижавшись щекой к его голове, ласково поглаживал гнедого и шептал:

– Ну, ну, успокойся. Всё уже хорошо, всё хорошо…

Плаща на Карсидаре не было, шляпы тоже. Ристо поводил ушами, перебирал передними ногами и время от времени фыркал. Уздечка его была оборвана, бока перепачканы сажей. Увидев подошедших, он шарахнулся в сторону и заржал. Карсидар обернулся, удостоверился, что подошли свои, и принялся ловить коня, приговаривая:

– Да стой ты, стой! Не бойся. Вон же Сол, он тебя ночью искал.

Потом сказал:

– Он не стал дожидаться, пока сгорит конюшня, и сам проложил себе дорогу сквозь огонь. Молодчина.

– Да ты, я вижу, действительно обладаешь настоящим богатством мастера, – сказал Пеменхат, подразумевая слова старинной песни.

– Плюс славный меч, – Карсидар похлопал болтавшийся на боку клинок. – Мне бы ещё шляпу найти, обронил где-то…

Его прервал отчаянный женский визг. Все обернулись и увидели на тропинке дрожащую Нанему, смотревшую на них выпученными глазами.

– Хорошо, что ты здесь, – деловито сказал Пеменхат. – Я должен…

Но стоило ему сделать единственный шаг навстречу девушке, как та бросилась наутёк, жалобно причитая:

– Привидения!.. Привидения!.. Призра-ки-и-и!..

– Она тоже решила, что мы сгорели заживо, – невозмутимо констатировал Читрадрива.

– Интересно, – задумчиво промолвил Пеменхат. – Её герцогские солдаты сюда привели или она шла, как я приказывал ей через Сола?

– Совершенно неинтересно. – Карсидар вздохнул и начал проверять конскую сбрую. – Уходить нам надо. Пока все верят в нашу гибель, время для этого есть.

– А старик? – спросил Читрадрива, и Пеменхату показалось обидным слышать такое слово из уст чужака, хотя он прекрасно знал, что действительно немолод.

– Пеменхат пойдёт с нами. Мы уже договорились. Верно?

Трактирщик кивнул и с вызовом посмотрел на Читрадриву: дескать, знай мастеров!

– Ты передумал? Хорошо, – он пожал плечами, однако тут же спросил:

– А мальчишка?

Все уставились на Сола, в глазах которого светилось желание узнать всё-всё на свете.

– Возьмите и меня с собой, – с робкой надеждой в голосе попросил мальчик.

– Слишком опасное дело нам предстоит, – заметил Читрадрива.

Но Пеменхат, неожиданно для самого себя, вступился за Сола:

– Оставаться здесь ему тоже нельзя. Он был с нами в трактире, он объявлен вне закона. Герцогские прихвостни его поймают – не поздоровится мальчонке. А так… исчезнет вместе со всеми.

Сказав это, Пеменхат выжидательно посмотрел на Карсидара. Решающее слово оставалось за ним, как за организатором похода.

И тот сказал после раздумья:

– Читрадрива прав, дорога будет не из лёгких, а в конце лежит неизвестность. Но прав и Пеменхат. Нельзя бросать Сола на произвол судьбы. Так что пока прихватим с собой и его, а там посмотрим.

Мальчишка просиял. Глядя на него, улыбнулся и старый Пеменхат, только что потерявший всё свое имущество и нисколько не жалевший об этом. Улыбнулся то ли просто так, то ли вспомнив собственное нелёгкое детство.

Глава V.

ЛЮЖТЕНСКОЕ ГОСЕПРИИМСТВО

Стояла страшная жара. Впрочем, в летнюю пору для областей, лежащих на юге Орфетанского края удушающий зной не был таким уж необычным делом. Скорее наоборот, если спросить насчёт погоды кого-нибудь из местных старожилов, он бы, запрокинув голову, уставился в выцвевшее бледно-голубое небо, потянул носом раскалённый воздух и глубокомысленно изрёк: «Эт'что! Вот лет десять назад та-акое было! Да-а, было…»

Впрочем, никаких старожилов поблизости не наблюдалось. И то верно: чего им бездельничать? Сейчас крестьяне все, как один, находились в поле. Работали от зари до зари, трудились, не покладая рук, не разгибая спины.

20
{"b":"2128","o":1}