ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хищник цвета ночи (СИ)
S-T-I-K-S. Брат во Христе. Второе пришествие
Я вернусь
Рубеж атаки
Доктор Кто. День Доктора
Будни анестезиолога
Включаем обаяние по методике спецслужб
Сквозь объектив
О мужчинах
A
A

– Да ты не бойся, мы ничего плохого…

«Она испугалась, потому что ворожила, – подсказал Читрадрива. – Посмотри на стол».

И правда. На столе были расставлены зажжённая свеча, бронзовое зеркальце и мисочка с водой; лежали веретено, пучки рябых перьев, отдельно длинное белое перо и клок шерсти. С придвинутой к столу скамеечки до самого пола свешивалось длинное полотенце.

– Не бойся, говорю… – Карсидар шагнул к Милке, вытянув вперёд руку в успокаивающем жесте.

Девушка вновь пронзительно закричала и выронила то, что так упорно прятала за спиной – частый костяной гребень.

Краска смущения залила её хорошенькое личико. Милка поспешно наклонилась, подобрала гребень, бросила его на полотенце, замотала, а свёрток швырнула в угол комнаты.

– Если ты стесняешься нас, можешь причёсываться, мы уйдём, – заверил её Карсидар.

«Болван, ты обратил внимание, какие волосы запутались в гребне?» – с упрёком подумал Читрадрива.

Тут Карсидар сообразил, что и в самом деле, там блеснуло несколько коротких, но явно не рыжих, волосков.

«Это тоже ворожба?»

«А ты как думал!»

Немую сцену прервала старая женщина, возникшая в дверях позади Карсидара и Читрадривы.

– Рыбонько моя, что случилось? – испуганно молвила она и, подозрительно уставившись на непрошеных гостей, спросила:

– А вы кто будете?

– Это мамка моя, – сказала Милка, обретя наконец дар речи. – А это Хорсадар и Дрив, колдуны, которых татонька…

Услышав про колдунов, пожилая женщина побелела, икнула и медленно осела на пол.

– Ну, разве можно так пугать?! – укоризненно произнёс Читрадрива, шагнул к столу и протянул руку к глиняной мисочке, чтобы брызнуть водой в лицо женщине.

– Нет! Только не отсюда! – крикнула девушка, загораживая стол. – Вон там, у стены.

– Сейчас, – Карсидар подошёл к деревянной кадушке, зачерпнул ковшиком воды и подал Читрадриве.

– А как зовут твою мать?

– Это не мама. Мамонька умерла давно, – с грустью сказала Милка. – А это мамка, она за мной по малолетству ходила.

«Нянька то есть», – пояснил Читрадрива, возившийся около женщины, которая начинала шевелиться.

– А где отец? Где все остальные?

– Мы одни дома остались. А татонька с братами поехали нового князя встречать.

– Нового?! – изумился Карсидар.

«Вот видишь! Недаром всё выглядело так подозрительно…» – прокомментировал Читрадрива, пытаясь поднять мамку и усадить на лавочку.

Снаружи дома послышался нарастающий шум. Во дворе заржали кони, хлопнули двери. Раздался голос сотника: «…и ежели до утра их не найдут, он головы всем поснимает! Этот может».

– Михайло, мы здесь! – крикнул в темноту коридора Карсидар, догадавшийся, что речь идёт о нём с Читрадривой.

– У меня они, татонько, иди сюда! – пискнула вслед Милка.

Их крики вызвали в доме и на дворе настоящую бурю. Через несколько секунд в комнату ввалилась целая толпа разгорячённых мужчин с сотником во главе.

– Хорсадар?! Дрив?! Вы как тут очутились?! – взревел Михайло, подозрительно оглядывая налитыми кровью глазами то дочь, то ещё не окончательно пришедшую в сознание мамку, то Карсидара и Читрадриву.

– Взяли и вышли из поруба, – простуженным голосом сказал гандзак. – Надоело там сидеть, да и холодно.

– Правильно сделали, хватит дурака валять, – одобрил Михайло, но тут же опять рявкнул:

– А стражу как обманули?! Почему они ничего не знают?!

– Так голодные мы были, поесть нам с вечера никто не принёс. – Читрадрива развёл руками. – Сам сообрази: чего с голоду не сделаешь! Кстати, накорми нас. Не то и от тебя сбежим, – пошутил он.

– Колдуны вы чёртовы! Ф-фу-у… – отирая пот со лба, Михайло прошёлся по комнате взад-вперёд, остановился, резко развернулся на пятках и гаркнул:

– А знаете, повязал князь сторожей ваших и наутро велел снести им головы, если вы не разыщитесь!

– Тогда быстро к князю, пока не настало утро, – спохватился Карсидар. – Зачем даром кровь проливать.

– Ага! Щас и пойдём, – зло обронил один из ворвавшихся в комнату Милки мужчин.

– А ну цыц, Будимирко! – прикрикнул строго сотник и сказал, словно извиняясь:

– Это старшой мой сынок. Отчаянная голова.

– Да пойдём мы к князю, пойдём, – успокоил всех присутствующих Читрадрива. – Только объясните: к какому? Мы тут походили по торжку и кое-что услышали насчёт нового, но думали, что это про Ростислава Мстиславовича…

– Ростислав? – Михайло громко рассмеялся, демонстрируя крупные желтоватые зубы. – Да забудьте вы про него, про выскочку этого!

«Как ему радовались, так по нём и горюют», – подумал Карсидар, вспоминая их въезд в Киев.

– А что за князь? – спросил Читрадрива. – Александр Ярославович?

– Александр? – сотник как-то жалко ухмыльнулся, переступил с ноги на ногу. – Он завернул наше посольство обратно. Ни «да» не сказал, ни «нет». Мол, делайте в своём Киеве, что вашей душе угодно, меня это не касается. Тоже ещё!..

Михайло вновь прошёлся по комнате, посмотрел в потолок, словно выискивая таракана, спрятавшегося в щели между досками.

– В общем, про Александра Ярославовича можете смело забыть. Не схотел стать нашим князем, и не надо. Ишь, вожжа под хвост попала! Ему престол Киевский предлагают, а он… Гордец неблагодарный! Ну ничего, ничего. Есть теперь у нас Данила Романович. Вот это да! Вот это молодец!

Сотник лихо притопнул ногой и сообщил:

– Князь, разумеется, пожелал видеть вас немедленно после въезда в Киев. А вы взяли да сбежали, непоседы! Да как ловко сбежали, право слово… В общем, сейчас я пошлю к Даниле Романовичу вестового, что так мол и так, нашлась пропажа, да ещё аккурат у меня дома. – И, перейдя почти на шёпот, Михайло произнёс с самым загадочным видом:

– У князя есть некоторые, по-моему, дельные соображения насчёт того, как боронить от татар Киев. Это вам не Ростислав!

Глава XVII.

НОВЫЕ ВСТРЕЧИ

Ехать к князю на ночь глядя не пришлось. Узнав от вестового, что пропавшие колдуны обнаружились в доме сотника, Данила Романович смягчился, обвинённых в ротозействе стражников решил отпустить на свободу, а Михайлу велел передать, что Карсидар и Читрадрива должны быть в его резиденции с утра.

Это было на руку друзьям. Они хорошенько отогрелись в тёплом доме сотника, привели себя в порядок после двухнедельного пребывания в порубе, а затем сытно поужинали, наверстав заодно упущенный завтрак и обед. Карсидар поинтересовался, где Ристо и цел ли рукавный арбалет. Михайло заверил его, что оружие в полной сохранности, и послал к Остромиру за конём. Читрадрива же принялся расспрашивать, что за человек Данила Романович.

– Наследный галицкий князь. Прапраправнук Володимира Мономаха по линии его старшего сына Мстислава. – После волнений, пережитых в связи с благополучно завершившимися поисками беглецов, сотник много съел и выпил. Теперь он расслабился и был настроен весьма добродушно. Не в пример изначально сдержанному отношению к Ростиславу Мстиславовичу, Данилой Романовичем он открыто восхищался. Начав с рассказа о том, как целая армия рода Ольговичей вместе с каким-то Рюриком и половцами выступила в поход на город Галич, где находились оставшиеся без отца четырёхлетний Данила и его двухлетний брат Василько, Михайло уже через полчаса вконец утомил и запутал Карсидара. Зато в лице Читрадривы он нашел благодарного слушателя, который старался не упустить ни единого слова и изо всех сил сдерживался, чтобы не чихнуть, хотя время от времени всё же слегка покашливал и шмыгал носом.

К счастью, ещё через полчаса привели Ристо, и зевавший от скуки Карсидар под благовидным предлогом удалился на конюшню. В небольшом тёмном коридорчике, отделявшем жилые комнаты от входной двери дома, он вдруг насторожился. Кажется, за ним следили.

– Кто здесь? – тихо спросил Карсидар и в следующую же секунду сообразил, что нужно было сразу воспользоваться мягким проникновением в чужие мысли, которому научил его Читрадрива. Однако по быстрому перестуку удаляющихся шажков он заключил, что за ним следила сотникова дочка.

75
{"b":"2128","o":1}