ЛитМир - Электронная Библиотека

МАРИНА: Есть.

ПАРАПСИХОЛОГ: Видите, угадала, ясновидящая!

МАРИНА: Извините, но я во все это не верю. Мой муж образованный человек...

ПАРАПСИХОЛОГ: Не страшно. Мы всем помогаем. (Дает ей визитную карточку) Если он не придет, сами придите. Моя жена даст вам конский хвост, заряженный в космосе. Ваш муж должен будет две недели носить его на лбу у себя на работе.

МАРИНА (раздраженно): Оставьте меня в покое.

ПАРАПСИХОЛОГ: Подумайте... Мы с вас лишних денег не возьмем... Только за хвост по его себестоимости!

Толпа во дворе уже разделилась на тех, кто за Гиганта и тех, кто за Федора — отца индейца. Стали друг против друга. Стенка на стенку. Много новых лиц. Некоторые с досками, трубами. От забора напротив хоккейной площадки почти ничего не осталось. Рядом с Гигантом золотозубая тетка со сковородой, та, которая смеялась над прибалтом.

Неожиданно между стенками вырастает статный Батюшка. Он поднимает правую руку с увесистым крестом.

БАТЮШКА (зычным голосом): Образумьтесь, люди добрые! Господь с вами!

ТОТ, КОТОРЫЙ С ДОСКОЙ: Вы слышали, что Батюшка сказал: «Господь с нами! Вперед!»

Слова Батюшки срабатывают как команда к действию. Обе стенки сходятся. Взметнулась пыль, как от настоящей битвы.

ДВОРНИК (на газоне машет метлой): Кыш! Кыш отсюда! Анютины глазки потопчете. Идите на детскую площадку. Она специально для забав устроена... (У него на плече раздраженно мяукает кошка.)

Кто-то распаленный дракой и припекающим солнцем подбегает к спокойно стоящему человеку в стороне от всех. Тот неторопливо курит, пытаясь сигаретой разбудить себя после вчерашнего. Он вообще плохо соображает, что вокруг происходит.

РАСПАЛЕННЫЙ (курящему): А ты что тут стоишь?

КУРЯЩИЙ: Как что? Курю... Не видишь что ли?

РАСПАЛЕННЫЙ: Ах, ты грубить, мать твою... (Врезает ему по уху. У курящего выпадает сигарета — его последняя надежда на возвращение к жизни).

КУРЯЩИЙ (мигом просыпается): Мой последний чинарик! Сука, кретин, удавлю! (Пытается догнать обидчика. Оба исчезают в куче-мале).

ДРАЧУН (дрожит, как давно не пивший алкоголик): Люсь, а Люсь! Ну, пожалуйста... Только разок кого-нибудь ударю и сразу вернусь. Клянусь самым дорогим, что у меня есть.

ЖЕНА: Это чем же? Ковриком в прихожей, на котором спать будешь?

Во двор приезжает телевидение.

РЕЖИССЕР (оператору и ведущему): Скорее, скорее! Пока они не успокоились... Какая милая краска для «Новостей» будет. (Ставит ведущего на фоне побоища, смотрит в камеру) ...Вот отлично! Второй план работает, как у Феллини. Давай текст!

ВЕДУЩИЙ: Уже второй час по улице Радостная, дом 14 не прекращается драка. Приятно, что до сих пор живы в народе воскресные традиции. Попробуем спросить у кого-нибудь из участников, с чего все началось?

Ведущий подходит к борцу за справедливость, тому, что с доской.

ВЕДУЩИЙ: Простите, что мы вас отвлекаем. Телевидение. Первый канал. Как вас зовут?

МУЖИК: Алексей... Но многие зовут Никитой.

ВЕДУЩИЙ: Очень приятно. Скажите, Илья, за что вы только что так отчаянно сражались?

МУЖИК: Ну, как... За это... за справедливость. Вы чего?

ВЕДУЩИЙ: В каком смысле, не поясните?

МУЖИК: Да вы чего? Зарплату шестой месяц не платят. Дурные, что ли? Сколько терпеть можно? А вы ... телевидение?

ВЕДУЩИЙ: Да. Первый канал.

МУЖИК: Ой, вы это... меня снимите, а? Пускай моя порадуется. Она всех мужиков любит, которых по телевизору показывают. (Чувствуя себя киноактером, с еще большим энтузиазмом начинает махать доской).

РЕЖИССЕР (оператору): Замечательно! Замечательно. Снимай, снимай! Скорее! А теперь — Батюшку сними. Сейчас во всех передачах должна быть церковь.

Тем временем Батюшка, отмахиваясь от всех увесистым крестом «Версаче» добрался до главных зачинщиков — Гиганта и Федора.

БАТЮШКА (обоим): Люди добрые! Образумьтесь! Помните, чему учил нас Иисус в знаменитой Нагорной проповеди: если тебя ударили по одной щеке, не отвечай, а подставь другую.

ГИГАНТ (Федору): Слышал, чему Иисус учил? (бьет его по одной стороне) Вот так! А теперь не сопротивляйся, подставь другую. (Бьет по второй) Молодец! Ты поступил по-божески.

РЕЖИССЕР: Восхитительно! Какой удар! Он почти без сознания. Снимай, снимай скорее, как он его теряет... Какая милая красочка для «Новостей» будет!

Во двор въезжает грузовичок. На прицепе бочка с квасом. В грузовичке — Мойша и его жена. Во дворе их уже ждут Изя и Анечка.

ИЗЯ (Мойше): Что же ты так долго? Хорошо, что они еще дерутся... Давай встанем у ларька. Это хорошее место: там все ходят.

МОЙША: Ты что, Изя? Ты давно не был в России — ничего не знаешь. Там территория Мамеда. Уж лучше пойдем на детскую площадку... Она — ничья... На ней все, что хочешь делать можно.

Кто-то в экстазе залез на мусорник и пытается перекричать шум.

ОРАТОР: Только путем демократических преобразований мы можем вернуть себе ту адекватность и конвергентность, которые позволят инвариантно абсолютизировать консистентность имперических обструкций.

ТЕТКА СО СКОВОРОДОЙ (слушает оратора и честно, изо всех сил пытается хоть что-то понять из его речи): Слишком ты умен, паря... (Забирается рядом с ним на ящик и бьет сковородой по лбу, улыбаясь всеми сорока восьмью золотыми зубами. Победно поднимает сковороду, на обратной стороне которой написано: «Слава СССР!»)

Какая-то женщина отводит от дерущихся мужчину. Вытирает ему лицо платком. Платок в крови.

РЕЖИССЕР (оператору): Смотри, кровь! Ура! Возьми ее крупным планом... Чудненькая красочка!

Анечка с Изей поднимают над бочкой рекламный плакат: «Шварценеггер пьет русский квас».

МОЙША (выкрикивает, сильно грассируя): Квас! Холодный квас! П-ррр-идает силы! Ррр-усские богатыр-р-ри во вр-р-ремя срр-ражений всегда пили квас!

Дворник понял, что порядка во дворе ему все равно не добиться, махнул на все рукой и пошел пить квас. На плече у него кошка.

ДВОРНИК (кошке): Ну что скажешь, Лиза?

КОШКА: Мяу...

ДВОРНИК: Вот и я так думаю... Лишь бы войны не было... (Мойше) Дай-ка нам с Лизой кваску, а?

Парапсихолог походит к бочке с квасом.

ПАРАПСИХОЛОГ (Изе): Я понимаю, вы здесь главные... Мы с женой парапсихологи.

ИЗЯ (с одесской интонацией): Короче...Ви что хотите? Зарядить наш квас? Я правильно вас понял?

ПАРАПСИХОЛОГ: Да. Откуда вы знаете?

ИЗЯ: И ви хотите за это 10 процентов?

ПАРАПСИХОЛОГ: Да... Вы что, тоже парапсихолог?

ИЗЯ: Нет... Я пятнадцать лет жил в Израиле... Меня зовут Изя. А фамилия — Нахимзон. Ты думаешь, тебе удастся одурачить человека с такой фамилией? Ты лучше о своей жене позаботься... У нее же глаза устали. Ты меня понимаешь?

ЯСНОВИДЯЩАЯ (дергает мужа за рукав): Пойдем, Андрон! У меня и вправду глаза устали. (Возвращает зрачки в глаза) Фу, надо отдохнуть. А то навсегда окосеть можно.

ИЗЯ: Да, ребята, давайте... Вы своим бизнесом занимайтесь, мы — своим. Дураков на всех хватит.

Парапсихолог и жена отходят.

ИЗЯ (своей жене): Хотя идея неплохая... (Выкрикивает) Квас! Зар-ряженный лучшими пар-рапсихологами р-русский квас! Пр-ридает силы, лечит все болезни!

К бочке подходят первые, клюнувшие на рекламу клиенты.

Режиссер ставит перед камерой интеллигентного вида человека, на лице которого черты всех национальностей сразу, как обычно бывает у политических обозревателей.

ВЕДУЩИЙ: Анхирст Засильич! Не могли бы вы спрогнозировать, как будут, по-вашему, развиваться события в этом дворе далее?

ЭКСПЕРТ: Я считаю, есть два пути, по которым пойдет развитие. Первый и второй.

ВЕДУЩИЙ: Это очень интересно. И очень точно.

ЭКСПЕРТ: Первый: конфликт утихнет к вечеру. Второй: он к вечеру не утихнет. Конечно, все будет зависеть от того, как поведет себя в этой ситуации наш президент. Какой он указ издаст завтра и каковы будут его предложения на саммите в следующем месяце.

На втором плане, у бочки с квасом — уже очередь.

51
{"b":"213","o":1}