ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Разумеется, — ответил польщённый моими словами кот. — Что я должен делать?

— Перебежать на ту сторону дороги и взобраться вон на то высокое дерево. Оттуда ты увидишь всё, что нам нужно. Согласен?

— Без проблем. Если от меня зависят ваши жизни, я готов на всё.

„Будь осторожен, котик, но ничего не бойся,“ — мысленно обратилась к нему Инна. — „Мы оба будем с тобой. И если что — поможем.“

— Теперь вперёд, — сказал я.

Леопольд взглянул на меня своими большущими глазами и серьёзно кивнул, давая понять, что осознаёт значимость своего задания. Затем во всю прыть, на которую был способен, перемахнул через дорогу и исчез между деревьями. Разбойники с той стороны не обратили на него внимания и продолжали стрелять в нас. Однако мы с Инной понимали, что наш противник-колдун вскоре разгадает этот манёвр и займётся котом. Тем самым он рассредоточит своё внимание и немного ослабит защиту — на этом мы и рассчитывали его поймать.

Мысленно сопровождая Леопольда, мы перестали следить за стрелами, и в результате ещё один из наших был ранен — правда, не смертельно, в плечо. С некоторым опозданием я предупредил Штепана, чтобы его люди не сильно высовывались.

Между тем главарь разбойников наконец начал действовать и поставил на пути кота силовой барьер. Мы смели его с такой лёгкостью, что я даже испугался. При этом высвободилось большое количество энергии, которая тут же устремилась обратно к нашему противнику. Он обладал огромными ресурсами, и я не мог понять, почему он так осторожничает. Ведь он запросто мог подорвать к чёртовой матери весь лес вместе с нами и людьми Штепана…

„Возможно, он боится, что мы отразим удар и направим всю энергию против него,“ — предположила Инна. — „То есть, используем для контратаки его же собственную магию. А этот колдун, при всей своей силе, довольно безыскусен и не совсем уверен в себе.“

„Так думаешь?“

„Да. Он действует слишком прямолинейно и в основном полагается на мощь, а не на мастерство. Взять хотя бы тот барьер — сколько энергии он потратил на его сооружение!…“

Леопольд подбежал к дереву и стал взбираться на его верхушку. Я оставил кота на попечение Инны, а сам принялся «прощупывать» окрестности в надежде, что колдун, занятый Леопольдом, выдаст себя.

И действительно — выдал…

„Что он делает с котом?“ — спросил я у Инны.

„Пытается опутать его какой-то вязкой магической сетью. Он действует очень осторожно — наверное, чувствует моё присутствие.“

„Хорошо. Теперь слегка откройся, но только слегка, и попробуй разрушить его чары. Нанеси ему серию ударов, а я тем временем попытаюсь как можно ближе подобраться к нему. Начинаем!“

Дождавшись, когда колдун отвлечётся на удары Инны, я мысленно потянулся к нему и «краем глаза» заглянул в его сознание. Я с удивлением обнаружил, что наш враг — совсем молодой человек, не старше шестнадцати лет. Но больше всего меня поразила переполнявшая его мысли исступлённая нечеловеческая злоба…

„Инна! Немедленно прикройся и защити кота. Сейчас он ударит!…“

В кроне дерева, на котором сидел Леопольд, сверкнули сотни микроскопических молний. Однако Инна окружила кота защитным коконом, при соприкосновении с которым молнии гасли, рассыпаясь во все стороны безвредными искрами. Затем колдун снова ударил, и дерево вспыхнуло, как один огромный факел. Леопольд грохнулся на землю, но ни огонь, ни падение с большой высоты не причинили ему ни малейшего вреда. Спустя минуту он оказался на руках у Инны и возбуждённо затараторил, рассказывая обо всём, что с ним случилось.

А тем временем я атаковал нашего противника-колдуна, который слишком увлёкся охотой на Леопольда и забыл о моём присутствии. Я напомнил ему о себе, обрушив на него мощный ментальный удар. Этим я рассчитывал сначала оглушить его, а потом, с помощью Инны, окончательно вывести из игры — короче говоря, убить.

Однако колдун оказался крепким орешком. Спасая жизнь, он пожертвовал частью своей силы, над которой я захватил контроль, и не стал бороться за её возвращение. Он воспользовался паузой, пока я перегруппировывался для новой атаки, и пустился наутёк, увлекая за собой остатки оборванных и перепутанных магических нитей, а его надтреснутый стон ещё долго звучал у меня в голове.

Колдун отступил за пределы нашей досягаемости, а мы не могли бросить отряд, чтобы преследовать его. Разбойников было слишком много, и даже сами по себе, без какой-либо магической поддержки, они представляли для нас серьёзную угрозу.

Леопольд многословно повествовал о подстерегавших его по ту сторону опасностях и о том, как он справился с ними, но я бесцеремонно оборвал его и спросил:

— Сколько ты увидел разбойников?

— Много, — ответил кот. — Я насчитал двадцать три, но были и другие, которые переходили дорогу вон там, за холмом. Я не успел их сосчитать, потому что дерево…

Я перестал слушать Леопольда и повернулся к Штепану. Услышав от кота о численности врага и о предпринятых им манёврах, барон ещё больше помрачнел.

— Нас окружают, — сказал он. — Боюсь, нам уже не уйти.

Я ободряюще улыбнулся ему:

— Не беда. Разбойников уже никто не прикрывает, и мы с женой можем применить против них магию. Пускай ваши люди пока не вмешиваются, но будут готовы снова вступить в бой.

Штепан кивнул, принимая мой план действий, и приказал своим подчинённым прекратить стрельбу и укрыться за стволами деревьев. Я осторожно «прощупал» лес по ту сторону дороги и определил местонахождение разбойников. Присутствия колдуна не чувствовалось. Очевидно, он отступил вглубь лесной чащи и там затаился.

Инна подстраховывала меня на случай всяких неожиданностей, а я использовал энергию, отнятую у нашего противника, и обрушил на разбойников огненный смерч. В ту же секунду колдун попытался контратаковать, но мы с Инной были начеку и почти одновременно нанесли ему два нокаутирующих удара, сокрушив все его защитные порядки. Ради спасения жизни он вновь пожертвовал частью своей магической силы и попросту дал стрекача. Сейчас это не было тактическим отступлением — он без оглядки уносил ноги, бросив своих людей на произвол судьбы.

Едва колдун бежал, лес в том месте, где находились разбойники, взорвался, словно начинённый динамитом. Раздался оглушительный грохот, и в небо взметнулся столб дыма и огня. Краем глаза я заметил, как лицо Штепана вытянулось от изумления, а в его взгляде, наряду с уважением, промелькнул испуг.

Совместными усилиями мы погасили пожар в лесу, после чего занялись разбойниками, которые шли в обход, чтобы ударить по нам с тыла. На этот раз мы не прибегли к массированной огневой атаке, а решили ограничиться более мягкими мерами воздействия. Определив местонахождение разбойников, мы послали туда парочку средней мощности молний, которые свалили дерево на их пути. Они быстро поняли намёк и, сообразив, что события разворачиваются не по сценарию их главаря, благоразумно бежали.

Между тем двое людей барона осторожно перешли через дорогу и разведали обстановку в районе пожарища. Вернувшись, они доложили, что кроме обгоревших трупов там никого не осталось. Бой закончился, мы победили; теперь пришло время сосчитать потери и заняться ранеными.

Загорянин, которому стрела пробила плечо, сломал наконечник и выдернул её из раны. Прежде чем мы успели вмешаться, его товарищ раскалил кинжал над разведённым на скорую руку костром и по очереди прижёг входное и выходное отверстия. Он уже собирался перебинтовать плечо, но Инна остановила его и наложила на рану обезболивающее и бактерицидное заклятия. Раненному сразу полегчало.

А я тем временем склонился над юным Йожефом, который больше других пострадал в схватке. Истекая кровью, он лежал прямо на траве под высокой сосной. Из его груди торчало древко стрелы, обломленное сантиметрах в десяти от раны.

— Стрела застряла в легком рядом с сердцем, — тихо сказал Штепан. — Если мы попытаемся вынуть её, он тут же умрёт в муках. Я видел такие ранения и знаю, что Йожеф обречён. Лучше дать ему спокойно умереть, чем причинять лишние страдания.

34
{"b":"2130","o":1}