ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Против всех
Секрет индийского медиума
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Бессмертники
Лохматый Коготь
Состояние – Питер
Истории жизни (сборник)
Призрак
Всплеск внезапной магии
A
A

Инна подняла голову и заглянула мне в глаза:

— Я бы не стала утверждать это с такой категоричностью. Конечно, нельзя списывать на простое совпадение, что после встречи с Чёрным Эмиссаром нас дважды пытались убить одни и те же люди. Но если в первом случае напасть на малочисленный отряд на лесной дороге было вполне естественным и логичным поступком, то для атаки на хорошо укреплённый замок с сильным гарнизоном нужно иметь очень веские основания или обострённый личный интерес. И я думаю, что Женес решил одним ударом убить двух зайцев. Я, конечно, высокого мнения о себе, но всё же не настолько высокого, чтобы считать себя центром мироздания. Следовательно: а) Женесу нужны были мы; б) кроме нас, ему нужен был этот замок; в) замок или то, что есть в замке, для него было настолько важным, что ради этого он поставил на кон всё, включая собственную жизнь. — Инна умолкла и устремила задумчивый взгляд на укрытое моим плащом тело де Каэрдена. — Здесь ему не место, — сказала она. — Надо отнести его вниз.

Я согласился с женой, а поскольку на сторожевой башне никого, кроме нас, не было, мы решили спуститься во двор за подмогой. И первый, кого встретили там, был Штепан с двумя своими людьми.

— Да уж, мадам, монсеньор, — обратился он к нам. — А я-то думал, что в этой жизни меня уже ничто не удивит. Но чтобы в течение одного дня сначала разделить трапезу с Чёрным Эмиссаром, потом сразиться с лесными разбойниками, которыми руководил злой колдун, потом пережить нападение на замок и стать свидетелем магического поединка, закончившегося сумасшествием сил природы… — Он растерянно покачал головой. — Да что и говорить! Если всё это происходит из-за вас, то позвольте мне быть рядом с вами. Помогая вам, я совершу массу богоугодных дел и досрочно обеспечу себе тёпленькое место в раю.

— Ну вот! — сокрушённо произнёс я. — Вы уже иронизируете. А между тем, ещё несколько минут назад я бы не оценил по достоинству ваш мрачный юмор и принял бы ваши слова слишком близко к сердцу. Но сейчас могу сказать лишь одно: похоже, это только начало. Дальше может быть ещё интереснее.

— Тогда решено, — твёрдо заявил Штепан. — Я остаюсь с вами. Если, конечно, вы не возражаете.

— Что вы, барон, никаких возражений, — ответил я. — Но как же ваша служба королю Гуннару?

— Она ещё не началась, монсеньор. Сейчас я свободен и почту за честь предложить вам свой меч.

— Мы его принимаем, господин Симич, — сказала Инна и устало улыбнулась. — А то и в самом деле: что ж это за граф и графиня без свиты.

Я уже хотел обратиться к Штепану с просьбой помочь нам снести вниз тело инквизитора, когда увидел, что в замок возвращается герцог. Мы поспешили ему навстречу и рассказали о смерти де Каэрдена.

Гарен де Бреси выслушал нас с непроницаемым выражением лица, но в глубине его зелёных глаз затаилась мучительная боль. Попросив всех оставаться на месте, он сам поднялся на башню и через пару минут принёс тело инквизитора.

— Сегодня Ривал спас много жизней, — скорбно произнёс герцог. — Я похороню его в Хасседоте, вместе с Сигурдом и Гийомом, а на том месте построю собор. Пусть это будет им памятью и искуплением грехов моего рода.

Мы молча последовали за ним в маленькую церквушку, расположенную возле самой старой на вид южной башни. Герцог положил де Каэрдена у алтаря, где уже лежали тела его сыновей. Он пару минут простоял молча, со склонённой головой, потом обратился к нам:

— Понимаю, у вас много вопросов по поводу происшедшего. По возможности я отвечу на них, но немного позже. Сейчас слуги позаботятся об ужине для вас, а я ещё должен уладить некоторые дела. Кроме всего прочего, нужно найти и сжечь тело Женеса. Я не успокоюсь, пока оно не обратится в пепел.

Глава 8

Проклятие семьи де Бреси

Прислуга в замке знала своё дело. Пока мы с Инной находились в ванной, смывая с себя свежую пыль, в прихожей для нас был накрыт стол с ужином. После всех сегодняшних приключений мы оба умирали от голода и принялись за еду с отменным аппетитом, который не смогли отбить даже воспоминания о пережитом.

Герцог появился, когда мы заканчивали трапезу. Он молча обвёл комнату хмурым взглядом, затем выразительно посмотрел на слуг. Те поняли его без слов и поспешили уйти, оставив нас втроём. Тогда герцог тяжело опустился на свободный стул, налил себе полный бокал вина и одним духом осушил его.

— Извините за бесцеремонность, господа, — произнёс он, — но у меня просто не выдерживают нервы. Со дня смерти моего отца только постоянное присутствие Ривала спасало меня от безумия. А теперь он мёртв, и я… я не стыжусь признать, что сейчас чувствую себя беспомощным ребёнком. Женес де Фарамон, это исчадие ада, преследует нашу семью почти тысячу лет, и на мою долю выпала самая страшная часть его мести.

Гарен де Бреси умолк и снова налил себе вина. На этот раз он пил медленно, маленькими глотками, и с растерянным видом смотрел на Инну. Молчание всё больше затягивалось. Наконец мы поняли, что он никак не может собраться с мыслями и лихорадочно ищет зацепку для продолжения разговора.

— Господин герцог, — пришла ему на помощь Инна. — Давайте начнём с того, когда ваш род впервые столкнулся с Женесом.

Герцог с облегчением вздохнул.

— Это очень давняя история, — заговорил он. — Пожалуй, следует начать с того, что по мужской линии мой род происходит с Основы, и корни его на севере Франции. Ещё со времён Людовика Лысого мои предки владели землями как в Нормандии, так и в Бретани. Будучи вассалами обоих герцогов и состоя с ними в отдалённом родстве, они участвовали во многих их военных предприятиях, наиболее грандиозным из которых был поход Вильгельма Нормандского в Англию…

Из дальнейшего рассказа герцога мы узнали, что его предок Бодуэн де Бреси с энтузиазмом откликнулся на призыв Вильгельма, снарядил корабль, погрузил на него своих воинов и отплыл из Шербура в Гавр, где планировал присоединиться к нормандскому войску. Но судьба распорядилась иначе, и налетевший шторм унёс его судно в море. Буря бушевала весь остаток дня и всю ночь, а наутро, когда море успокоилось, Бодуэн де Бреси и его люди увидели в нескольких милях к северу широкую береговую линию.

Поскольку шторм нёс корабль на северо-запад, то Бодуэн решил, что это южное побережье Девона или даже Корнуолла. Но это не был ни Девон, ни Корнуолл. По иронии судьбы, корабль Бодуэна попал в межпространственный туннель, тайно созданный тёмными силами для последней попытки Прорыва на Землю в самом конце прошлого Ничейного Столетия. Благодаря этому происшествию, инквизиторы вовремя обнаружили туннель и разрушили его, предотвратив саму возможность Прорыва.

А Бодуэн де Бреси и сотня его людей оказались в чужом мире без надежды на возвращение домой. Впрочем, большинству из них жаловаться на свою судьбу не пришлось. Они попали на Агрис как раз в то время, когда христианский король Лиона пытался распространить свою власть на обширную территорию, контролируемую мощным союзом языческих племён. Каждым из таких племён формально правил совет старейшин, но его фактическим главой и единоличным правителем являлся старший жрец. Слово жреца было законом для всех членов племени, он мог отменить любое решение совета старейшин и веча общины, приняв в противовес ему своё. А все общинные и племенные жрецы, в свою очередь, беспрекословно подчинялись верховному жрецу — Заклинателю Стихий, непримиримому врагу христианства и других позитивных религий.

Оказавшись на Агрисе и поняв, что обратного пути нет, Бодуэн де Бреси предложил королю свои услуги в войне с язычниками. Его отряду сопутствовала удача, и по прошествии всего четырёх месяцев нормандцы собственными силами захватили юго-восточную часть территорий язычников. Теперь во владении Бодуэна де Бреси было в десятки раз больше земли, нежели все его лены на Основе.

Однако на этом он не успокоился. Тщательно собрав информацию и определив местонахождение верховного жреца, он решил быстрым маршем пройти к его крепости, застать Заклинателя Стихий врасплох и уничтожить его в собственном логове. Бодуэн де Бреси рассчитывал, что лишённые единого руководства язычники очень скоро погрязнут в межплеменных распрях и станут лёгкой добычей для организованного войска.

40
{"b":"2130","o":1}