ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Надеюсь, скоро это пройдёт, — сказал я. — Хотя для Инны такая одежда не просто красивая игрушка, а символ осуществления её детских фантазий. Девочкой она мечтала о том, как станет сказочной принцессой, встретит своего принца… — Я умолк и покраснел.

— И она встретила принца, — подхватила Сандра с ласковой улыбкой. — А сама стала принцессой.

Я сокрушённо вздохнул:

— Вот только наша сказка на поверку оказалась совсем не доброй, скорее страшной. Правда, некоторое время мы провели в идиллии, на Ланс-Оэли, а как только попали в реальный мир, вокруг нас полилась кровь, начали гибнуть люди… — Я немного помолчал. — Сандра, скажи, только честно. Как ты считаешь, Прорыв на Агрисе произошёл по нашей вине?

Она устремила на меня задумчивый взгляд.

— Я бы выразилась иначе: вы послужили катализатором этого процесса. Ваше с Инной появление дало толчок Прорыву, скажем прямо — довольно сильный толчок, но оно не было единственным определяющим фактором. Окажись вы на относительно благополучной, устойчивой Грани, ничего подобного не случилось бы. А Агрис ещё задолго до вас был расшатан стараниями Женеса де Фарамона. Я имею в виду не только эти Ничейные Годы, но и предыдущие. Свыше тысячи лет Женес готовил Агрис для принесения в жертву Нижнему Миру.

— А мы едва не помогли свершиться закланию, — мрачно подытожил я. — С какой стороны ни глянь, мы кругом виноваты.

— Ну, не скажи, — запальчиво возразила Сандра. — В конце концов, вы спасли Грань от гибели, избавили её от Женеса и вернули ей былую устойчивость. Теперь, даже после восстановления всех инфернальных каналов, Агрису не будет угрожать глобальный Прорыв.

— Пока не появится новый Женес, — добавил я.

— Если он появится, то ему придётся начинать всё заново, с чистого листа. А это уже не ваша забота. Вы с Инной сделали всё, что могли… нет, не так — вы сделали всё, что можно было сделать для Агриса. Пусть вы своим появлением спровоцировали Прорыв — но вы же и остановили его! С вами или без вас, Женес рано или поздно попытался бы совершить жертвоприношение, которое так долго и упорно готовил. Но не будь вас, кто знает, чем бы всё это закончилось. Скорее всего, уничтожением Грани. Как вы сами видели, дядя Ривал не смог в одиночку остановить Женеса

Сандра печально вздохнула при упоминании крёстного. А я, подумав над её словами, произнёс:

— Вот одного не пойму. Если давно было известно о действиях Женеса на Агрисе, то чем можно объяснить бездействие Инквизиции? Ведь это прямая её обязанность — бороться со злыми колдунами. А против Женеса выступил один лишь Ривал де Каэрден. Разве это правильно? Я сильно сомневаюсь, что Женес был каким-то там мелким пакостником, не стоящим вашего внимания.

— Конечно, нет. На самом деле Женес де Фарамон был самым могущественным чёрным магом современности. До того, как вы убили его он был живой легендой для всех сторонников Нижнего Мира. А теперь, ясное дело, стал мёртвой легендой.

Я растерянно тряхнул головой.

— Тогда я вообще ничего не понимаю! Самый могущественный чёрный маг современности открыто терроризировал Агрис, а Инквизиция безучастно наблюдала за этим. Разве не логично было бы бросить против него все имеющиеся в наличии силы командорства, ещё и вызвать подмогу из соседних архипелагов, даже из Империи? В конце концов, Агрисом интересовался сам Мэтр — и не только в текущем Столетии, но и тысячу лет назад, когда благословлял Бодуэна де Бреси на борьбу с Женесом.

— В том-то и дело, — сказала Сандра. — Всё упирается в Мэтра.

— Пожалуйста, объясни.

— Ну, прежде всего, Агрис далеко не единственная Грань, которую почтил своим вниманием Мэтр. Таких Граней очень много, и у каждой был свой Бодуэн, которого Мэтр благословлял на борьбу с местным Женесом. Имена разные, но истории почти неотличимы… если, конечно, не принимать во внимание исключительного могущества Женеса. Тем же занимались и другие Великие. По большому счёту, это было их основным занятием — давать советы и раздавать благословения. Никто не знает случая, чтобы Великие лично выступали против Нижнего Мира, они только посылали в бой людей — как колдунов, так и простых смертных.

— В самом деле? — удивился я. — Тогда не понимаю, почему люди так болезненно восприняли уход Великих.

— Потому что большинство людей не так самостоятельны, как ты. Им спокойнее жилось, когда ими руководили высшие существа, мудрые и всезнающие. Присутствие Великих внушало уверенность в завтрашнем дне, уверенность в том, что человечество не собьётся с истинного пути. К тому же благословение Великого имело не только символическое значение, оно обладало реальной силой. Далеко не всем желающим Великие давали своё благословение на битву со злом, но человек, который заручился такой поддержкой, неизменно добивался успеха. Он вполне мог погибнуть, такое нередко случалось, и тем не менее он выполнял возложенную на него миссию. Почему так получалось, не знает никто; просто получалось, и всё. Разного рода талисманы, наподобие блокирующего перстня Бодуэна де Бреси, конечно, оказывали существенную помощь своим обладателям, однако не гарантировали их полную неуязвимости, а тем более — превосходство над противником. И всё же они побеждали — хоть и не всегда убивали своих врагов, хоть и не всегда покидали поле боя живыми. Так что вера многих людей во всемогущество и непогрешимость Великих зиждилась на довольно прочном фундаменте. — Сандра хмыкнула. — Правда, некоторые скептики утверждают, что Великие просто обладали даром предвидения и давали своё благословение только тем, о ком точно знали, что его ждёт победа.

— Ладно, — сказал я, — с этим мы разобрались. Но как это связано с бездеятельностью Инквизиции в отношении Женеса?

— Самым непосредственным образом, — ответила Сандра. — Инквизиция уже давно охотилась на Женеса де Фарамона, но безуспешно. А четверть века назад Мэтр благословил дядю Ривала на борьбу с ним, и тогда все решили, что дни Женеса сочтены.

— Поэтому Инквизиция прекратила охоту на него?

— Не совсем. Если бы он появился в каком-нибудь другом месте, его бы снова стали преследовать, однако Агрис считался зоной исключительной ответственности дяди Ривала. Вот как сильна была вера в действенность благословения Великого. И только три года назад, когда Женес увёл сыновей герцога и едва не убил дядю, который обязался охранять мальчиков, у многих возникло подозрение, что Мэтрово благословение дало трещину, хотя вслух об этом никто не говорил. С тех пор мой отец частенько подумывал о том, чтобы послать на Агрис карательный отряд, но такой поступок был бы равносилен признанию ошибки Великого, и он никак не мог решиться на этот шаг.

— Даже после ухода Мэтра?

— Даже после его ухода, — со вздохом подтвердила Сандра. — До самого последнего момента все делали вид, что события разворачиваются по заранее намеченному плану… пока не стало слишком поздно. В конечном итоге дядя Ривал погиб, и только благодаря вашему с Инной вмешательству удалось избежать катастрофы.

Девушка умолкла и, обхватив колени руками, уставилась на огонь. Я неторопливо достал сигарету и закурил.

— Но с другой стороны, — произнёс я, — Женес мёртв, а Агрис цел. Так что формально благословение Мэтра подействовало.

Сандра отрицательно покачала головой:

— Как бы мы ни трактовали последние события, факт остаётся фактом, что дядя Ривал не уберёг детей герцога — а ведь это было частью его миссии. Вот если бы вы появились на Агрисе три года назад и помешали Женесу забрать Сигурда и Гийома, тогда было бы другое дело, это соответствовало бы духу благословения. А так… Нет, Владислав. В любом случае, Агрис войдёт в историю как Грань, где в первый и единственный раз не подействовало благословение Великого.

— Значит, ты считаешь, что наше появление на Агрисе было чистой случайностью?

— Полагаю, что да. Вы просто неудачно для себя выбрали Грань. Зато Агрису повезло — даже при всём том, что на нём случился глобальный Прорыв. Нижний Мир так жаждал уничтожить вас, что ради этого пожертвовал Женесом.

59
{"b":"2130","o":1}