ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока она отсутствовала, я обдумывал всё только что услышанное и ещё до её возвращения пришёл к неутешительному выводу, что хрен редьки не слаще: королевский венец казался мне не намного легче бремени Великого, которого мы с Инной так страшились в последние дни. Добро бы ещё речь шла о каком-нибудь небольшом или средних размеров государстве; в конце концов, мы два с половиной месяца управляли Ланс-Оэли, и, как на мой взгляд, получалось у нас недурно, хоть и далеко не блестяще. Было бы ещё полбеды, окажись это государство большим — но в меру большим. Однако править сорока семью густонаселёнными Гранями, быть в ответе за судьбы шестидесяти миллиардов людей, их населявших, и чуть ли не ежедневно принимать решения, могущие повлиять на судьбу всего человечества, — такая ноша была по плечу только самому сильному человеку. А я отнюдь не считал себя сильным. И Инну, при всей моей любви к ней, тоже. Мы оба были обычными людьми, пусть и обладавшими не совсем обычными способностями и совсем уж необычным могуществом. Но быть могущественным и быть сильным — это не одно и то же…

Я как раз прикидывал, сколько времени мне понадобится, чтобы окончательно и бесповоротно сойти с ума от тягот власти, когда вернулась Сандра. Она быстро вскипятила в котелке воду и заварила свежего чаю. Тем временем я, почувствовав лёгкий приступ голода, достал из котомки заранее приготовленный на этот случай кусок копчёного мяса и съел его с чёрным хлебом. Сандра от угощения отказалась.

Потом мы неторопливо пили чай и продолжали наш разговор о предполагаемых планах Мэтра в отношении нас с Инной. Все мои попытки найти слабые места в рассуждениях Сандры неизменно наталкивались на железную стену её логики, и вскоре я окончательно убедился, что из всех мыслимых объяснений происшедшему с нами только одно не противоречит фактам и здравому смыслу — а именно, что Мэтр решил сделать меня и Инну королём и королевой Граней. Правда, могли быть ещё объяснения немыслимые, то есть такие, которые не приходили в голову ни мне, ни Сандре, однако их мы не рассматривали по той простой причине, что раз они не приходили нам в голову, то и рассматривать было нечего. Я, конечно, допускал, что в итоге развязка нашей истории может оказаться совершенно неожиданной, но предпочитал не думать о такой возможности. Жизнь уже научила меня, что сюрпризы редко бывают приятными, поэтому мне легче было смириться с почти неизбежно ожидавшей нас короной, чем полагаться на какую-нибудь приятную неожиданность и в то же время опасаться, а вдруг эта неожиданность на поверку окажется не такой уж приятной.

Но в одном я всё-таки не соглашался с Сандрой. Она нисколько не сомневалась в уходе Мэтра, хотя её уверенность (как, впрочем, и уверенность остальных инквизиторов) покоилась на очень шатком фундаменте. Дело в том, что в начале этого года в королевском дворце Палатинуме, что в Вечном Городе, перестала гореть Неугасимая Лампада, которую Мэтр зажёг свыше трёх тысяч лет назад и которая, по его собственным словам, должна была погаснуть в тот момент, когда он покинет земной мир и воссоединится со своим космическим Отцом, Высшим Разумом. С тех пор Мэтр нигде не появлялся, а Неугасимая Лампада, несмотря на ухищрения самых искусных колдунов, отказывалась вновь зажигаться.

Лично я полагал, что Мэтр провернул этот номер с целью убедить всех — и друзей и врагов — в своём уходе, а сам затаился где-нибудь в укромном месте и теперь наблюдает за развитием событий, готовый незримо вмешаться, если к тому его вынудят обстоятельства. Я вовсе не исключал и даже считал это более чем вероятным, что в решающий момент он пришёл нам на помощь, и только благодаря его своевременному вмешательству мы относительно легко одолели Женеса и смогли остановить последовавший затем глобальный Прорыв.

Не отрицая, в принципе, подобной возможности, Сандра отнеслась к ней крайне скептически и не верила, что Мэтр скрывается где-то на Гранях. Когда же я, в качестве аргумента, напомнил ей предсмертные (вернее, посмертные) слова Ривала де Каэрдена о том, что нам следует искать встречи с последним из уходящих, девушка вполне резонно возразила:

— Если ты склонен считать эти слова не бредом умирающего, а посланием высших сил, то будь последовательным до конца и принимай на веру не только эти слова, но и всё, что говорил тогда дядя Ривал. А он, в частности, сказал, что Великих уже нет. Ведь так?

— Да.

— Ну, вот! Значит, дядя… или тот, кто говорил его устами, имел в виду что-то другое.

— Но что? Кого ещё Ривал мог назвать последним из уходящих?

— Не знаю. Я много думала об этом, но ничего толкового придумать не смогла.

— А может, — предположил я, — мы с Инной не совсем верно поняли Ривала? Может, он хотел сказать, что Великие просто устранились от активной деятельности, перестали вмешиваться в дела человечества — и в этом смысле их как бы не существует. А в действительности по меньшей мере один из них, тот же Мэтр, к примеру, ещё остаётся на Гранях.

Но переубедить Сандру мне так и не удалось.

— Нет, Владислав, это слишком притянуто за уши, — ответила она, качая головой. — Если бы тот, кто говорил с вами через дядю Ривала, хотел сообщить вам что-то определённое, он бы сказал это прямым текстом, не прибегая к всяческим шарадам. А так он просто дал вам понять, что ваши приключения только начинаются. Все эти туманные намёки имеют обыкновение проясняться лишь постфактум, уже после того, как предсказанное сбудется. Я уверена, что этот ваш последний из уходящих на поверку окажется кем-то, на кого никто из нас — ни вы, ни я, ни господин Сиддх — сейчас даже подумать не может.

Я огорчённо вздохнул:

— По большому счёту, мы совсем ничего не знаем о действительных планах Мэтра, и единственное, что нам остаётся, так это строить догадки… Да, и ещё одно. Сегодня после обеда Сиддх обмолвился, что, скорее всего, Нижний Мир обратил на нас внимание, когда мы шли по «колодцу» с Ланс-Оэли на Агрис… — Я сделал паузу, чтобы сформулировать свой вопрос, но Сандра решила, что я просто хочу знать её мнение, поэтому утвердительно кивнула:

— Думаю, так оно и было. Ведь «колодец», положенный между двумя Гранями, непременно пересекает Внутренний Континуум, где находится Нижний Мир. Физического контакта с ним у вас не было, но он мог почесть вашу сущность или даже войти в ваш разум. Вообще, пользоваться «колодцем» крайне нежелательно. Такое путешествие оказывает угнетающее воздействие на организм, сильно истощает нервную систему, а для тяжело больных и раненных может стать смертельным.

— Сиддх об этом говорил. Но я как-то не додумался спросить у него, почему же тогда Нижний Мир не заметил нас во время нашего первого путешествия по «колодцу». А ведь он точно не заметил, иначе занялся бы нами ещё на Контр-Основе. Она, конечно, защищена от вторжения нечисти, однако ничто не мешало заявиться туда Женесу или другому его коллеге. Верно?

— В принципе, да, — согласилась Сандра. — Хотя чёрные маги и предпочитают держаться подальше от Ланс-Оэли, ведь это территория Великого, но при крайней необходимости они смогли бы преодолеть свой страх. Наверняка Мэтр вложил в подсознание Леопольда очень мощные защитные чары, которые полностью отвлекли от вас внимание Нижнего Мира, когда вы переносились с Основы на Ланс-Оэли. В конце концов, он был почти всемогущим…

В приятном обществе Сандры время бежало быстро, и я даже не заметил, как подошло к концу моё дежурство. Когда я, спохватившись, посмотрел на часы, то обнаружил, что всего лишь через десять минут меня должен сменить на посту Штепан. Прежде чем пойти будить барона, я закурил последнюю сигарету перед сном и сказал Сандре:

— Спасибо, что составила мне компанию. До твоего появления я готов был выть со скуки, а с тобой эти два часа промелькнули, как один миг. Буду рад, если бы и в следующий раз ты устроила свою акцию протеста во время моего дежурства.

— Будешь хорошо себя вести, так и поступлю, — пообещала Сандра. А после небольшой заминки добавила: — Кстати, Владислав, ты можешь спать вместе с Инной в фургоне.

61
{"b":"2130","o":1}