ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Штепан поджал губы и отрицательно покачал головой.

— Монсеньор, мадам, — произнёс он официально. — Если вы принимаете меня на службу, то я готов прямо сейчас приступить к исполнению своих обязанностей и следовать за вами, куда бы вы ни направились. Только на таких условиях я согласен служить вам. Капитан гвардии, которого при первых же признаках опасности отправляют в отпуск, это не капитан, а шут гороховый.

— А как насчёт ваших людей?

— Уверен, что они разделяют моё мнение.

— Даже Борислав?

— Ну, он, конечно, скучает за женой и дочерью, но вряд ли согласится на ваше предложение. В конце концов, не будем же мы вечно странствовать. Рано или поздно всё утрясётся, вы где-нибудь осядете, и тогда Борислав переселит свою семью поближе к месту службы.

— Тем не менее, барон, — отозвалась Инна, — вам следует переговорить с вашими подчинёнными. Расскажите им всю правду, не преуменьшайте опасность, и пусть они сами решают, как поступить.

Штепан признал, что это дельная мысль, и пошёл к своим людям. Мы остались на лужайке втроём и следующие несколько минут молчали. Инна задумчиво смотрела на Сандру, а та сидела, обхватив колени руками, и упрямо избегала встречаться с нами взглядом. Что до меня, то в моей голове царила полная неразбериха, я думал обрывками то об одном, то о другом — и о предстоящем путешествии по «колодцу», и о бедах Сандры, и о Сиддхе, и о своих родителях, и о загадочном повелителе из Нижнего Мира, который сначала хотел просто уничтожить нас, но в какой-то момент передумал и возымел желание сделать нас своими слугами… Даже после Прорыва, когда мы с женой остановили вторжение на Агрис тварей, которым неоткуда было больше появиться, кроме как из ада, я продолжал усиленно убеждать себя, что никакого дьявола на свете не существует, но чем дальше, тем менее убедительными становились мои аргументы на сей счёт. Я по-доброму завидовал Инне, которая с детства твёрдо знала, что на свете есть Бог и дьявол, и теперь ей было гораздо легче смириться с тем, что дьявол не только существует, но и действует

— А ведь это неправда, Сандра, — наконец отозвалась Инна. — Ты нам солгала.

Девушка робко подняла взгляд, посмотрела на неё, потом на меня, и снова потупилась.

— Я не лгала, — тихо произнесла она. — Я просто…

— Просто ты схитрила, — докончила за неё Инна. — Прямо не солгавши, всё же обманула Владислава. Ради меня, надо полагать. Только мне это ни к чёрту не нужно.

— О чём вы говорите? — озадаченно спросил я.

— Пусть она сама скажет. — Инна остро взглянула на Сандру. — Ну же, говори!

Сандра посмотрела на меня с печальной нежностью.

— Я обманула тебя, Владислав. Дала понять, что занималась с тобой любовью только по приказу, против своей воли. Но это не так. Я… я действительно люблю тебя. Полюбила в тот самый момент, когда впервые увидела. А приказ… я охотно исполняла его. Сама я, конечно, не решилась бы на это, я любила бы тебя издали, но я не жалею о том, что произошло. Не могу жалеть… Поверь, мне очень стыдно перед вами обоими, вы такая замечательная пара, и я не хочу портить ваши отношения… но сердцу не прикажешь. Я люблю тебя и буду любить всегда.

Она резко вскочила на ноги и, всхлипывая на ходу, побежала в противоположную от лагеря сторону.

— Вот так, Влад, — мрачно подытожила Инна. — Как говорят, вляпался… А сам ты, что чувствуешь к Сандре? Только не надо говорить, что любишь в ней сестру.

— Я просто люблю её, — честно ответил я. — Не что-то отдельное в ней, а её саму, со всем, что в ней есть. В том числе, я люблю в ней и женщину, потому что она женщина. — Я тяжело вздохнул. — Я люблю вас обеих, но люблю по-разному. Сандра мне очень дорога, я ценю её дружбу и любовь, я счастлив, что она есть на свете, но вполне смогу прожить и без неё. А без тебя — нет. Ты не просто дорога мне, ты — это я. Наша любовь не просто чувство одного человека к другому, это форма нашего совместного существования; это сила, которая превращает нас, две отдельные личности, в единое целое. Это…

— А если без высоких материй, — перебила меня Инна. — Если по-простому: твоя любовь к Сандре нуждается в сексе?

— Не нуждается, но… — Я на секунду умолк и потупился. — Я не могу сказать, что это было неприятно. Да, мне стыдно за то, что произошло. Мне больно. Мне горько. Я ужасаюсь, вспоминая свою невольную измену… Но не испытываю отвращения к тому, что было между мной и Сандрой. Не могу считать это грязным. Не могу, и всё. Извини.

Инна придвинулась ко мне и склонила голову к моему плечу.

— Тебе пока не за что просить у меня прощения, а мне ещё нечего прощать тебе. То, что было у тебя с Сандрой, произошло не по твоей вине. А что будет дальше — увидим.

Я обнял её и страстно поцеловал.

— Дальше будет просто дружба. Сандра замечательная девушка, но она никогда не заменит мне тебя. Нас с тобой свела сама судьба. — Тут я кое-что вспомнил. — И не только судьба, а…

— Да, не только судьба, — вновь перебила меня Инна. Немного отстранившись, она пристально посмотрела мне в глаза. — Влад, я должна тебе кое-что рассказать.

— И что же?

В глазах жены отразилось сомнение, но после недолгих колебаний она продолжила:

— Твоя мама просила ничего не говорить, но я больше не могу молчать. Тем более, что после нашего исчезновения это перестало быть тайной. Теперь твою историю знают все, кроме тебя. Даже Сандра — сегодня, пока мы присматривали за Сиддхом, а ты ходил в лагерь позвать загорян, она мне в этом призналась.

В который уже раз за эту ночь у меня пошла крýгом голова, и я почувствовал, как подо мной зашаталась земля. Я как раз собирался обратиться к Инне почти с теми же самыми словами, но она опередила меня…

— Так получилось, — между тем говорила жена, — что у твоих родителей не могло быть детей. Когда они узнали об этом, то решили взять на усыновление новорожденного младенца.

— Значит, меня усыновили? — спросил я, потому что нужно было спросить.

— Да, ты приёмный сын, — ответила Инна. — Но всё произошло не так, как обычно бывает в подобных случаях. К твоим родителям обратился незнакомец и предложил им крепкого, здорового малыша двух месяцев отроду.

— Это был я?

— Это был ты. Твоя мама говорит, что она полюбила тебя сразу, как только увидела, и убедила твоего отца принять предложение незнакомца. Тот обещал уладить все формальности с усыновлением — и, действительно, уладил. Он сделал всё так, чтобы официально ты считался их родным сыном. После этого твои родители переехали и больше ни разу не встречались со своим благодетелем. Его личность оставалась загадкой до самого последнего времени.

Инна умолкла, ожидая моего следующего вопроса. И я через силу спросил:

— А теперь?

— Теперь всё выяснилось. Сандра рассказала, что твои родители дали подробное описание внешности незнакомца. По этому описанию все посвящённые люди опознали его однозначно. Представь себе, это был… — Инна сделала эффектную паузу, но я не стал ждать, пока она назовёт имя, а закончил вместо неё:

— Мэтр.

На лице жены отразилось изумление.

— Как ты догадался?

— А ещё, — продолжал я, — он попросил назвать меня Владиславом. Ведь так?

— Да… Но откуда ты знаешь?

Я погладил её всклокоченные белокурые волосы.

— Видишь ли, дорогая, Мэтр просил назвать тебя Ингой…

Глава 17

Развязка

Мы покинули эту негостеприимную Грань на рассвете. Во избежание давки в «колодце» и столкновений друг с другом при выходе из него, решили провести эвакуацию в четыре этапа. Сначала отправили всех загорянских коней — пунктом их назначения было пастбище невдалеке от Кэр-Магни. Дальше пошёл фургон со всеми вещами — он должен был появиться возле ворот усадьбы. Третья группа состояла из шестерых подчинённых Штепана, которых мы перебросили на поляну за домом. А уже потом настал наш черёд.

После каждого открытия «колодца» приходилось делать четвертьчасовой перерыв, чтобы дать Леопольду отдохнуть. Сам кот даже не догадывался, какую важную часть работы выполняет. Дабы он не возгордился и не вздумал в будущем по собственной инициативе баловаться магией, мы сказали ему, что нам нужен помощник, который будет нас страховать. Леопольд очень серьёзно отнёсся к своей роли и в ответственные моменты не капризничал, зато в перерывах ныл вовсю, жалуясь, что наши «фокусы», как он их называл, утомляют его. Впрочем, мы с Инной уставали гораздо больше, ведь именно от нас кот получал энергию, необходимую для открытия «колодца», а внедрённая в его подсознание программа особым способом перерабатывала её и направляла в нужное русло, чего мы сами пока сделать не могли.

77
{"b":"2130","o":1}